Интервью Григория Явлинского программе "Подробности". Канал РТР, 5 октября 2000 года.

В эфире программа "Подробности", здравствуйте. Наши трения, наши бюджетные трения между Думой и правительством на фоне тех страстей, которые сейчас кипят в Белграде, кажутся милой кухонной семейной сценой. Однако, эта сцена дорогого стоит. А именно 150 миллиардов рублей - настолько, по мнению левых фракций, КПРФ и аграриев, правительство должно увеличить расходные статьи бюджета 2001 года дабы завтра этот бюджет и его основные параметры были завтра приняты в первом чтении Государственной Думой. Здесь многое будет зависеть от того, какую позицию займут правые. И вот сегодня у нас в гостях лидер "Яблока" Григорий Алексеевич Явлинский. Добрый вечер.

Г.Я. Здравствуйте.

Буквально несколько минут назад закончилось заседание вашей фракции. Вы вырабатывали тактику поведения на завтрашнем пленарном заседании.

Г.Я. Да, мы еще продолжаем переговоры с правительством и для нас многое будет значить, что будет делать и говорить правительство во время заседания, отвечая на вопросы и продолжая с нами дискуссию по главным моментам. Потому что экономический анализ бюджета показывает, что сейчас сложилась такая ситуация, когда государство может решить несколько очень крупных и очень важных для нашей страны проблем. Как, например, проблемы, связанные с двукратным повышением денежного содержания военным. Как, например, мы можем уже в будущем году начать существенное сокращение призыва в армию и перейти на контрактную службу. Уже, например, в будущем году практически в Вооруженные Силы мы можем прекращать призыв на срочную службу и переходить на профессиональную армию. Все эти возможности заложены в нашем бюджете сегодняшнего дня и мы убеждаем правительство согласиться на эти решения, чтобы сделать хотя бы один крупный шаг вперед. Сейчас есть такие экономические возможности.

Насколько я слышал, по мнению фракции "Яблоко", ваших экономистов, речь идет о том, чтобы приписать к расходным статьям бюджета где-то 88 миллиардов рублей.

Г.Я. Нет. Наши расчеты показывают, что мы можем добавить в доходную часть бюджета - не в расходную часть, а в доходную - примерно 73 миллиарда рублей, это 3 миллиарда долларов практически, для того, чтобы их потратить на те цели, о которых я сказал. Речь идет о существенных изменениях в контрактной службе. Кроме того, потратить их на реформу армии, на то, чтобы освобождение, о котором объявил президент, проходило с полной выплатой всего денежного содержания в виде 20 окладов, чтобы были квартиры, транспортные расходы, переподготовка. С тем, чтобы еще целый ряд задач решить для обороны по утилизации вышедшего из использования вооружения, например, подводных лодок, и так далее. Но кроме того, в наши приоритеты входит - и мы считаем, что это уже сейчас можно сделать - выделить большую сумму, примерно 5,8 миллиарда рублей, на образование, полтора миллиарда на укрепление судебной системы, 2,5 миллиарда на метро и ликвидацию опасных подземных сооружений. Вот такой примерно круг задач можно решить через доходную часть бюджета.

Григорий Алексеевич, а где взять деньги? Откуда эти доходы? Вы считаете, что правительство все-таки скрывает таким образом возможную доходную сторону своей деятельности? Что оно может заработать эти 73 миллиарда и не внесло их в доходную часть?

Г.Я. В течении полугода мы проводили расчету по бюджету. Мы сделали практически полную версию бюджета. Я могу сказать вам: например, там требует существенного уточнения - примерно на 25 миллиардов рублей- расчеты налога на прибыль по тем же показателям, которые установило правительство, по тому же дефлятору. Требует уточнения примерно на 23,7 миллиарда рублей расчет НДС по импортным товарам, завозимым из стран СНГ, взимаемый на территории РФ. Примерно на 19 миллиардов рублей мы можем увеличить экспортные пошлины по тем расчетам, которые есть у правительства.

То есть вы, я так понимаю, исключили проблемы нефтяных цен?

Г.Я. Совершенно верно. Что касается нефтяных цен, то мы согласны с правительством, чтобы заложена была в бюджет низкая нефтяная цена с тем, чтобы, если появятся дополнительные доходы, их можно было использовать на погашение долгов - перед нашим населением, перед иностранными кредиторами.

Кстати говоря, что касается долгов: ведь в бюджете 2001 года заложен предполагаемый кредит МВФ примерно в один миллиард 700 миллионов долларов. Заложена реструктуризация нашего долга Парижскому клубу примерно на 3 миллиарда 200 миллионов долларов. Это большие деньги. Это примерно на круг и получается те 150 миллиардов рублей, если перевести в рубли. А если нам не дадут? А если нам не даст МВФ? А если Парижский клуб откажется реструктурировать наш долг?

Г.Я. Хороший вопрос. Дело в том, что в той сумме - 73 миллиарда рублей - о которых мы говорим, там содержатся примерно 1,2 миллиарда долларов для расчета с МВФ в том случае, если этот кредит не будет нам выделен. Нам пора прекращать зависимость наших финансов и нашей экономики от иностранных кредиторов и рассчитываться с ними. Иначе говоря, наш бюджет, наши экономические возможности сегодня дают возможность решить несколько крупных политических задач. Одна из них - это военная задача, военная реформа и постепенное прекращение призыва в армию, переход на контрактную службу. Другая - увеличение расходов на образование. Третья - укрепление судебной системы. И есть еще одна - это изменение в соотношении доходов регионов и центра. Мы выступаем за то, чтобы они были 50 на 50.

