- Можно ли всерьез относиться к так называемым референдумам в Донецкой и Луганской области?
- Это серьёзно, но не как референдумы, а как крайне трагическая ситуация. Людей спровоцировали безответственными политическими намёками, туманными обещаниями, оголтелой пропагандой на бесперспективные, но очень опасные и, как мы видим, кровавые действия. Это - преступление. К сожалению, последствия могут быть просто катастрофическими и теперь, судя по всему, тем, кто это затеял, непонятно, что с этим делать. Ведь на этих территориях проживают более 6,5 млн. человек. Угольный бассейн очень старый, производство отсталое и очень опасное: каждая тонна добываемого угля стоит все дороже и уносит новые человеческие жизни.
Вообще, положение в угольной промышленности этого региона настолько сложное, что совершенно неясны ее перспективы. Это значит, что сотни тысяч человек в Донбассе могут в ближайшее время оказаться без работы. Собственно, всё, что сейчас происходит, происходит именно в связи с этим, а вовсе не из-за русского языка, так называемой федерализации, или непредставленности региона в правительстве.
Кстати, с 1994 года все президенты Украины были с востока, а Янукович - так прямо из Донецка, где за него голосовало 90% избирателей. И именно при нем в последние годы так существенно ухудшилась их жизнь в смысле беззакония, произвола, воровства, отъема бизнеса, беспредела милиции... Воспользовавшись всем этим, политические авантюристы наполнили регион оружием, военными инструкторами, различными добровольцами из России и спровоцировали кровопролитие и бессмысленные референдумы.
- На что рассчитывает Донбасс, кому он теперь будет продавать уголь?
- С 1985 года по сегодняшний день добыча угля в Донбассе сократилась вдвое. При этом Киев выделял угольной отрасли дотации в размере не менее 2,5 миллиарда долларов. В России в том же угольном бассейне, в Ростовской области, за то же время произошло падение добычи с 31 миллиона до 5 миллионов тонн. России этот уголь точно не нужен.
- А ведь Украина может отказаться им платить пенсии и пособия, они теперь самостоятельные регионы…
- К сожалению, может и такое быть, и это приведет к ещё большему разгулу бандитизма. Там уже исчезают люди.
- В Мариуполе вообще провели два референдума, часть населения пожелала присоединиться к так называемой объединенной Запорожско-Днепропетровской области…
- Проблема в том, что здесь ситуация сильно отличается от крымской. Большинство населения и не думало о жизни вне Украины, а их втянули в непонятную авантюру. В результате всех этих подлых усилий уже погибло много людей. Мы каждый день слышим в новостях о разгуле боевиков и различных полевых командиров. В итоге регион с многомиллионным населением оказался в состоянии хаоса, бандитизма и преступности.
- И что с этим делать?
- Сейчас начнется борьба политических амбиций. Кстати, именно Россия могла бы эту ситуацию не только успокоить, но и существенно исправить. Для этого нужно разоружать боевиков, отозвать военных специалистов, не пускать туда желающих повоевать, отвести войска от границы и договориться с украинскими властями об одновременном прекращении воинских операций. Но этого, к сожалению, не делается.
- Какие перспективы есть у новых народных республик?
- Сейчас не вижу даже маломальских положительных перспектив. Трудно представить, что эти регионы возьмут в состав России со всеми вытекающими из этого для нашей страны последствиями. Может они будут как Абхазия и Осетия непризнанными республиками, но тогда это всё равно на содержании у России. Возможно, это будут мятежные регионы, формально относящиеся к Украине.
- Для России очень опасно иметь таких соседей?
- Безусловно, ведь на этих территориях формируется крупный регион крайней нестабильности с разгулом вооруженной до зубов преступности и образованием криминальных анклавов.
