Дорогие друзья!

Я очень рад возможности встретиться с вами и благодарен тем, кто организовал эту открытую встречу в зале, куда может придти любой человек. Я очень признателен тем, кто показал нам фильм об Андрее Дмитриевиче Сахарове.

Я не знал лично Андрея Дмитриевича и не могу поделиться личными воспоминаниями. Я хотел бы поделиться соображениями, связанными с сегодняшним днем.

Андрей Дмитриевич Сахаров сформулировал основные, базовые идеи всего либерально-демократического направления в России. Можно сказать, он заложил фундамент этого политического направления.

Сахаров был великим ученым, который в конце 20 века сформулировал исключительно важный для России тезис. Он определил и во многом доказал, что процветание России, будущее, которого желает абсолютное большинство граждан возможно только, если Россия будет развиваться как свободная и демократическая страна. Этот императив, это главное условие развития нашей страны в полном объеме в современной истории было сформулировано Андреем Дмитриевичем Сахаровым.

Взглянув на сегодняшнюю жизнь, можно выделить главные уроки одиннадцати лет после смерти Сахарова, непосредственно связанные с заветами Андрея Дмитриевича, которые были преданы забвению.

Андрей Дмитриевич, будучи великим ученым и мыслителем современности, не считал себя политиком. Будучи таким значимым неполитиком, он сформулировал очень важные и принципиальные правила, ценности для всех, кто занимается политикой.

Сегодня у нас есть разные политики. Многие официальные люди часто цитируют Андрея Дмитриевича, обязательно принесут в день его рождения или смерти цветы на его могилу. Но все чувствуют, что если бы сегодня академик Сахаров был жив и высказывался, то именно они составили бы костяк тех, кто сильнее всего захлопывал, затопывал, прогонял бы его от микрофона.

Важнейший его завет был завет о нравственности политики. Андрей Дмитриевич понимал, что обращаться к политикам с просьбой или требованием быть нравственными, - дело совсем безнадежное. Поэтому он сформулировал это несколько иначе. Он говорил, что нравственные позиции в политике самые практичные, самые целесообразные. Конечно, в том случае, если целью является не только личное благосостояние, но хотя бы в какой-то степени и перспективы страны, ее будущее; если цели включают то, как будут жить дети, внуки в нашей с вами стране.

Такое нравственное начало в политике как практически правильное было исключительно важно. Потому что общество, которое вырастает во лжи, как об этом недавно написала Елена Георгиевна Боннэр, никогда не будет взрослым. От себя добавлю, что оно просто не может вырасти как растение без солнца. Такое общество навсегда остается подростковым, с ужасными комплексами, с обидами и агрессией на всех вокруг.

А еще потому, что цинизм, который стал инструментом “крутых” политиков последнего десятилетия, - просто форма глупости. И раньше или позже мы видим крах идей, которые с помощью цинизма реализуют такие политики. И даже небольшая доля (или доза) цинизма способна отравить существование самых понятных и необходимых идей.

Презрение к нравственному основанию политики конкретно было проявлено осенью 1999 года, когда контртеррористическая операция в Чечне превратилась в широкомасштабную войну против всех, кто живет в Чечне. Тогда сложилась уникальная ситуация. Люди бежали от Хаттаба, от Басаева – от тех, кто не позволил реализоваться чеченской независимости, от тех, кто стал глумиться и издеваться над ними. Это было время для начала глубокой, серьезной нравственной политики.

Если бы люди, которые осуществляли политику в Чечне, понимали, что практическая сторона нравственности заключается в том, чтобы призвать на свою сторону, на федеральную сторону, если хотите, всех этих людей, обеспечить им поддержку и понимание и вместе с ними сделать так, чтобы терроризм не стал главным содержанием того, что происходит в Чечне! Вместо этого было сделано совсем другое. Начались массированные бомбардировки, использование жесточайшего оружия, в том числе и против мирных жителей. В результате всего этого сегодня политика, связанная с Чечней, зашла или почти зашла в абсолютный тупик.

Вот один из заветов Андрея Дмитриевича, который был ясен и очевиден, и он не был выполнен.

Андрей Дмитриевич никогда не был политиком, но был правозащитником. В России еще очень долго понятия “политик” и “правозащитник” будут близки друг другу. Настоящий демократический политик в России сегодня, на мой взгляд, всегда правозащитник. Если говорить не об отдельных правах граждан, а обо всех правах, которые у нас нарушаются, то это и будет политическая программа. Если вы начнете реально защищать все права граждан: и политические свободы, и экономические права, и личные права граждан, — вы превратитесь в политика.

Очень много людей испытывает моральные и физические страдания в разных формах: в военных казармах, в камерах предварительного заключения, отстаивая свои права на маленький клочок земли; больше трети наших сограждан находятся за чертой бедности. Поэтому совершенно очевидно, что еще очень долго российский политик одновременно будет и защитником права граждан на лучшую жизнь. И это тоже один из важнейших заветов, который нам оставил академик Сахаров.