50 на 50. Григорий Алексеевич, если я вас правильно понял, если правительство завтра скажет, выступая на заседании пленарки - будь то Кудрин, будь то премьер-министр, - скажет: "Мы найдем эти деньги, мы готовы рассматривать предложения "Яблока", то вы проголосуете за этот бюджет?

Г.Я. Это так. Но я думаю, что правительство в нашей системе управления, которая не изменилась с 30-х гг., не сможет этого сказать. Я думаю, что эту проблему решает в нашей стране только президент. Это масштаб проблем, который может быть адресован только президенту. И завтра "Яблоко" будет говорить президенту о том, что в стране есть деньги, чтобы начинать решать ключевые проблемы страны.

Что же получается? Если вдруг президент не откликнется на ваши предложения, то вы будете голосовать против бюджета вместе с коммунистами, аграриями и ОВР?

Г.Я. Мы завтра примем решение о том, как мы будем голосовать. Дело в том, что мы не хотим, чтобы эти дополнительные деньги, о которых я сегодня говорил, растащили разные лоббисты и воры по углам. Мы не хотим этого допустить. Мы хотим, чтобы эти деньги в сохранности были для использования, на крупные задачи всей страны, а не на то, чтобы их растащили по отдельным направлениям многие желающие, которых в разных фракциях Думы предостаточно. Поэтому мы будем добиваться внимания к этим вопросам. К сожалению, российское правительство не в состоянии решать такого масштаба проблемы. Оно - правительство, которое может решать мелкие проблемы. А крупные задачи - как и было раньше в истории России и ничего не изменилось - решают где-то там. Вот туда мы и будем обращать наши предложения.

Григорий Алексеевич, сегодня мы не можем обойти вопрос Югославии. На ваш взгляд, все, что происходит там - а ситуация выходит из легитимного поля, по сути дела ни решение Конституционного Суда сегодня, который признал выборы недействительными, ни действия оппозиции, которая сейчас штурмует здание парламента, горит парламент, горит телевидение, - не кажется ли вам, что речь идет о гражданской войне?

Г.Я. Я могу только сказать, какую, как я считаю, должна занять позицию моя страна. Моя страна должна была уже давно признать победу оппозиции и этим снизить накал страстей. И чем быстрее мы это сделаем, тем меньше может быть кровопролития. Здесь не должно быть двусмысленностей. Ситуация там абсолютно ясная.

Григорий Алексеевич, а как можно признать Куштуницу, назвать его действующим президентом, когда он не признан официальными структурами своей страны? Все равно это решение будет нелегитимное.

Г.Я. Официальные структуры страны, о которой мы говорим, сообщили, что Куштуница получил 48 процентов, при том, что действующий президент - около 40. Я в России прошел много выборов. И если официальные структуры Милошевича объявили 48 процентов, можно с уверенностью сказать, что он победил.

Григорий Алексеевич, давайте посмотрим картинку, которую в прямом эфире дает Си-эн-эн. Вы как человек, который прошел и август 91-го, и октябрь 93-го, причем как действующий политик, как вы можете прокомментировать то, что сейчас происходит на улицах Белграда? Не кажется ли вам, что стихия вышла из-под контроля?

Г.Я. Я могу говорить лишь о своей стране. Я полагаю, что Россия как можно скорее сделать заявления , которое предотвратит кровопролитие. Россия должна встать на ту точку зрения, которую большинство народа Югославии выразило. У нас там были наблюдатели, они видели как проходили выборы. И сегодняшнее решение Конституционного Суда о том, что выборы не состоялись или что они оказались недействительными, не вписывается ни в какую юридическую практику вообще. Россия как можно быстрее должна занять внятную, понятную позицию, которая предотвращает кровопролитие. Раньше или позже все равно российскому правительству работать с новой властью в Югославии. Лучше, чтобы это обошлось без кровопролития.

Насколько мы знаем, оппозиция призвала сегодня прекратить митинг и разойтись. Не кажется ли вам, что сейчас уже поздно призывать к толпе и что демократическая коалиция может рассыпаться? Мало того, может рассыпаться союзная Югославия с уходом Черногории и тогда некого будет поддерживать?

Г.Я. Все, что мне кажется, я вам сказал. Моя страна очень влиятельная на Балканах. Россия имеет значение. Россия должна как можно быстрее сформулировать четкую, ясную, недвусмысленную позицию и перестать играть роль страны, которая ни вашим, ни нашим, которая подогревает обе стороны в ненужном направлении. Ситуация там ясна - период, эра Милошевича завершилась. Нудно спокойно передать власть оппозиции, которая выиграла выборы.

Вчерашняя декларация Государственной Думы, призыв к органам власти и оппозиции может, по-вашему, решает эту проблему?

Г.Я. Я говорю о заявлениях, которые немедленно должен сделать МИД России. И я этими словами обращаюсь к президенту, который, я надеюсь, прилетел уже из Индии. Мне кажется, что его первейшая задача сейчас - четко обозначить позицию нашей страны.

А идея собрать в Москве Куштуницу и Милошевича?

Г.Я. Она не выдерживает никакой критики. Этого случиться не может.

Хорошо, но вам не кажется, что сейчас, как бы себя Россия не повела, в нынешней ситуации мы можем потерять свое влияние на Балканах полностью?

Г.Я. Мне кажется, что мы его теряем из-за того, что занимаем столь непродуманную, опасную и провокационную позицию уже в течении скоро недели или двух недель.

Завтра Дума не собирается вернуться к этому вопросу?

Г.Я. Я не думаю, что Дума может повлиять на этот вопрос.