- К санкциям, которые вводят против России США и ЕС, многие политики относятся с иронией. Тем не менее, они подрывают нашу экономику и неизвестно, что ждет нас впереди…
- Я тоже пока не придаю им особого значения. Но это пока. В среднесрочной перспективе я бы не стал к санкциям, вводимым против нашей страны, относиться легкомысленно. Их последствия мы можем ощутить не сразу и по нескольким направлениям. Прежде всего, это ограничение в Европе импорта и потребления наших энергоресурсов, и принудительное снижение мировых цен на них, этот процесс может затянуться на 5-7 лет.
В ЕС будут стараться демпинговать цены за счет появления на рынке новых объемов нефти и новых видов энергии, а также поставок сжиженного газа. Для нас это будет очень чувствительно, поскольку импорт энергоресурсов составляет примерно 80% наших доходов. Параллельно начнется гонка вооружений, а поскольку на Западе и в США производительность труда в 3-4 раза выше нашей, то, соответственно, и оборонка для нас станет исключительно дорогой. Скажется на нас и ограничение поставок новых технологий и современной техники. Проблемным будет и банковско-финансовый сектор. Нам перестанут выдавать относительно дешевые и доступные кредиты и реструктуризировать долги наших компаний. Появятся ограничения по прохождению платежей, инвестициям и взаимным расчётам. Мы стали для всего мира опасными и непредсказуемыми. Как отвязанная пушка на корабле.
Хотя еще совсем недавно мы жили с пониманием, что создаем в России новую современную страну. По моему представлению, мы могли бы стать четвертой-пятой страной в мире по уровню развития. Для этого, правда, нужно было провести ряд реформ, исправить ошибки, совершенные в 90–ые годы, обеспечить обществу возможность реально участвовать в политическом процессе. Это была бы непростая, но очень важная работа, однако у нас были исключительно благоприятные условия. У России появились сверхдоходы, мы имели в целом безопасное и дружественное окружение и авторитет в мире. О Владимире Путине во всех газетах на Западе писали как о мировом лидере. Существовала реальная возможность сделать Россию передовой страной, экономической сверхдержавой, нужна была политическая воля. Но за последние два года ситуация изменилась.
- В какую сторону?
- Россия стала строить что-то совсем другое, политическое руководство всерьёз отказалось от европейского пути развития и повело страну в другом направлении.
Кстати, если говорить о курсе в контексте Украины (я имею ввиду их политиков), то они должны были понимать, что движение в Европу – это долгий, тяжелый и мучительный путь, и каждый маленький шаг в этом направлении можно было рассматривать как благо. Но сейчас там новые реалии, и им нужно думать, как из этого выпутываться.
- Но куда должна двигаться Россия?
- Она должна стремиться к тому, чтобы жизнь и достоинство любого нашего человека стали важнее всего остального, чтобы все без исключения были равны перед законом, то есть идти по европейскому пути, который обеспечил процветание и свободу многим сотням миллионов людей по всему миру. Я имею ввиду Европу не как географическое образование, а как набор принципов, принятых во всех развитых странах планеты после второй мировой войны.
- Победа бородатой женщины на Евровидении – это ведь тоже результат свободы?
- Да, это так. Конечно, свобода несет с собой и возможность, в том числе, делать глупости и запредельные странности, сомнительные и неприятные, особенно на наш взгляд. Но нормальных людей, умеющих жить в условиях свободы и пользоваться ею, в мире несопоставимо больше, и поэтому, прежде всего, свобода – это главное условие творчества, науки, движения вперед. А вы посмотрите, сколько в таких небольших, но реально свободных странах, как, например, Швеция или Голландия, нобелевских лауреатов! Это ведь прямой результат свободы. В условиях несвободы такое невозможно. Свобода – это будущее, в конце концов. Не надо всего так бояться и нужно понять, что все мы – люди, а не ангелы, ходим по земле, совершаем ошибки. Мы должны научиться жить среди свободных людей и самим быть свободными.
- Складывается ощущение, что наш народ боится свободы…
- Я думаю, наш народ не боится свободы. Он просто не знает, что это такое. Ему слишком долго травили душу и ломали мозги. Проблема не в народе, а в нынешней предательской и алчной элите. Это она заинтересована в лишении народа свободы и с этой целью людьми манипулирует.

Оригинал