О смысле выборов в Госдуму

Сегодня на съезде состоялось именно то, чего я и хотел добиться на самом первом этапе – состоялось обсуждение принципиально важных для страны вопросов, принципиально важных для страны проблем.

Наша политическая ситуация складывается так, что даже в контексте выборов в Государственную Думу наиболее крупные, принципиальные, исторические вопросы обсудить масштабно невозможно. Конструкция выборов в Думу политически очень ограничена частными вопросами, частными предложениями, частными решениями и, конечно, личными мечтами получить депутатский мандат. Она умышленно сведена в очень узкое русло. И, как вы прекрасно понимаете, не только один достойный честный депутат Государственной Думы ничего не может поделать, но даже и двадцать тоже очень мало чего смогут сделать. Себя продемонстрировать – да, но это не является особой проблемой, хотя тоже нужна личная смелость. Но что-то изменить – это и двадцать, и тридцать человек не смогут. Отсюда и возникает идея, что, вообще говоря, политический процесс нужно вести вокруг того, что, с одной стороны, не ведёт к насилию и кровопролитию, а, с другой стороны, создаёт вектор движения к реальным переменам. Вот что мы сегодня обсуждаем.

Мы обсуждаем выдвижение как начало широкой демократической кампании по определению кандидата от всех неавторитарных, неевразийских сил для участия в президентских выборах, которые могут случиться когда угодно. И вовсе не точно, что через два года. Хотя даже если и через два года, то когда же начинать этот процесс? Неужели кто-то думает, что это можно сделать в ходе кампании за два-три месяца? Это иллюзия. Опять останемся, как в 2011-2012 году, без своего кандидата. Не надо повторять ошибки.

О письме 24-х «бунтующих интеллектуалов»

Несколько слов я вынужден сказать о полемике, которая здесь была. Я очень признателен за неё. Я очень благодарю моего критика Сергея Адамовича Ковалёва. Это большая честь быть и его другом, и объектом его критики. Так было всегда в наших отношениях. Пропорция менялась время от времени. Но такое соотношение было всегда.

Я выслушал с уважением и интересом то, что говорил Сергей Адамович. Я читал то, что он говорил и хотел бы дополнить. У меня есть только одно возражение - он меня спутал с кем-то, кто всё себя солдатом называет. Я себя ничьим солдатом не называю, я делаю работу, которая мне поручена партией и моими убеждениями. А насчёт солдат, у нас есть другой гражданин из «Инстаграма».

А по ряду вопросов я буду оппонировать. Во-первых, мне кажется, что, когда говорят, что есть какие-то безукоризненные, непогрешимые люди, это приятное, но сильное преувеличение. Их нет. Люди есть люди. И все мы грешны. И я, может быть, едва ли не в первую очередь среди других. Но всё же, наверное, есть какой-то таинственный статистически незаметный слой интеллектуалов. Я к нему отношусь с большим уважением и всегда прислушивался к мнению этих людей. Но я не могу оставить в стороне тот факт, что они же были и 10 лет назад, и 15 лет назад, и 25 лет назад. И всё время влияли. Но результаты-то вот они! В 1996 году – «голосуйте за Ельцина, или проиграешь». В 1999 году – «Кириенко – в Думу, Путина – в президенты». И так далее. Поэтому нет безукоризненных людей, и нужен диалог. И мы готовы к диалогу и с 25-ю, и с 250-ю, и с заметными интеллектуалами, и с незаметными, с какими угодно. Это очень важно!

Еще одно важное обстоятельство. Друзья, нашим избирателям надо говорить слова, которые имеют смысл. Хватит говорить слова, за которыми нет смысла. Вы-то опытные политики, вы-то знаете, что может быть, а чего в природе не может быть. Не потому что кто-то плохой, а потому что этого не может быть. Так зачем вы обещаете? Я не буду говорить эти заветные слова. Вы сами знаете, о чём я говорю. Это одна из причин, почему мы находимся там, где находимся: десятилетиями говорим вещи, которые не связаны с реальностью. И люди разочаровываются, огорчаются и впадают в неверие. Их сначала специально провоцируют, потом разочаровывают, и они впадают в неверие. Нам всем надо научиться говорить честные вещи нашим избирателям – что возможно, что невозможно. И здесь я тоже поддерживаю Сергея Адамовича, когда он говорит «осторожнее со словами о победе». И победу надо понимать правильно.

