"Следующий российский премьер может носить имя "Григорий Явлинский". Таков, по меньшей мере, вывод, который можно сделать из статьи политика-реформатора, которая в эти дни появится и в российских средствах массовой информации. Слухи по поводу того, что Путин может неожиданно предоставить важный государственный пост политику-реформатору Явлинскому - своему конкуренту на президентских выборах, - курсировали уже не одну неделю. Явлинский, известный обычно своей острой критикой Кремля, предлагает президенту союз в интересах преобразований в России, для проведения которых нынешнее правительство Касьянова служит, по его мнению, главным политическим препятствием.

Явлинский и Путин особенно сблизились в момент, когда разворачивалась драма с заложниками. Президент подключил к преодолению ситуации в качестве посредника Явлинского, который из-за последовательной критики чеченской войны пользуется на Кавказе относительно высоким доверием. По поручению Путина Явлинский разработал совместно с главой администрации президента Волошиным сценарий освобождения заложников. Концепция Явлинского была позже отвергнута, но Путин неожиданным образом все же похвалил своего вечного оппонента такими словами: "Нам есть что сказать друг другу".

Явлинский в своих аналитических материалах рисует для российского президента мрачную картину экономического и политического давления обстоятельств. По его словам, экономическая система, возникшая при Ельцине, сейчас, конечно, стабилизировалась. Но из-за того что на 50 проц. она находится в зависимости от экспорта нефти и природного газа, система эта может очень быстро оказаться в еще более глубоком кризисе. Правительство Касьянова полностью исчерпало себя, продолжает он. Экономика и государство жили не по праву и закону, а по воле сильного, на основе личных отношений и в условиях постоянно меняющихся договоренностей. Эта система, по мнению политика, может, конечно, быть стабильной, но в итоге Россия обречена на "демодернизацию". Путина "привела к власти конкретная группа, связанная политическими, экономическими и корпоративными интересами, с которой он обязан проявлять солидарность". Но он, тем не менее, представляет собой постоянную "потенциальную угрозу для элиты и ее режима".

Российский президент начинает неизбежно воспринимать себя в окружении стен Кремля государственным мужем, говорит Явлинский. "В результате появляется носитель общегосударственных интересов и ценностей". Если у Путина "есть мужество, он сможет действовать решительно", снова вернуть свободу прессе и сформировать правительство, которое не будет обязано корпоративным кланам теневой экономики, с тем, чтобы не допустить, чтобы страна оказалась на задворках мировой цивилизации. Явлинский напоминает, что нечто подобное происходило 15 лет назад, когда исчезла тоталитарная система. Это для России, наверное, последний шанс. Сейчас, заключает Явлинский, альтернативы надежде на "доброго царя" не существует, так как общество слишком слабо, чтобы помочь самому себе".