Двенадцать лет назад была опубликована программа "500 дней". Тогда впервые мы стали вслух говорить о том, что стране нужно меняться. Причем вовсе не косметически. Мы узнали про либерализацию цен, про приватизацию, про многое другое, к чему сейчас мы уже привыкли. А наши дети уж и не представляют, что можно жить по-другому. Понимали необходимость изменений и руководители страны. Нефтяные денежки Самотлора, спасавшие социализм более десятка лет, кончились, гонка вооружений была проиграна, в магазинах - пусто. В комиссии Абалкина, созданной в 1989 году, стали изыскивать способы решения проблем при сохранении базовых догм в неприкосновенности: при отсутствии частной собственности и при государственном контроле за ценами. Получалось не очень.
Но появилась альтернатива, о которой узнали и общество, и партия с правительством. Молодой, кудрявый Явлинский, его коллеги Михаил Задорнов и Алексей Михайлов вообще-то сначала написали программу "400 дней". Программа понравилась Ельцину, стала предметом его договоренностей с Горбачевым и символом наших надежд на прорыв в другую жизнь. Дней добавилось, но все равно хороший лозунг - 500 дней, не слишком долго, можно и потерпеть.
Уже потом жизнь распорядилась так, что честь стать главным реформатором в современной российской истории выпала Егору Гайдару, а не Григорию Явлинскому. Хотя по сути программа "500 дней" мало чем отличалась от того, что было реализовано начиная с 1992 года. Единственное отличие в том, что Явлинский предлагал постепенную либерализацию цен, а в реальности она произошла одномоментно. И, конечно, программа "500 дней" была рассчитана на экономическое пространство СССР. В 1990 году мы все еще были абсолютно уверены, что наша страна сохранится на карте мира. Тем не менее первая радикальная экономическая программа в нашей истории - "500 дней" - полностью исполнена. После нее было больше десятка разных экономических программ, которые подталкивали общество к дальнейшим действиям, уводя страну все дальше и дальше от социализма. Оттуда ушли. Сейчас ни у кого нет сомнений в том, что направление, в котором мы движемся, - правильное. Вопрос лишь в том, как долго будем мы туда идти и какое место нам достанется.
Три года назад для нынешнего президента была сформулирована экономическая программа, широко известная под именем "программы Грефа". Сейчас она постепенно реализуется. Но только очень уж медленно. Медленно, несмотря на "свой" парламент, несмотря на согласие губернаторов одобрить все что угодно, несмотря на прекрасные отношения с Западом. Это при том, что надо торопиться. Пока сохраняются высокие цены на нефть, пока не начались всевозможные выборы. Я, правда, не совсем понимаю, почему сейчас, когда никакого реального соперничества президенту, да и, будем искренни, никакой угрозы парламентскому большинству нет, выборы должны нанести какой-то ощутимый удар по экономике? Это было понятно в 1996-м, с этим можно было более или менее согласиться в 2000-м. Но в 2003-2004 гг. это не более чем отговорка тех, кто никуда почему-то не торопится.
Наличие отговорок вполне понятно - ведь у нас до сих пор слишком велико вмешательство государства в экономику. У нас крайне затратны и неэффективны армия, системы здравоохранения и образования. Про жилищно-коммунальное хозяйство разговоры ведутся уже давно, а ничего с места не двигается. Говорят, до выборов точно ничего не будет происходить. Опять боимся подтолкнуть избирателя в объятия коммунистов? Хотя бы более актуальную отговорку придумали.
Про систему льгот, охватывающую две трети населения, про госзакупки, которые иначе как за откат просто не производятся, и тому подобное знают все. В Думе про это говорят каждый год, и премьер-министр уже возмущался. Но вверху шумит, а внизу тихо. Направление правильное - рынок, свободная конкуренция. Но вот только в паруса нам дуют разные злые, все время меняющиеся ветры. То Чечня, то выборы, то Березовский, то вороватые генералы. То просто становится ужасно лень плыть дальше. Потому что сегодня на море штиль и погода хорошая. Наловили рыбки, привалились к мачте и задремали в теньке.
Любопытно проследить зависимость темпов экономических преобразований у нас в России от цены барреля нефти у них в Европе. Думаю, зависимость прямая и ничем не прикрытая. То есть когда петух клюет и гром гремит, у нас реформаторский подъем. А когда, как сейчас, 26 долларов за баррель, мы впадаем в дремоту.
Надо заметить, что предлагались различные варианты модернизации тех или иных отраслей. Например, в РCПП предлагали пути ускорения преобразований в банковском секторе. Только радикальные предложения оказались не нужны сначала прежнему главе ЦБ Геращенко, а теперь и новому руководству. Похоже, пора формулировать еще одну программу. Неважно, чьим именем она будет называться.