Первая Чеченская война

1994 - 1996

Чеченская проблема относится к числу одной из самых сложных и болезненных в российской политике последнего десятилетия. Она возникла как результат трагического пересечения различных факторов, прежде всего авантюризма команды Ельцина, попытавшейся с помощью «маленькой победоносной войны» укрепить пошатнувшийся авторитет и популярность власти в глазах населения. В результате Россия была втянута в затяжной кровавый конфликт, который унес сотни тысяч жизней, а также породил тотальную криминализацию экономики и активность сил, использовавших «горячую точку» в Чечне для ведения незаконного бизнеса. Чеченская проблема затронула все стороны жизни российского общества – она обременила экономику огромными военными расходами, создала реальную угрозу безопасности жизням сотен тысяч людей, существенно подорвала общественную мораль и репутацию России на международной арене.

После разгрома Верховного Совета в 1993 г., постоянных провалов в экономике ситуация в Чечне, вооруженный сепаратизм на юге России давал руководству страны удобный повод малой ценой решить сразу несколько проблем федеральной власти. Многие из окружения президента считали, что быстрая и победоносная военная акция в Чечне станет блестящим средством продемонстрировать силу, решительность, способность навести порядок и показать, кто в стране хозяин. Тем более что социологические опросы говорили о преобладании в России сторонников политики «жесткой руки» для наведения порядка в стране и предотвращения распада государства.

Следовало также учитывать и то, что чеченские криминальные кланы снискали себе дурную славу в российских городах. Лидер Чечни Джохар Дудаев довел республику до полной экономической деградации, постоянных внутренних вооруженных конфликтов и открыто стал на путь сепаратизма.

Но восстановление конституционного порядка и демонстрация силы – это совершенно разные вещи, тем более, когда демонстрация силы проводится с целью повышения рейтинга власти и сплочения на этой основе нации, отвлечения ее от социально-экономического кризиса в стране.

26 ноября 1994 российские СМИ объявили, что антидудаевская оппозиция, вооружённая всеми видами оружия вплоть до танков (5000 оппозиционеров плюс 85 российских солдат и 40 танков), вошла в Грозный. Штурм закончился полным провалом (потери штурмующих составили около 500 человек убитыми, около 40 танков). Среди пленных оказались военнослужащие Вооружённых Сил Российской Федерации, заявившие перед телекамерами, что служат в воинских частях, дислоцированных в Подмосковье.

Уже 5 декабря «ЯБЛОКО» получило информацию о подготовке крупной войсковой операции по захвату Грозного. В этот же день Явлинский выступил в Думе с заявлением от имени фракции с целью предотвращения войны. Лидер «ЯБЛОКА» предложил немедленно начать переговоры с Дудаевым о путях решения проблемы. Кроме того, в этом заявлении предлагалось отправить в Чечню делегацию, состоящую из Явлинского и ряда других депутатов, готовых заменить в Чечне пленных русских и остаться на положении заложников вплоть до начала переговоров власти с Дудаевым.

Заявление Явлинского было выслушано, но никто из российских властей не помог ему в поездке в Чечню. Самолет для нее был прислан президентом Ингушетии Русланом Аушевым.

Вот что рассказывал об этой поездке Алексей Мельников, депутат Государственной Думы от фракции «ЯБЛОКО»:

«Вечером 5 декабря депутаты нашей фракции не расходились. Явлинский позвонил в Грозный из кабинета председателя Комитета Государственной Думы по обороне, который постоянно находился на связи с Грозным. Дудаев согласился с ним переговорить. Явлинский предложил ему, чтобы группа депутатов «ЯБЛОКА» приехала в Грозный с тем, чтобы предотвратить начало военных действий и запустить переговорный процесс. При этом Явлинский твердо сказал, что если мы приедем, то хотели бы, чтобы были освобождены все российские военнопленные, оставшиеся в Грозном. Дудаев дал на это согласие. Это уже потом газеты и телевидение выдвинули освобождение пленных как основную цель поездки. На самом деле главным было: 1) попытаться своим приездом вразумить безответственных политиков в Москве и попытаться остановить намеченную ими на 6 декабря военную авантюру; 2) проверить готовность Дудаева к серьезным переговорам с Москвой.

