Ваши Величества, члены норвежского Нобелевского комитета, Ваши Превосходительства, дамы и господа.

Я принимаю эту награду с глубочайшей благодарностью. Я благодарен своей жене Розалин, коллегам по Центру Картера и многим другим людям, продолжающим бороться за прекращение насилия и страданий во всем мире. Наш центр, возможно, уникален по размаху своей деятельности и по условиям работы, но во многих других отношениях похож на сотни неправительственных организаций, отстаивающих права человека и мир на земле.

Большинству нобелевских лауреатов не приходилось подвергать себя личной опасности, но были среди них и такие, кто действовал с величайшей храбростью. Ничей пример не напоминает нам с такой живостью об опасности миротворчества, как судьба моих друзей Анвара Садата и Ицхака Рабина, отдавших жизни ради мира на Ближнем Востоке.

Подобно этим двум героям, я начал свою карьеру военным, в качестве офицера подводной лодки. Вместе со своими сослуживцами я сознавал, что нужно быть готовым к сражению, если нам его навяжут, и мы готовы были не жалеть жизни ради того, чтобы защитить наш народ и его принципы. В то же время, мы всегда горячо молились, чтобы эта готовность помогла предотвратить войну.

Позже, будучи президентом и главнокомандующим Вооруженных сил США, я был одним из тех, кто нес ответственность за поддержание глобальной стабильности на пике холодной войны, когда две мировые державы вступили в конфронтацию. Обе стороны понимали, что неулаженное политическое столкновение или серьезная ошибка могут привести нас к ядерному холокосту. И в Вашингтоне и в Москве сознавали, что у нас есть меньше получаса на ответ, если мы узнаем, что в нас запустили межконтинентальные ракеты. Нам постоянно приходилось балансировать между применением военной силы и доводами наступательной дипломатии. Одновременно мы пытались завязывать дружеские отношения с другими народами, большими и малыми, у которых были те же цели, что и у нас.

В те дни запасы ядерного и обычного вооружения США и Советского Союза были почти равны, но в конце концов демократия одержала верх, благодаря приверженности свободе и правам человека не только граждан нашей страны и стран-союзников, но и жителей бывшей советской империи. В качестве президента я оказывал поддержку Андрею Сахарову, чья приверженность высоким идеалам также была удостоена нобелевской премией, которую он, однако, не смог получить лично.

С тех пор как я покинул Белый дом, мир сильно изменился. Теперь существует лишь одна сверхдержава, обладающая беспрецедентной военной и экономической мощью. Будущий оборонный бюджет США будет больше, чем сумма оборонных бюджетов пятнадцати государств, следующих за нами, и войска США присутствуют во многих странах всего мира. Наш валовой национальный продукт превышает валовой национальный продукт трех стран, следующих за нами, и голос нашей страны чаще всего является решающим в ситуациях, касающихся торговли, гуманитарной помощи и распределения мировых богатств. Это доминирующее состояние вряд ли изменится при жизни нашего поколения.

Великая мощь и ответственность Америки не беспрецедентны и в прошлом использовались сдержано и с большой пользой. Мы не возомнили, будто выдающаяся сила автоматически предполагает выдающийся ум, и постоянно консультировались с международным сообществом для того, чтобы согласовать нашу мощь и наше влияние с международным мнением.

В нашей стране решения также принимаются демократическим путем, что обычно помогает умерять наиболее радикальные или неразумные предложения. Черпая сдержанность и вдохновение в исторических конституционных принципах, наш народ в течение двухсот лет стремился следовать идеалам свободы, прав человека и справедливости. Сегодня эти принципы стали общепринятыми почти во всем мире.

Наш президент Вудро Уилсон был удостоен Нобелевской премии за свой вклад в создание Лиги наций, основными принципами которой являются "коллективная безопасность" и "самоопределение". Теперь эти принципы лежат в основе международного законодательства. Нарушения этих основ за последние полвека привели к трагическим результатам, примерами чего стали попытка Советского Союза захватить Афганистан и вторжение Ирака в Кувейт.

После Второй мировой войны государственный секретарь США Корделл Халл получил Нобелевскую премию за свою роль в создании Организации объединенных наций. Его преемник генерал Джордж Маршалл удостоился этой премии за свои усилия по восстановлению стран Европы, не исключая и побежденные государства - Италию и Германию. Это был исторический пример соблюдения прав человека на международном уровне.

Дамы и господа, двенадцать лет назад президент Михаил Горбачев удостоился вашего признания за свою выдающуюся роль в окончании холодной войны, длившейся тридцать лет.

