В эти дни Россия отмечает годовщину октябрьских событий 1993г. 20 лет назад в столице произошли кровопролитные противостояния, которые чудом не переросли в гражданскую войну. Корреспонденты РБК поговорили с участниками тех событий о том, кто был прав, ради чего погибли люди и кто виноват в их смерти. Григорий Явлинский в ночь с 3 на 4 октября 1993 года выступил по телевидению с призывом к президенту Борису Ельцину «подавить мятеж со всей возможной ответственностью», в то же время он подверг критике выступление Егора Гайдара, который позвал москвичей выйти на защиту демократии.

Что в первую очередь Вам вспоминается, когда речь заходит о тех событиях, спустя 20 лет?

Самое главное - это причина, то, почему так случилось. Причина - это то, как проводились так называемые реформы в 1992г. Тогда произошла гиперинфляция. Это была конфискационная реформа, и все сбережения были уничтожены.

В 1991г. осенью на волне безумного популизма Борис Ельцин получил неограниченные полномочия, съезд проголосовал, и у него были полномочия для проведения реформ. В 1992г. произошла гиперинфляция, наступил экономический хаос, уже весной 1993г. люди стали задавать вопросы "Почему это случилось? Что теперь делать? Как нам быть?". Те, кто проводил реформы (их тогда называли молодыми реформаторами), не знали, что отвечать. Поэтому единственное, что они могли говорить: "Вы - антиреформаторские силы, вы против реформ, вы ничего не понимаете, вы – враги". Конфискационная реформа и отказ от диалога привели к конфронтации и, по сути, к гражданской войне. В 1993г. началась гражданская война. К счастью, она очень быстро была закончена, но у нее был огромный потенциал к тому, чтобы это стать всероссийской трагедией. Это и так трагедия, потому что много людей в Москве погибло, но ее масштаб мог быть гораздо большим.

И сегодня присутствует сваливание в истерический популизм без желания обсуждать содержание, смыслы, программы. Это очень напоминает то, что было тогда. А это один из уроков, которые стоило бы выучить, чтобы не повторять.

Вы считаете, можно ли тогда было избежать жертв?

Это второй урок тех событий. Чтобы избежать жертв нужно было, чтобы люди, которые находились в Белом доме, отказались от вооруженной конфронтации и пошли на выборы, предусмотренные указом №1400. Я пытался убедить Руцкого в этом. А он ответил мне, что не управляет ситуацией. Вице-президент сказал, что там так много людей вооруженных, непонятно откуда взявшихся, и такая атмосфера, что даже если он и примет какое-нибудь решение, не сможет ничего сделать. Потому что ни он, ни Хасбулатов, как сказал Руцкой, не управляют ситуацией, которая там сложилась.

Это тоже урок: тот, кто затевает силовые мероприятия, должен понимать, что потом ситуация выходит из-под контроля, потом ей управляют совершенно другие люди, как правило, проходимцы всякие. Затевают все идеалисты и фанатики, а управляют проходимцы и негодяи.

Если бы они вышли оттуда, они получили бы большой процент на выборах, но они предпочли силовое столкновение. Оно привело к очень серьезным жертвам.

К жертвам привел и призыв, который Гайдар озвучил по телевизору: чтобы люди выходили на улицы. Люди были безоружны, на улицах было много снайперов, там действительно шла стрельба. В то время было непонятно, кто есть кто, все были одеты примерно одинаково, и было неясно, кто с какой стороны. Люди, которых послали на улицы защищать те самые реформы, от которых они пострадали, были безоружными. Но самое главное - выбежало очень много подростков (погода была хорошая, не то, что сейчас), и они побежали к Белому дому, к "Останкино". Я не знаю точных цифр, но жертв было очень много.

Вам тогда страшно было?

Неприятно было. Я был на улицах, в телецентре, только не в "Останкино", а на Ямских улицах. Не один был, а со своими товарищами. Там было совершенно очевидно, что нужно немедленно предпринимать меры, чтобы подавить начало гражданской войны.

Ну а потом я считал, что нужно провести парламентское расследование. Это был программный вопрос для меня. Моя партия тогда впервые участвовала в выборах, и мы шли с нашим программным требованием провести парламентское расследование того, как могли довести до такого. Главную ответственность, на мой взгляд, нес президент Ельцин, потому что он был более сильной стороной, он был властью, у него задача была предотвратить все это, а не науськиваться и не натравливаться. А власти договорились с коммунистами и ликвидировали комиссию по расследованию путем амнистии. Они провели амнистию, всех повыпускали, закрыли тему и так ее и не расследовали, виновные не были названы, причины не были объяснены. И это тоже является одним из уроков, что если все не расследовано, не выяснено и не поставлены все оценки, то призраки имеют способность оживать, они продолжают свое существование. До сих пор никто с этим и не стал разбираться, потому что все чувствуют свою вину. Когда-нибудь историки будут изучать причины этих событий, это большая трагедия, и таких новейшей российской истории несколько, и в них никто не хочет разбираться, но они продолжают существовать.

А сейчас люди могут выйти под пули защищать идеи или за 20 лет они изменились?

Всякое может быть. Это ответственность политиков - не доводить дело до братоубийства. Тогда же политики довели: популизмом, ошибочными преступными действиями, реформами, которые оскорбили и ограбили людей, нежеланием ничего объяснять, отказом от диалога. Так можно довести кого угодно где угодно. Если упражняться в таких вещах, что угодно можно сделать.

Оригинал