Со смертью Юрия Любимова заканчивается эпоха революционного театра, театра Маяковского и Мейерхольда. Широкие мазки его режиссуры были проявлением свободы. Все, кто понимал, что такое театр на Таганке, будут навсегда ему благодарны за тот особый воздух, которым были напитаны его спектакли, за то, что он собирал вокруг себя ярчайших людей своей эпохи. Юрий Любимов был и остается одним из самых интересных русских режиссеров. Чувства потери и необратимости переполняют. Искренне сочувствую всем родным и близким. Григорий Явлинский