А.М.
А ну-ка все захлопали, быстро! Доброе утро, друзья мои, снова
рад вас приветствовать на своей кухне в субботу утром. В эфире
программе "Смак". Гость у нас сегодня необычный и нечастый,
надо сказать - Григорий Алексеевич Явлинский. Надо сказать, что
у меня здесь политики появляются крайне редко.


Г.Я. Да?


А.М. Да. Я всегда делаю из этого вывод, что как-то у артистов
больше свободного времени, чем у политиков.


Г.Я.
Да нет, политики стесняются. Я много с ними встречаюсь и они все
говорят: "Как бы сходить к Макаревичу в "Смак"".
Как-то неудобно, он не зовет…


А.М. В этом смысле…


Г.Я. Конечно. Вы приглашайте, они у вас тут построятся. Потом,
политики поесть любят.


А.М. Что мы станем делать?


Г.Я. Мы станем делать вареники.


А.М, Вареники?


Г.Я. Да.


А.М. С картошечкой? Я скажу честно - я вареников вообще ни
разу не делал, хотя ел всегда с удовольствием. Поэтому будем экспериментировать.
Тут у нас тесто. Картошечка готова, я его сварил предварительно.


Г.Я. Ну, Zepter - это что-то такое особенное. Кстати, надо сказать,
что это не фамилия ничья, а то будут смотреть и спрашивать: "Где
товарищ Цептер?"


А.М, Знаете, поскольку Zepter у меня в гостях уже больше,
чем полгода, те, кто смотрят, знают.


Г.Я, А те, кто не смотрят?


А.М. Они все равно смотреть не будут.


Г.Я. А, вы так думаете? Хорошо.


А.М. Дайте мне какое-нибудь задание, я готов приступать.


Г.Я. Ну что, давайте будем раскатывать тесто.


А.М. Тесто. Насколько я помню, нужно немножко посыпать стол
мукой, чтобы оно не липло.


Г.Я. Правильно.


А.М. Я могу тем временем лучок порезать, скажем, чтобы времени
не терять?


Г.Я. Да, конечно.


А.М, Григорий Алексеевич, насколько я понимаю, последние годы
вам редко приходится самому готовить.


Г,Я. Наоборот.


А.М. Серьезно?


Г.Я. Да. Даже очень часто. Другое дело, что готовить.


А.М. А что?


Г,Я, Чай, например.


А.М. Получается?


Г.Я. Не всегда. Иногда не получается.


А.М, Так. Хватит лука?


Г.Я. Хорошо.


А.М. Ну вот, получается?


Г.Я. Да.


А.М. Так, теперь надо толочь картошку? Вот толкушка.


Г.Я. Да.


А.М. Вот, берем. Григорий Алексеевич, какое ваше отношение
к спиртным напиткам?


Г.Я. Хорошее. Замечательное.


А.М. Серьезно?


Г.Я. Абсолютно положительное.


А.М. Потому что я лично воспринимаю вареники как закуску.


Г.Я.
В общем, я могу вас спросить, что вы воспринимаете иначе? Это
не от этого зависит. Это просто какой-то обман трудящихся. Закуской
может быть все, просто все. Если хочется выпить, то все просто
закуска.


А.М. Так, мы немножко молочка нальем в картошку, для вкуса.


Г.Я. Если много нальем, будет трудно лепить.


А.М. Нет, по ощущению. Теперь лучок мы используем для того,
чтобы потом сверху посыпать?


Г.Я. Нет-нет, это внутрь, сверху нет.


А.М. Так, ну что, у нас начиночка готова.


Г.Я. Ну что, теперь надо на пару сделать…


А.М. Я думаю, что это делается так: берем вот эту штучку.
Эксперимент чистой воды, ей богу. Раз. Технология себя оправдывает.


Г,Я. Интересно, Цептер, когда это придумал, он знал?


А.М. Цептер все знал.


Г.Я. А он любит вареники?


А.М. Старик Цептер без вареников жить практически не может.
Позвольте мне попробовать слепить первый вареник.


Г.Я. Ну, хорошо, только осторожно. Знаете, слово такое есть,
как это называется, такое хорошее слово. Сейчас я вспомню.


А.М. Зажуркать?


Г.Я. Нет.


А.М. Зажамкать?


Г.Я. Нет, все равно не так, но смысл такой.


А.М. Похожий получился, в принципе они такие должны быть?


Г.Я. Да, такие.


А.М. Кладем. Вот у нас пошло уже организованное производство,
разделение труда. Вот правда, вызывает доверие политик, который
на кухне что-то может сделать? (Аплодисменты.) Электорат согласен.


Г.Я. Он только немножко сначала удивляется, а потом соглашается.
Слушай, может, я перестану заниматься тем, чем я сейчас занимаюсь?


А.М. Откроем маленькую вареничную вдвоем.


Г.Я. Между прочим, первое время люди будут ходить. Чем политика
с кухней похожа, знаете?


А.М. Ну-ка.


Г.Я. А тем, что на кухне делают все для себя и своей семьи. И
в политике, когда голосовать идешь, тоже делаешь это - если, конечно,
понимаешь, - для себя и своей семьи, для детей и внуков. И если
чего на выборах не так сваришь, потом процедуры нужны такие же,
как если не то съешь.