О финансировании Ходорковским

Ещё один чувствительный момент, о котором здесь говорилось. Я не собирался этого говорить, но её затронули. Кто-то должен ответить. Затронули Ходорковского. Когда он сидел в тюрьме, мы ни слова никогда… Мы книги ему присылали, я на суд ходил. Мы поддерживали его там. Сегодня он свободный человек, живёт в Лондоне. У нас разные политические программы, разные политические взгляды по многим вопросам.

Мы просили его месяц-полтора назад, когда возникла тема финансирования, не финансировать нас – уважительно, через людей, которым он доверяет, которые к нам иногда заходят, мы сказали: пожалуйста, не надо нас финансировать. Почему? Потому что у нас разные взгляды. Я не буду сейчас подробно объяснять, хотя могу это сделать. Разные. Финансирования как благотворительности в политике не бывает. Бывает только политическое финансирование. И сейчас у нас разные политические взгляды, разные взгляды на то, что надо делать, как это надо делать. И, пожалуйста, не надо нас трогать.

После того, как с какой-то непонятной целью его представители в Москве сказали, что вы, члены «Яблока», просите у него деньги, и сказали, что это 20 с лишним человек, ну мы и ответили, что нет, не просим, что нам неизвестно, кто это, что мы этого не делаем.

Кроме того, у нас есть опыт – полтора года, когда Ходорковский финансировал «Яблоко» по указанию Путина, как и коммунистов. Как Чубайс финансировал «СПС» по указанию Путина - тогда не было никакого государственного финансирования. Тогда было финансирование только от крупных экономических структур. И Путин решил распределить их между разными партиями. У нас есть опыт такого финансирования, он не очень приятный.  И у нас есть опыт того, что мы попросили сейчас не делать с нашими кандидатами. Есть живые конкретные люди, которые вам расскажут, как это происходило. Мы даже не в претензии, мы просто просим этого больше не делать. Вот, собственно, и всё. И об этом только и было разъяснение нашей пресс-службы. Мы просим этого не делать. Почему? Потому что у нас разные политические взгляды на очень многие вопросы. По-моему, всё понятно. О чём тут ещё говорить? Это факты. Эти факты можно проверить. Они ясные. Это действительно был неприятный опыт общения в 2003 году.

Непрохождение «Яблока» в Думу не было связано с Ходорковским и тем, что с ним происходило. Мы его к этому вопросу… Но сама технология вокруг денежных потоков – как это делалось, куда это направлялось, как делалось многое через голову, за спиной… Сейчас идёт трансляция, нас смотрят. Я с этой трибуны уже лично обращаюсь: пожалуйста, оставьте нас в покое. Хотите вести с нами политическую дискуссию – пожалуйста, у нас есть много людей, которые будут с вами вести профессиональную, глубокую, серьёзную, принципиальную политическую дискуссию. У нас есть много таких членов партии. Но свои денежные вопросы оставьте при себе.

Что касается наших спонсоров – да, они у нас есть. Но у нас есть одно условие: спонсоры не определяют нашу политику. В этом зале нет ни одного человека, кто мог бы встать и сказать, что когда-либо было сказано кому-либо, что мы тебя финансируем, если ты будешь говорить это или это, делать так или не так. Такого в «Яблоке» не было никогда. Поэтому у нас не всегда есть деньги. Поэтому мы не всегда можем вести грандиозные кампании. Потому что не все на это согласны. Но мы к этому относимся очень всерьёз. Теряли ли мы спонсоров? Ещё как. Одно заявление по Украине чего нам стоило. Ну что ж, такова наша позиция, таковы наши принципы.