Но вместо того, чтобы войти в тысячелетие согласия, наш мир сейчас стал во многих отношениях опаснее. Если нам теперь легче путешествовать и общаться, то взаимопонимания и взаимоуважения не стало больше. Множатся гражданские войны, не сдерживаемые Женевской конвенцией, большую часть жертв в которых составляют безоружные мирные жители, не имеющие возможности защитить себя. Недавние ужасающие теракты напоминают нам, что ни одно государство, даже сверхдержава, не является неуязвимым.

Абсолютно ясно, что эти глобальные проблемы необходимо решать мирно, гармонично, не разрушая сложившихся союзов и достигнутых международных соглашений. Нет никаких сомнений, что лучше всего этого можно добиться при помощи ООН, которая возможно несовершенна, но, как заметил здесь Ральф Банч, демонстрирует "умелую гибкость", не только сохраняя мир, но и внося изменения, даже радикальные изменения, без насилия.

Предположения, что война может предотвратить войну, представляют собой низкую игру словами и презренное разжигание войны. Все те, кто искренне верит в мир, должны стремиться использовать все достойные способы для того, чтобы не допустить войн. Мир видел многочисленные свидетельства того, что война может привести лишь к дальнейшей войне.

Мы должны помнить, что на сегодняшний день существуют по меньшей мере восемь ядерных держав, и три из них угрожают своим соседям в зонах большого международного напряжения. Если могущественные страны последуют принципу превентивной войны, это может стать примером, ведущим к катастрофическим последствиям.

Если мы согласимся с предпосылкой, что деятельность ООН является лучшим способом сохранить мир, тогда необходимо выполнять тщательно взвешенные решения Совета безопасности ООН. Слишком часто их невыполнение приводило к неконтролируемому насилию и расширению зон вражды.

Более полувека после образования государства Израиль в 1948 году Ближний Восток был источником международного напряжения. В 1978 году в Кемп-Дэвиде и в 1993 году в Осло израильтяне, египтяне и палестинцы поддержали единственный разумный способ достижения мира - 242 резолюцию ООН. Она осуждает захват территорий силой, призывает к уходу Израиля с оккупированных территорий и предоставляет ему возможность безопасно жить в гармонии со своими соседями. Нет другого мандата, исполнение которого могло бы значительнее улучшить международные отношения.

Возможно, сейчас наиболее важно, чтобы Ирак полностью подчинился единогласному решению Совета безопасности ООН, полностью отказался от всего оружия массового поражения и открыл инспекторам ООН беспрепятственный доступ к своим объектам, подтвердив тем самым, что его обязательства были выполнены. Мировое сообщество настаивает на этом.

За годы, проведенные в Белом доме, я часто думал о наставлении, которое мы получили в нашей маленькой школе в городе Плейнс, в Джорджии, от нашей любимой учительницы мисс Джулии Соулмен. Она нередко говорила: "Мы должны приспосабливаться к меняющимся временам, но придерживаться неизменных принципов".

Когда я был подростком, та же учительница познакомила меня с романом Льва Толстого "Война и Мир". Она рассматривала это великое сочинение как напоминание о том, что простые человеческие качества - доброта и честность - могут одолеть большую силу. Она также научила нас, что человек не несется беспомощно в потоке неизбежного, но может оказывать влияние даже на величайшие события в истории человечества.

Эти утверждения были подтверждены жизнью многих героев, причем имена некоторых из них были почти неизвестны за пределами мест, где они жили, пока они не стали нобелевскими лауреатами: Алберт Джон Лутули, Норман Борлауг, Десмонд Туту, Ели Визель, Аун Сан Су Чжи, Джоди Уильямс и даже Альберт Швейцер и мать Тереза. Все они, как и другие, доказали, что даже не располагая государственной властью - а часто и действуя против нее - люди могут активно и эффективно защищать права человека и бороться за мир.

Нобелевская премия также сделала более значимым влияние Мартина Лютера Кинга, величайшего лидера, который родился в моем штате. Если вернуться на минуту ко мне, то крайне маловероятно, что моя политическая карьера за пределами Джорджии была бы возможна без изменений, привнесенных движением борьбы за гражданские права на юге Америки и по всей нашей стране.

На ступенях мемориала Авраама Линкольна доктор Кинг сказал: "У меня есть мечта, чтобы на красных холмах Джорджии сыновья бывших рабов и сыновья бывших рабовладельцев смогли вместе сесть за братским столом".

Бич расизма еще не искоренен, ни на красных холмах нашего штата, ни в мире, и все же мы все чаще видим доказательства того, что его мечта о расовом равенстве может сбыться. Символом этого, по крайней мере для двух выходцев из Джорджии, стала церемония в Осло.

