Альтернатива реформам Гайдара

1992 - 1993

В январе 1992 г. в России началось осуществление экономических реформ, разработанных командой экономистов под руководством Егора Гайдара. С самого начала их реализации Явлинский и его коллеги стали последовательными критиками этой политики. Уже весной 1992 г. они проанализировали курс преобразований, проводившийся правительством Ельцина – Гайдара и его возможные последствия в специальной работе «Диагноз», вышедшей первоначально под названием «Реформы в России, весна 1992». В «Диагнозе» эта политика была подвергнута резкой критике: «...анализ хода экономической реформы (по итогам апреля 1992 г.) позволяет заключить, что, несмотря на оптимистичные заявления российского правительства, ни одна из сформулированных им целей не достигнута. Однако есть еще один, не менее важный вопрос, на который необходимо дать ответ: а насколько правильно изначально определен сам тип экономической реформы, ее курс, которому следует правительство?». Авторы документа предупреждали, что, если такая политика будет продолжена, это может привести к серьезному политическому кризису. К сожалению, их прогнозы оправдались в сентябре – октябре 1993 г.

В «Диагнозе» по существу были сформулированы альтернативные пропагандируемым властями представления о демократии, рынке и рыночных реформах. Авторы документа в противовес односторонней экономической политике властей, направленной на сокращение бюджетного дефицита, предлагали целый ряд мер по усилению социальной составляющей реформ, модернизации и развитию социальной сферы, созданию современных секторов экономики. «Диагноз» фактически можно было рассматривать как прообраз программы демократической оппозиции.

Из интервью Григория Явлинского журналу Forbes, 4 марта 2010 года

В чем был смысл момента? Был огромный денежный навес. Стоял вопрос, как с ним справиться. Было две версии решения задачи. Первая — либерализация цен. Было очевидно, что этот навес тут же превратится в цены, даст высокую инфляцию. Другой вариант — поглощение денежного навеса за счет приватизации, на чем я и настаивал. Деньги, скопленные за советское время, — неважно, сколько их было накоплено, неважно, кем, — должны были быть пущены на приватизацию мелкой частной собственности. Нужно было вводить частную собственность на землю в ограниченных размерах, на дома, на приусадебные участки, но прежде всего — на грузовики, автобусы, парикмахерские, химчистки, на все то, что можно назвать мелкой частной собственностью. Представлялось необходимым в течение примерно трех-шести месяцев пытаться таким способом сбалансировать спрос и предложение, ликвидировать денежный навес. Конечно, в контексте довольно жесткой финансовой политики, которая не позволяла бы этим деньгам вновь возвращаться на рынок. Главная суть всех изменений, которые были тогда первостепенно нужны, — это появление настоящей частной собственности. То есть продажа государственной собственности в частные руки. Создание массового реального собственника, мелкого, среднего, а позднее, на этой основе, и крупного, который не получил, а именно приобрел ее за свои «кровные» (не важно, советские или какие), и создание вокруг этого всей правовой и государственной системы. Именно это я предлагал, и это были бы необратимые институциональные преобразования. Одновременно это было бы и продвижением к настоящей финансовой стабилизации, не дутой, не за счет невыплаты зарплат и пенсий, а за счет денежной санации и правильно проведенной приватизации. Если бы тогда эту задачу решали как главную, сейчас не было бы такой неопределенности в вопросах собственности, она была бы бесспорна для всех. <…>

Тема без альтернативности была использована как способ политического самооправдания. Это очень ответственное, но спорное утверждение, что наступал голод и есть было совершенно нечего. Да, в магазинах было шаром покати, но никаких признаков голода не было. Возникали альтернативные способы реализации многих потребительских товаров. Разговоры о том, что приближалась окончательная катастрофа, — это преувеличение.

С мая по ноябрь 1992 года ЭПИцентр Явлинского с администрацией Нижегородской области отрабатывал программу региональных реформ. Основными мерами по стабилизации экономики явились первый региональный выпуск облигаций областного займа, который решил проблему отсутствия наличных денег (и был полностью выплачен), освобождение производителей от непроизводственных расходов, а также внедрение информационной системы "Оперативного слежения социальных индикаторов". Явлинский считает, что в результате трехмесячной работы ему удалось создать основу для формирования рыночной инфраструктуры и сделать ряд предложений, касающихся "нового федерализма" в России ("искать решения не сверху вниз, а снизу вверх"). Итоги работы описаны в выпущенной ЭПИцентром в 1993 году книге "Нижегородский пролог".

Григорий Явлинский и Борис Немцов. Начало 90-х

Григорий Явлинский и Борис Немцов

22 июня 1992 года Явлинский стал членом общественного Совета по внешней и оборонной политике (сопредседателем Российского Союза промышленников и предпринимателей А. Вольским, наряду с депутатами ВС РСФСР Е. Амбарцумовым, С. Юшенковым, и др.).

Много работая в Нижнем Новгороде и понимая роль свободной прессы, Явлинский стал членом редакционного совета "Новой ежедневной газеты" - предшественницы "Новой газеты".

В 1993 году Явлинский начал разработку проекта приватизации в Москве - "Московская приватизация", утвержденного в начале 1995 года. Этот проект был основан на других принципах, чем приватизация, проводившаяся в государственном масштабе по представлениям Анатолия Чубайса.

«Куранты», 21 сентября 1994 года

«Суть предложений Явлинского в том, что основой приватизации должны стать инвестиционные торги. До 10 процентов от прибыли с аукциона пойдут в городской бюджет, остальное - в качестве инвестиций - в само предприятие. Причем стартовая цена в Москве должна быть минимум в 30 раз выше средней по России. Следующий тезис состоит в том, что московское правительство     заключает контракт с так называемым управляющим предприятия по подготовке к инвестиционным торгам. Его задача - привести предприятие в нормальное экономическое состояние, с тем чтобы на торги представить "ходовой товар", за который можно назначить высокую рыночную цену. Если управляющий не справился со своей задачей, предполагается процедура банкротства предприятия, после чего проводится "санация" объекта и назначается новый управляющий или даже группа специалистов, которые будут вновь пытаться вытянуть производство из ямы и достойно представить его на торги. Естественно, такая процедура касается только предприятий-банкротов. Если производство работает нормально, речи о торгах не ведется.  Другие условия, необходимые, по Явлинскому, для успешной приватизации: конкуренция, жесткая антимонопольная политика, надежная защита частной собственности…

В процессе обсуждений и согласований в правительстве Москвы вариант Явлинского был значительно переработан и в момент принятия отличался от авторского.

Расстрел Белого Дома 1993