Освобождение военнопленных было очень важной, но сопутствующей задачей. Мы, как представители пусть законодательной, но власти, понимали свою ответственность перед этими военнопленными, от которых отказался Грачев, назвав их «какими-то наемниками», хотя все это были офицеры и солдаты Кантемировской дивизии. Мы понимали всю ответственность как перед родными этих солдат и офицеров, так и вообще перед гражданами России, ведь любой гражданин России должен быть уверен в том, что государство, отдав ему приказ о выполнении какого-либо задания, сделает затем все возможное для того, чтобы вызволить в случае необходимости из беды. Поэтому мы были обязаны что-то сделать...

Мы вылетели из Москвы в 2 часа ночи 6 декабря. Приземлились в Моздоке примерно в 5 часов утра и к 7 часам добрались на автобусах до Грозного. Город жил своей обычной жизнью, люди шли на работу, стояли на автобусных остановках... За все время пути от аэродрома до центра в Грозном вооруженные люди встретились дважды: первый раз чеченский пост с одним БТР недалеко от границы с Ингушетией и второй раз десяток охранников с БТР у административных зданий в центре.

На улицах мы не почувствовали враждебности, хотя, конечно, после штурма 26 ноября (имеется в виду штурм Грозного якобы силами антидудаевской оппозиции, среди которых значительную роль играли части регулярной российской армии – Примечание автора) напряжение ощущалось... Но вместе с тем даже вооруженные ополченцы, узнав Г.А. Явлинского и С.Н. Юшенкова, выражали им уважение за попытки разрешить чеченский кризис мирным путем».

Но переговорный процесс был сорван. По словам самого Явлинского, «как стало ясно впоследствии, переговоры не входили в план властей на маленькую победоносную войну». Вторжение началось.

К сожалению, мирные инициативы «ЯБЛОКА» не были восприняты не только Государственной Думой, но и широкими массами. СМИ обрушились с язвительными нападками на «ЯБЛОКО» и Явлинского. Его обвинили в стремлении сделать политическую рекламу на вызволении из плена российских военнослужащих, а внесенный фракцией «ЯБЛОКО» 20 декабря 1994 г. на рассмотрение Государственной Думы законопроект «О делегациях по урегулированию вооруженного конфликта в Чеченской республике» депутаты большинством голосов отказались рассматривать. В законопроекте были сформулированы основные принципы мирного урегулирования: прекращение огня, развод войск на определенное расстояние, поэтапное разоружение чеченских группировок и поэтапный отвод федеральных войск, обмен пленными, гуманитарная помощь. Решение политических вопросов, прежде всего о статусе Чечни, было предложено отложить на будущее для отдельных переговоров – в увязке с условиями образования местных органов власти и волеизъявления народа. «ЯБЛОКО» вновь оказалось в меньшинстве.

Выступление Г.А. Явлинского на конференции, посвященной 20-летию начала войны в Чечне, 1 декабря 2014 года


Война в Чечне резко изменила расстановку политических сил в стране. Ее поддержали недавние противники президента – националисты и коммунисты, а осудили в первую очередь прежние соратники из числа демократов.

Задуманная «легкая война» не состоялась. Война нанесла тяжелый удар по российскому обществу. Ужасные реалии войны, огромные потери в войсках, нарушение прав человека – благодаря средствам массовой информации стали достоянием широкой общественности. В результате этого у большей части населения вскоре сформировалось негативное отношение к этой войне. К 1996 стало ясно, что Москва потерпела в Первой чеченской войне поражение. Причины его были не только в интригах внутри Кремля, но в первую очередь в мотивах и методах военной акции, которые лишили ее поддержки общества, легитимности и шансов на успех.

Бои в марте 1996 г. в Грозном, через год после взятия города правительственными войсками, продемонстрировали неспособность российских сил контролировать занятую с большими потерями территорию.

