Двадцать шестого декабря основоположнику физики плазмы, бывшему директору советской программы космических исследований, а ныне профессору университета штата Мэриленд, академику Роальду Сагдееву исполнилось 70 лет. От имени Русской службы "Голоса Америки" мы поздравили его с юбилеем.

Инна Дубинская: Роальд Зиннурович, семьдесят лет - по американским меркам, в общем, средний возраст... Какие у вас творческие планы на ближайшие двадцать-тридцать-сорок лет?

Роальд Сагдеев: Вы знаете, действительно, здесь со средним возрастом... Я вспомнил эпизод: несколько лет назад ныне покойный генерал Лебедь приезжал в Вашингтон, и ему задали вопрос (кстати, вопрос задала Кэтрин Грэм, которая тогда была главой "Вашингтон пост"): "Правда ли, что средний возраст мужчин в России, то есть средняя продолжительность жизни, 57 или 58 лет?" Генерал с присущей ему военной прямотой сказал - "Это правда, но это хорошо - потому, что нам не нужно думать о пенсии". Вот, действительно, всё-таки грустное ощущение возникает, когда люди на языке такого чёрного юмора говорят о ситуации в России. Но это было несколько лет назад. Сейчас ситуация, по-моему, заметно улучшается, и я хотел бы пожелать всем своим соотечественникам в России более удачного 2003 года.

И.Д.: В России часто можно слышать сожаление по поводу того, что вы уехали. Но вы уехали, так сказать, по семейным обстоятельствам, а многие тем не менее уезжают в рамках такой тенденции, которая получила название "утечка мозгов"?

Р.С.: Прежде всего я хочу сказать, что здесь никакого нет злого умысла. Уезжают молодые люди, полные творческих сил, учёные, которые хотят найти способ творческого самовыражения, сделать что-то в науке. К сожалению, в России пока ещё условий для серьёзной научной работы. Пока ещё по-настоящему нет. Ведь современная наука требует больших финансовых вложений, сложных приборов, работы в активно действующих больших коллективах... Вот пока, к сожалению, обстановка ещё совсем не позволяет рассчитывать на такие условия.

Но нечто подобное происходило с Европой незадолго до Второй мировой войны, когда в Германии к власти пришли фашисты, и после Второй мировой войны, когда в Европе ещё продолжалась разруха. Огромное количество учёных - самые хорошие, самые светлые умы - уезжали через океан в Штаты. Но прошло 10, 15, 20 лет, Европа встала на ноги - и многие из них вернулись, в особенности те, кто был помоложе. И даже коренные американцы иногда тянутся в Европу, подают на замещение вакантных научных должностей в европейских университетах и институтах. Нечто такое может произойти и с Россией, если Россия сможет преодолеть эти трудности экономического, социального развития, встанет на ноги политически.

Но на самом деле утечка мозгов как социальное явление, как культурное явление, - в каком-то смысле это российское изобретение. Пётр I предвидел, какую роль может сыграть наука в становлении государства, его экономики и культуры. И в тяжёлые для России времена, действительно экономически тяжёлые, он сумел найти средства и пригласить в Россию самых выдающихся европейских учёных. Леонард Эйлер и братья Бернулли были членами Российской академии. Большую часть своей жизни Эйлер, основоположник современной математики и механики, работал в России, в Петербурге. Самое главное - это оценить потенциал науки для развития своей собственной страны. Мне кажется, что сейчас в этой сфере намечаются положительные сдвиги в России.

И.Д.: По случаю вашего юбилея президент Татарстана Минтимер Шаймиев направил вам поздравительное послание. Отмечают ли ваш юбилей здесь, в США, и ценят ли ваши студенты в Мэрилендском университете те неисчерпаемые богатства знания, которые вы им ежедневно преподаёте?

Р.С.: Ну, если говорить о студентах, то вы знаете, что по традиции в американских университетах в заключение каждого лекционного курса студенты должны заполнить анонимную анкету о своём отношении к данному курсу, к ректору, к методике преподавания. Я вам скажу так, что пока всё ничего. Конечно, бывают и критические замечания от молодых людей. Но я считаю, это только полезно для следующего поколения студентов, чтобы можно было что-то сделать новенькое и изменить то, что не понравилось их предшественникам.

И.Д.: Я желаю вашим студентам ещё много-много лет пользоваться преимуществами вашего присутствия в Мэрилендском университете!

Р.С.: Буду стараться помочь им.