Да, за последние 10 лет мы не смогли создать социально-экономический фундамент демократии и свободного общества. Если вы мне зададите вопрос: проводилась ли в последние 10 лет либеральная политика в России, — я отвечу так. Если говорить о фундаментальных принципах либерализма 19 века, — да, проводилась. Но если говорить о том, что такое либерализм сегодня, в конце 20 - начале 21 вв., который в центре своего внимания всегда держит свободу человека и его социальное и экономическое благополучие, — то нет, такой политики в России не проводилось никогда. Абсолютное большинство людей от этих реформ почти ничего не получило. Поэтому сегодня у дома Андрея Дмитриевича собирается 12 человек . Потому что совершенно абсолютное большинство людей чувствуют себя обманутыми той экономической и социальной политикой, которая проводилась последние десять лет. Самое главное, чего не было сделано и что абсолютно необходимо для того, чтобы всерьез говорить о фундаментальных основах демократии и свободы в России, — это равенство возможностей. Настоящий либерализм — это всегда равенство возможностей, равенство доступа к самым главным механизмам, например, к благам, которые распределяются в условиях рыночной экономики, равные права на рынке, справедливая и честная конкуренция, возможность противостоять давлению монополий, давлению узкого круга ограниченных людей, называемых у нас олигархами. Вот что представляет собой действительно либеральные реформы. Таких реформ у нас еще не было.

Поэтому сейчас хороший повод если не сформулировать программу, то по крайней мере рассуждать о том, каким же должен быть новый демократический курс, который нам позволит встретить 90-летие академика Сахарова в других условиях, с другим настроением.

Я попытаюсь сейчас сформулировать несколько элементов такого нового курса. Прежде всего это бескомпромиссная — подчеркиваю — борьба за политические права и свободы всех граждан России. В числе этих прав есть, конечно, право на собственность, и на крупную тоже, но это право не может заменять право на свободу. Будет свобода — будет и собственность; не будет свободы — не будет никакой собственности. Я могу себе представить митинг “За нашу и вашу свободу”, но трудно себе представить собрание под лозунгом: “За нашу и вашу собственность”. И это первое, что должны усвоить те, кто называет себя демократами. И никакие прагматические объяснения не могут оправдать отступлений от этой задачи. При этом прагматизм становиться просто формой политической продажности.

Вторая задача. Все реформы по созданию в России свободной рыночной экономики, в области структуры нашей экономики, все реформы в социальной области отныне должны быть подчинены важнейшему определяющему правилу: реформы для большинства. Невозможно проводить реформы, нацеленные на интересы узкой группы лиц. Идея, что эта узкая группа лиц станет потом двигателем, который потащит всех за собой, оказалась недалекой и порочной. Эта группа лиц, конечно, стала мотором, но только мотором роста личного благосостояния. Реформы для большинства — важнейшая задача, которая означает, что мы хотим построить в России либеральную, социально ориентированную рыночную экономику европейского типа.

Поэтому третьим направлением новой демократической политики является европейский вектор в развитии России. Ориентация на европейское социально-экономическое устройство очень важна, поскольку Россия — великая европейская страна. Россия в последние века, да может быть, и на протяжении всей своей истории, увлекала за собой всю Евразию на европейский путь.

И наконец, консолидация всех разумных демократических сил должна быть важнейшим правилом. Эта консолидация теперь возможна, потому что под многими спорами, которые шли между демократами, жизнь уже подвела черту. В области экономической политики черта была подведена 17 августа 1998 года. Нашим спорам в области политики, и персональной политики, — 26 марта 2000 г. Теперь все, кто всерьез хочет двигаться к созданию реально демократического, социально ориентированного рыночного хозяйства, должны извлечь уроки из прошедших 10 лет и направиться в сторону консолидации.

Основное направление консолидации демократических сил — это консолидация равноправных, самостоятельных, никому, и друг другу в том числе, не подчиняющихся, политических организаций. Я выступаю за равноправное сотрудничество всех демократических сил. И всех приглашаю к сотрудничеству с моей партией. Это направление мы реализуем практически. Сейчас тщательно готовим Демократическое совещание.

Наши взгляды давно определены. “ЯБЛОКО” будет бороться с созданием в России полицейского государства. Мы окажем всякое возможное сопротивление созданию в России управляемой демократии, потому что управляемая демократия обрекает Россию на безнадежное отставание и лишает ее всякой перспективы.

Мы пойдем по этому пути со всеми, кто готов вместе с нами проводить реформы для большинства и обеспечивать свободное демократическое социально ориентированное будущее для нашей страны. Реформы для большинства позволят нам сделать так, чтобы на 90-летие Сахарова мы пришли в другом настроении.

Спасибо.