Я выступаю здесь не как официальное лицо, но как гражданин тревожного мира, надеящийся на растущее понимание того, что общество должно двигаться к общим целям: к миру, свободе, соблюдению прав человека, охране окружающей среды, облегчению страданий и главенству закона.

За последние десятилетия международное сообщество, обычно под руководством ООН, боролось за то, чтобы согласовать единые требования, которые позволили бы нам достигнуть этих главных целей. Эти требования включают: уничтожение противопехотных мин и химического оружия, прекращение испытания, распространения и дальнейшего развертывания ядерного оружия, сдерживание глобального потепления, запрет смертной казни, по крайней мере, для детей, и международный суд, который предотвращал бы и наказывал за военные преступления и геноцид. Те соглашения, которые уже приняты, должны полностью выполняться, а принятия остальных необходимо настойчиво добиваться.

Мы также должны исправить несправедливость экономических санкций, которые введены для того, чтобы наказать жестоких лидеров, но которые слишком часто наказывают тех, кто уже страдает от их жестокости.

Современность покоится на неизменных жизненных принципах. Я почитаю Иисуса Христа, которого мы, христиане, считаем Князем мира. Будучи евреем, он научил нас преодолевать религиозные границы в служении и в любви. Он никогда не отвергал римских завоевателей, других язычников и даже самых презренных самаритян.

Несмотря на богословские противоречия, все великие религии разделяют общие взгляды, которые определяют наши идеальные светские взаимоотношения. Я убежден, что христиане, мусульмане, буддисты, индусы, евреи и все остальные могут объединиться в общем усилии облегчить человеческие страдания и добиться мира.

Но наступили тяжелые и смутные времена для тех людей, жизнь которых определяется религиозными убеждениями, основанными на добром отношении друг к другу. Нам напомнили, что жестокие и бесчеловечные действия могут проистекать из искаженных богословских убеждений, так террористы-самоубийцы отбирают жизнь у невинных людей, прикрываясь ложной волей Бога. С ужасающей жестокостью соседи уничтожали друг друга в Европе, Азии и Африке.

Для того, чтобы мы, люди, были поглощены бесчеловечностью войны, необходимо было для начала обесчеловечить наших врагов, что уже само по себе является нарушением воззрений всех религий. Когда считаешь, что твои противники не охвачены милостью и благодатью Бога, их жизнь теряет всякую ценность. Мы снимаем с себя личную ответственность, когда устанавливаем противопехотные мины, а потом, через несколько дней или несколько лет, чужой для нас человек - часто ребенок - гибнет или становится калекой. Мы безнаказанно сбрасываем бомбы или ракеты с большого расстоянияи, не думая о количестве безликих для нас жертв.

В начале нового тысячелетия меня попросили обсудить здесь, в Осло, проблемы, с которыми столкнулся мир. Я решил, что наиболее серьезной и всеобщей проблемой является растущая пропасть между богатейшими и беднейшими людьми на земле. Граждане десяти самых богатых стран уже в 75 раз богаче, чем те, кто живет в десяти беднейших странах, и эта разница увеличивается с каждым годом и не только между государствами, но и внутри них самих. Это неравенство является основной причиной большинства нерешенных мировых проблем, среди которых голод, неграмотность, ухудшение окружающей среды, конфликты и болезни, которых можно было избежать.

Большую часть своей работы Центр Картера ведет в отдаленных деревнях в беднейших странах Африки, и там мне довелось наблюдать способность обездоленных людей выдерживать самые душераздирающие условия. Я начал восхищаться их мудростью и рассудительностью, их храбростью и верой, их величайшими свершениями, на которые они способны, если им дать возможность использовать свои врожденные особенности.

Трагично, что индустриализированный мир нисколько не заботят те, кто ведет жизнь, полную отчаяния и безнадежности. Мы никак не решимся поделиться с другими существенной частью нашего чрезмерного богатства. Мы все должны принять на себя это бремя.

Дамы и господа, иногда война может быть неизбежным злом, но каким бы необходимым оно ни было, зло остается злом и никогда не становится добром. Мы не научимся жить все вместе и в мире, убивая детей друг друга.

Связующая сила нашей общей человечности сильнее, чем разобщающая сила наших страхов и предрассудков. Бог дал нам возможность выбора. Мы можем выбрать облегчение страданий. Мы можем выбрать совместную работу во имя мира. Мы можем добиться этих изменений - и мы должны это сделать.

Спасибо.



Источник: Lenta.Ru. Нобелевская речь Джимми Картера