Телеканал "ТВ-Центр", "Постскриптум", 21 марта 2000 года, 22:45

Ведущий - Алексей Пушков

Ведущий: До сих пор наша избирательная кампания была откровенно вялой. Сейчас же мы чувствуем некоторое нарастание напряженности. Активно дебатируется вопрос, нужен ли стране второй тур или лучше было бы, чтобы все закончилось в первом. До сегодняшнего дня гуляла по предвыборным коридорам и идея единого кандидата от оппозиции. Есть свои небольшие скандалы, типа обвинения некоторых кандидатов в перерасходе финансовых средств. Но в целом президентская предвыборная кампания несравнима с декабрьской. Возможно потому, что главные ставки разыгрывались именно в декабре.

Элла Памфилова: Я считаю, что эта кампания более корректна. Я лично удовлетворена, потому что у меня была беспрецедентная возможность использовать бесплатный эфир, и я не пропустила ни одной такой возможности, в отличие от многих других кандидатов, которые вместо себя посылают доверенных лиц. Удивляюсь, неужели они государство доверят своим доверенным лицам. Я надеюсь, что характер этой кампании, более все-таки приличный, он повлияет и на результаты выборов.

Ведущий: Однако у другого кандидата в президенты, Григория Явлинского, совсем другое отношение к нынешней избирательной кампании. Он, в частности, выдвигает серьезные претензии к государственным телеканалам.

Григорий Явлинский: Главная претензия к государственным каналам - это ложь, которая постоянно оттуда сочится. Просто ложь - это религия. Они исповедуют вот такую религию. И это есть главная к ним претензия. А что касается роликов, да, сначала они их снимали, теперь ЦИК обязал их этот ролик поставить. Не имеют права они этого делать. Они вчера не показали в Сибири. Показали на Дальнем Востоке, потом испугались и не показали в Сибири передачу Познера, которая была сделана в программе "Мы и время". Потом после заявлений соответствующих и после исключительно жесткой позиции самого Владимира Владимировича программа все-таки пошла в эфир в Москве. Вот это происходит постоянно.

Ведущий: Так будет все-таки второй тур или же все завершится в ближайшее воскресенье? Вчера Анатолий Чубайс, выступая по Первому каналу, доказывал, что нам совершенно не нужен второй тур. Во-первых, потому что он будет слишком дорого стоить. Во-вторых, потому что если во второй тур выйдет Зюганов, то по логике Чубайса, коммунисты вновь станут главной оппозицией режиму.

Вообще, меня лично поражает зацикленность Чубайса на борьбе с коммунистической угрозой. И угрозы-то уже толком нет, а Анатолий Борисович все мечом размахивает. Да и кандидат в президенты Владимир Путин, которого Чубайс и его "Союз правых сил" решили, кстати, поддержать на выборах, вполне уживается в думскими коммунистами во главе с Зюгановым и Селезневым. Вот как прокомментировал разговоры о высоких затратах Григорий Явлинский.

Григорий Явлинский: Чубайс, как обычно, воспринимает всех избирателей России просто такими дурачками. Он просто полагает, что это соизмеримые вещи: деньги, затраченные, скажем, на второй тур, и судьба детей и внуков. Я абсолютно уверен, что второй тур совершенно необходим в сложившихся условиях. Я намерен участвовать во втором туре и побеждать. И побеждать. Я больше не имею такой возможности просто разглядывать всю эту ситуацию, и никто из нас не имеет.

Дело заключается в том, что больше ресурса и инерции у России нет. И если сейчас будет допущена ошибка, то эта ошибка нам обойдется в очень-очень дорого.

Элла Памфилова: Демократия действительно стоит дорого. Но для общества это гораздо дешевле, чем кровавые конфликты в стране, чем бесправие и многие издержки отсутствия демократии. Я считаю, и я не вижу принципиальной разницы, будет один тур или два, но я ничего не вижу страшного в том, что если будет и второй тур.