Полная бесперспективность военных действий в Чечне и президентские выборы в России 1996 г. подстегнули руководство страны к мирному урегулированию конфликта. В июне 1996 г. после ряда неудачных попыток в Назрани было подписано соглашение о прекращении боевых действий и последующем мирном процессе между Грозным и Москвой. Соглашения содержали максимум того, на что могла рассчитывать федеральная власть.

Но вскоре эти договоренности были сорваны, в августе 1996 г. сепаратисты вновь заняли Грозный. В конце августа в Хасавюрте был подписан новый договор на худших для федеральных властей условиях.

В Государственной Думе на Хасавюртовские соглашения обрушилась волна критики, обвинения в пораженческих настроениях и антипатриотизме. Единственная фракция в Государственной Думе, которая поддержала Хасавюртовские соглашения, – была фракция «ЯБЛОКО».

Спустя 3 года, когда Дума пыталась решить вопрос об отрешении Б. Ельцина от власти, «ЯБЛОКО» поддержало обвинения президента в развязывании войны в Чечне. В своем выступлении Явлинский подчеркнул, что «ЯБЛОКО» принимает участие в процедуре обвинения президента потому, что

«...российская власть должна знать, что за все свои противоправные действия, умышленные или не вполне осмысленные, она неотвратимо будет нести ответственность. Этого не было в российской истории ни при монархии, ни тем более при коммунистах. Эта задача – не сиюминутная, она относится к фундаментальным вопросам нашей государственности.

Именно с этих позиций мы подходим к оценке самого кровавого события на территории нашей страны после смерти Сталина – к Чеченской войне. Война в Чечне унесла жизни многих десятков тысяч людей, большинство из которых мирные граждане... На этой войне предали и унизили российскую армию. Поэтому мы считаем справедливым выдвижение обвинения против Президента РФ Ельцина Бориса Николаевича и вменяем ему в вину:

– действия, явно выходящие за пределы его полномочий и повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан и организаций, а также охраняемых законом интересов общества и государства;

– применение насилия и угрозы его применения;

– применение оружия и специальных средств с причинением тяжких последствий...

Мы вменяем ему в вину использование своих служебных полномочий вопреки интересам службы при том, что эти деяния совершены из личной политической заинтересованности и повлекли тяжкие последствия.

Мы вменяем ему в вину халатность, означающую неисполнение своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе, повлекшую за собой смерть людей и другие тяжкие последствия.

...Ответственность за эту войну несут не только Ельцин и режим Дудаева. Ее несут еще военные руководители, отдававшие и выполнявшие преступные приказы, глава правительства Черномырдин, его заместители, министры, несут эту вину и политики, одни из которых поддержали эту войну, другие не захотели остановить, а третьи – не смогли.

Однако и мы, «ЯБЛОКО», несем ответственность, потому что сделали не все возможное, не все наши ресурсы были брошены на прекращение бойни.

Поскольку уже никто не может исправить то, что случилось, есть только одна ответственность – создать такие условия, при которых случившееся никогда не повторится.

Мы, «ЯБЛОКО», считаем себя обязанными сделать все возможное для того, чтобы максимально уменьшить вероятность повторения таких трагедий в будущем. Мы обязаны сегодня создать прецедент наказуемости власти за преступления. Неотвратимая ответственность и наказуемость власти за преступления перед собственным народом и есть настоящая демократия».

Однако и после опасного для Ельцина рассмотрения чеченской темы в Думе его политика по отношению к Чечне радикально не изменилась. В период между Первой и Второй войнами не был использован шанс для налаживания нормальной мирной жизни на территории Чечни и восстановления ее экономики. В результате Чечня превратилась в базу криминальных элементов не только всего СНГ, но и других государств. В Чечню под предлогом защиты ислама проникли исламские радикалы. С их помощью на южных рубежах России возникла зона насилия, с территории которой стала исходить реальная угроза безопасности всей страны.

Президентские выборы: альтернатива Ельцину 1996