Жертвы плебисцита

25.09.2018

Не собирался опять писать про выборы, вроде все уже сказано (в том числе и про последние: см. «Невыборы губернаторов»). Но голосование за ЛДПР в Хабаровском крае и Владимирской области произвело на сознание публицистов и журналистов какое-то неадекватное впечатление: они обрадовались и засуетились, рассказывая, что, мол, «наконец-то…» На самом деле радоваться абсолютно нечему, произошедшее в минувшее воскресенье — очередной шаг по лестнице, ведущей вниз. 

(ФОТО: пресс-служба УМВД по Владимирской области)

Приход людей из ЛДПР на выборах во власть — показатель деградации политической и экономической ситуации, свидетельство того, что положение дел в стране становится еще более абсурдным. Так уже было в 1993-м, когда в результате провала реформ и стрельбы из танков по Верховному Совету на выборах в Госдуму победила ЛДПР.  

Рукотворная экономическая стагнация, разрастание бедности и обнищание, пенсионная «реформа», войны на Донбассе и в Сирии, международная изоляция, воровство и коррупция, отсутствие перспективы — все это сегодня создает атмосферу страха, тоски и злобы. Вот вам и мотивы голосования за ЛДПР. Чем хуже ситуация в стране, тем больше шансов у популистов.

Если кто-то полагает, что результаты выборов в Приморье, Хабаровском крае, Хакасии и Владимирской области — символ политических перемен в стране, то им хочу сказать, что Путину совершенно безразлично, через кого проводить свою политику — через ЕР, ЛДПР или КПРФ. Представители любой из этих «партий» полностью и безоговорочно разделяют все главные направления политики Путина. К тому же как губернаторы они абсолютно зависимы от федерального центра. Поэтому обсуждать «коалиционные правительства» Зюганова с Жириновским в регионах как-то уж совсем странно. Кстати, если бы эти персонажи могли реально проводить хоть какую-то свою политику, то сделали бы ситуацию в стране еще хуже, чем сейчас. Так чему радоваться? 

Вынужден повториться. Голосование против действующих губернаторов и представителей ЕР в некоторых регионах вполне устраивает власть, поэтому она не очень сопротивляется. Губернаторы — кто послабее и поглупее — становятся жертвами выпуска пара по поводу повышения пенсионного возраста, и это, безусловно, в интересах системы. Путин уже несколько лет последовательно проводит линию перекладывания ответственности за все проблемы и беды людей на региональное руководство и чиновников. Сам президент при этом предстает в роли верховного арбитра и народного заступника, единственного в своем роде, качественно отличающегося от всех остальных государственных чиновников. В соответствии с этой концепцией и были выстроены последние «прямые линии» Путина. Так что система не буксует, она следует своей логике. А умозаключения политкомментаторов о глубинной связи «победы оппозиции» в нескольких регионах с будущими федеральными выборами — пустые хлопоты. Скорее всего, уже в ближайшее время избирательная система будет ужесточена, чтобы никаких сбоев больше не происходило. Да и с теми, кто нарушил договоренности и повел себя не по понятиям, разберутся так, чтоб неповадно было. И, конечно, как всегда, за такие поправки в избирательное законодательство дружно проголосуют коммунисты и ЛДПР.     

Победа кандидатов от ЛДПР или от коммунистов ничего не меняет. Губернаторские посты в современной России — это обычные чиновничьи должности, жестко вписанные в вертикаль власти и ничего общего не имеющие с публичной политикой. В случае победы так называемого «альтернативного» кандидата он просто занимает место чиновника, включается в вертикаль и подчиняется ее правилам. А настоящей, содержательной альтернативы на выборах нет. Для тех, кто мог бы попытаться «сломать игру», — муниципальный фильтр. Искать источник оптимизма в голосовании за кандидатов от ЛДПР или от коммунистов — это логика «голосуйте за кого угодно, кроме...», тупиковость и неэффективность результата которой после 2011 года хорошо известны. 

И еще. Разговоры о поражении власти и провале на этих выборах администрации президента, о том, что у власти появились электоральные проблемы и т.п., создают видимость легитимности российских выборов в целом и таким образом продолжают операцию от 18 марта под названием «плебисцит». Потому что если в России есть выборы, есть волеизъявление, значит, Собянин — на самом деле избранный мэр Москвы, а Путин — на самом деле избранный президент России. Неплохой результат, ради которого точно можно пожертвовать и Орловой, и Шпортом. Раз уж получился такой сбой, их согласились принести в жертву, чтобы показать, что у нас есть выборы, которых нет.

Произошедшее в минувшее воскресенье показывает, что режим движется в лучшем случае к однопартийной системе с разрешенными фракциями под эгидой вечного Путина. А в худшем — к политическому устройству в форме ультраконсервативной капсулы, отгороженной от мира, с Путиным во главе. Ну или, например, с Шойгу.