Ведущий: Трудно не согласиться в данном случае с Эллой Памфиловой. На самом деле вопрос о втором туре - это не вопрос больших затрат и не вопрос ослабления коммунистов. Тут Чубайс лукавит. Это вопрос о степени демократичности нашей будущей власти. Россия, как мы знаем, всегда отличалась скорее слишком авторитарной исполнительной властью. Победа одного из кандидатов в первом же туре может лишь усилить эту неизменную черту российской политической истории.

Интересно, что несмотря на всем известные прогнозы, Григорий Явлинский опровергает расхожие рассуждения о безальтернативности нынешних выборов.

Григорий Явлинский: Путин очень явно доказал, что он близок Зюганову, и поскольку он более реальный кандидат с точки зрения электората Зюганова, они собираются все голосовать за него. С другой же стороны, люди, которые не хотят коммунистической перспективы даже в скрытом виде, они все больше и больше отходят на другой план. И поддержка этих избирателей становится все более и более консолидированной. А это означает, что выход во второй тур мой вместе с Путиным просто меняет всю ситуацию. Этого никто не ожидал. В Кремле этого не ожидал сам Путин. Никто не ожидал этого. Но отсюда и началось хорошо известное дело, которое мы сейчас можем наблюдать каждый вечер в новостях.

Ведущий: Естественно, перспектива второго тура была бы много вероятней, если бы оппозиционные кандидаты или хотя бы некоторые из них выступили единым фронтом. Речь, конечно, не идет о сегодняшнем призыве Жириновского объединить всех оппозиционных кандидатов против Путина. Обращение Жириновского вызвало сегодня у всех исключительно ироническую реакцию.

Владимир Жириновский: Речь идет о том, чтобы мы, несколько человек, сняли бы в пользу одного. Но если этого одного не находится. Я предлагаю под меня, они не хотят. Давайте под другого. Тоже не хотят. Поэтому снятие кандидатуры тогда, когда есть единый кандидат. Тогда, когда можно договориться, кто он - я, Зюганов, Явлинский, Титов. Кто? Говорухин, Скуратов. Под кого мы 5-6 объединяемся, снимаем кандидатуру и он имеет шанс на победу. Но если не хотят договориться, значит он блефуют все.

Ведущий: Ну кто здесь блефует, это еще вопрос. Остальные кандидаты почему-то сочли как раз предложение Жириновского типичным предвыборным блефом. Однако Владимир Вольфович затронул весьма болезненную для демократических политиков тему. Ведь даже демократические кандидаты до сегодняшнего дня не смогли найти общего языка и снять свои кандидатуры в пользу самого сильного из них. Никто из кандидатов-демократов не воспринял и призыва Константина Титова снять свою кандидатуру в его - Титова - пользу. Впрочем, странно было бы такое ждать, скажем, от того же Явлинского. Тем более, что даже родной для Титова "Союз правых сил" тоже решил поддержать на выборах не Титова, а Путина.

Григорий Явлинский: 10 лет я занимаюсь, работаю в политике, и так объективно сегодня сложилось, что участвуя уже пятый раз в выборах в России, я имею достаточно большую поддержку. А сейчас эта поддержка уже становится такой, что можно рассчитывать на выход во второй тур. И в такой ситуации, конечно, было бы хорошо, если бы мне удалось объединить вокруг себя весь демократический электорат. И еще раз повторяю. Дело не в том, что я самый какой-то замечательный. А дело просто в том, что так объективно сложились обстоятельства.

Борис Немцов: Для России было бы гораздо лучше, если бы во второй тур президентских выборов вошел Путин и Явлинский. Потому что по крайней мере это бы означало, что страна будет двигаться в сторону демократии, в сторону продолжения преобразований, не будет угрозы диктатуры, и есть шанс, что мы действительно станем европейской страной.

Ведущий: Таким образом, в стане реформаторов наблюдается явный раскол. Кто-то, как Немцов, ставит выше демократию, кто-то, как Чубайс, - политическую целесообразность, требование момента, приобщенность к власти. Что ж, в ближайшие месяцы мы узнаем, кто из них прав. Напомним только одно: как наглядно показывает наша история, требование момента и приобщенность к власти очень и очень обманчивы. А демократические институты и демократическая политическая культура, хотя утверждаются и с большим трудом, но зато гарантируют всех от иногда опасно меняющейся политической конъюнктуры и от требований момента.