А.М. Еще чем, на мой взгляд, политика схожа с кухней: обычно
гостям - или в ресторане, неважно - выносят с кухни уже готовый
результат. А вот чего они туда наложили…


Г.Я. Во-во. Это правда. А чем хороша открытая политика, как и
ваша передача?


А.М. Тем, что все видно.


Г.Я. Вот. Потому что если бы человек видел, как делают колбасу…


А.М. Он бы ее не стал есть.


Г.Я. Так и с закрытой политикой. Между политиками иногда споры
возникают. Знаете?


А.М. Я догадываюсь, телевизор иногда смотрю.


Г.Я.
Нет, по телевизору это так. А вот настоящие споры по важным вопросам.
Вот один наш известный политик такую фразу сказал: без водки даже
собаки колбасу не едят.


А.М. Кто это?


Г.Я. Просто ему дали колбасу, а он говорит: нет, даже собаки
колбасу без водки не едят.


А.М. Ну, знаете, в определенной ситуации…


Г.Я. Да?


А.М, Если бы мне очень хотелось выпить, например, даже я бы
себе такую фразу позволил. Хотя, конечно, налицо дезинформация
населения, потому что собаки без водки колбасу едят.


Г.Я. Вот это и есть спор между политиками. Один говорит: не едят
без водки! А другой говорит: едят! Это и начинается. Потом это
кончается очень тяжелыми последствиями. Что вы думаете? Точно,
все вокруг этого.


А.М. Что вы все режете и режете? Вода кипит. Воду подсолим
немножко?


Г.Я. Ну, совсем чуть-чуть. Вы хорошо знакомы со скульпторами?
Судя по тому, как вы лепите, у вас есть друзья…


А.М. Я закончил архитектурный институт.


Г.Я. Вот-вот, сразу видно.


А.М. Мы все это проходили на пластилине, глине и гипсе. Есть
такое гениальное предложение: чтобы по одному не вылавливать,
ставим такую сеточку.


Г.Я. Это я не пробовал.


А.М. А это то же самое, это как одна шумовка, но большая.
Так, доводим воду до кипения. Получается?


Г.Я. Я думаю. Я же говорю, архитектор.


А.М, Очень добротно. Ну что, опускаем?


Г.Я. Давайте, поехали.


А.М. Рассказываете теперь.


Г.Я. Теперь мы часть из них немного обжарим.


А.М. А мы еще на сковородочку немного лучка.


Г.Я. Да, конечно.


А.М. И получится песня! Они готовы. Берем? Стекает лишняя
водичка, потом вот так раз на крышечку. И теперь мы можем часть
этих вареничков, стараясь не повредить, выложить. А я ем временем
вот такую штучку…


Г.Я.
Только это надо совсем чуть-чуть, потому что это все-таки не котлеты.


А.М. Я сейчас возьму специальную снималочку.


Г.Я. Не котлеты это.


А.М. Григорий Алексеевич?


Г.Я. А?


А.М. А вот смотрите: скажем, какой-нибудь ликер под вареники
не пойдет.


Г.Я. Нет-нет-нет, там нужна в лучшем случае горилка. А если горилки
нет, тогда портвейн.


А.М. Некоторые думают, что горилка - какая-то особенная водка.
Нет, горилка - это водка на украинском языке. Верно?


Г.Я. С перцем.


А.М, Желательно с перцем. Но бывает и без перца.


Г.Я. Бывает.


А.М. Особенно последнее время. С перцем перебои…


Г.Я. У кого перебои?


А.М. На Украине.


Г.Я. С газом у них перебои, а не с перцем. С газом, с перцем
у них нет перебоев.


А.М. И можно уже те, которые обжарились, в мисочку.


Г.Я. Конечно, больше ничего не надо.


А.М. А там уже следующие пошли.


Г.Я. Так мы все все-таки?


А.М. Ну а чего, вкусно. Запашок пошел. Вы чувствуете, что
это не бутафория все? Лук настоящий.


Г.Я. Честность - лучшая политика. Здесь никаких…


А.М., А скажите мне уже без шуток: может ли политика быть
абсолютно честной?


Г.Я. Без шуток?


А.М. Да.


Г.Я. А без шуток кто может претендовать на то, что он знает правду
про все? В этом смысле политика абсолютно честной не может быть.
Но она может быть полезной для людей, а может быть опасной для
людей. Вот это и есть главный критерий.


А.М. Слушайте, у нас хорошо в четыре руки получается. По-моему,
мы сработались.


Г.Я. Хорошо. Без ножей, ладно?


А.М.
За успех!


Г.Я. Я так и не понял, надо еще. Я не разобрался.


А.М. Так, чтобы оправдаться перед зрителями и заодно свернуть
всю эту бодягу: дегустируй вареничек от Григория Алексеевича Явлинского
при участии Макаревича. Ага? Теперь можете аплодировать!


Григорий Алексеевич, я хочу вас поблагодарить, кроме шуток,
за то, что вы нашли время на 20 минут к нам заехать. Я хочу вам
подарить на память наш фартук, такой же, как на вас, чтобы вы
лепили вареники и нас вспоминали. И такой замечательный цептеровский
сервиз.


Г.Я. Спасибо большое.


А.М. Ну и удачи вам.


Г.Я.
Спасибо большое за то, что я смог к вам прийти. А вообще говоря,
политика сможет быть честной если таких передач, таких дел и таких,
как вы, будет больше.


А.М. Спасибо. Счастливо, пока!


Г.Я. До свидания.