Что объединяет СПС и "ЯБЛОКО"
Самый простой способ поссорить лидеров СПС и "Яблока" - попросить их публично объясниться в любви друг к другу. Устроители регулярных ток-шоу на тему "объединения всех демократических сил" прекрасно знают, что в финале вожди демократии переругаются. Более того, ради этого их, собственно, и высаживают перед телекамерами и микрофонами. Успех шоу целиком зависит от крепости выражений, которыми собеседники закончат сеанс идейного братания, поэтому вершиной жанра считается памятная схватка Явлинского с Чубайсом в прямом эфире у Киселева.

Недавняя радиоперебранка Явлинского с Немцовым до этого эталона не дотянула. Вожди не сумели уязвить друг друга так, чтобы убить в сторонниках "демократического единства" последнюю надежду. Следовательно, это не конец жанра - будут новые попытки подтолкнуть СПС и "Яблоко" к брачному союзу, будут новые шоу. Тем более что на днях объединительная идея получила неожиданную поддержку со стороны партии власти. Господствующая в Думе "Единая Россия" грозится поднять "проходной балл" для партий, претендующих на парламентские мандаты, с 5 до 12,5 процента. Если эта угроза будет реализована хотя бы в смягченном варианте ("единороссы", скажем, согласятся на 7 процентов), то в будущей Думе может не оказаться ни "яблочников", ни правых. Следовательно, инстинкт выживания должен заставить их забыть старое, умерить вождисткий эгоизм и объединить партийные списки.

Возможно, "Единая Россия" блефует. Может быть, строительство двухпартийной системы, объявленное кремлевским руководством, затянется, и СПС с "ЯблокоМ" будет позволено подышать до следующих выборов, но по большому счету судьба объединительного проекта от этого не зависит. Что бы ни решили в Кремле, какой бы барьер ни установили думские центристы, желанное бракосочетание не состоится никогда. В самом крайнем варианте возможен верхушечный союз, объединение лидеров, но то, что от этого брака может родиться здоровая успешная партия, - иллюзия, не имеющая никаких реальных оснований. И лидеры обеих партий прекрасно это понимают, а вслух не говорят только потому, что никому не хочется выглядеть похоронщиком такого благородного проекта.

Идея скрестить явлинцев с гайдаровцами, родившаяся в начале 1994 года, с тех пор возрождается после каждых думских выборов. Интересно, что среди ее пропагандистов не замечалось авторитетных социологов или специалистов по избирательным технологиям. Обычно в роли свахи выступают авторитетные общественники, связанные дружескими отношениями и с Явлинским, и с вождями правых, и переживающие их конфликт, как семейную ссору. Последний по времени объединительный цикл был инициирован письмом пяти ветеранов демдвижения (Юрием Афанасьевым, Егором Яковлевым, Юрием Рыжовым, Евгением Савостьяновым и кем-то еще), появившимся в начале 2000 года. Это было время, когда СПС и "Яблоко" обнесли при распределении думских комитетов, они обиделись и объявили Думе бойкот. Теперь вы видите, что делить вам нечего, сказали ветераны и рекомендовали немедленно сходиться.

На чем основывается вера сторонников этого союза? На кажущейся общности социальной природы обеих организаций. И "Яблоко", и СПС - партии, созданные интеллигенцией и для интеллигенции. Люди, недовольные раздельным существованием двух единокровных партий, мыслят интеллигенцию по-советски ("прослойка" работников умственного труда), полагая, что она продолжает оставаться единой социальной корпорацией и нуждается в общем политическом представительстве. А это уже давно не так. Процесс социальной дифференциации, запущенный рыночными реформами, расщепил эту "прослойку" сильнее, чем какую-либо другую группу населения. Кое-кто из советских интеллигентов стал долларовым миллиардером, а кого-то теперь называют бюджетником и, невзирая на профессорское звание, относят к социальным низам.

В объединении есть смысл, когда имеется шанс соединить электораты. В случае с СПС и "ЯблокоМ" такого шанса нет. Если верить социологам, электораты этих партий, несмотря на общность происхождения, бесконечно чужды друг другу. Интеллигент, голосующий за СПС, - это человек, адаптировавшийся к социальным переменам, удовлетворенный своим нынешним статусом и потому достаточно лояльный к власти. Избиратель "ЯБЛОКА" - как правило, тоже интеллигент, но интеллигент неустроенный, обделенный, считающий нынешний порядок вещей несправедливым и властью, конечно же, недовольный. При отсутствии выбора, как говорят те же социологические исследования, избиратели СПС могли бы проголосовать за любую из партий власти (НДР, "Единство", "Единую Россию"), а электорат "ЯБЛОКА" - за КПРФ. Серьезных идейных противопоказаний к этому нет - есть только культурные сдержки. Интеллигенту, даже если теперь это бюджетник, трудно подавить в себе неприязнь к людям "другой группы крови", к их номенклатурной выправке, скучным протокольным лицам, к их серым пиджакам и невыносимому косноязычию.

Пока интеллигентских партий две - образованное сословие имеет возможность совмещать политический выбор с культурным. Когда партии сольются, этой возможности уже не будет. Новая, объединенная, организация обречена стать партией либо "яблочного", либо эспээсовского электората и получать те же зыбкие 5-7 процентов голосов. Если учитывать различия в финансовых и административных ресурсах, которыми располагают СПС и "Яблоко", то вариант, при котором объединенная структура станет идейной наследницей "Союза правых сил", выглядит более вероятным. Поэтому правые значительно смелее и напористее в своем предложении руки и сердца. Для них это возможность убрать "Яблоко" с политической доски и как они, вероятно, думают - пополнить свой электоральный резерв. Этот расчет строится на том же песке, что и романтический вариант объединительного проекта. Оставшиеся без своей партии "яблочные" избиратели скорее перестанут ходить на выборы, чем примкнут к правым либералам.

Вообще говоря, было бы больше толку, если бы обе интеллигентские организации принялись осваивать электораты больших партий, а не тратили время на дискуссии о том, как им лучше умереть - поодиночке или взявшись за руки.