Без срока давности: расстрел семьи Романовых

17.07.2018

В ночь на 17 июля 1918 года большевики расстреляли царскую семью. Столетие спустя преемники тех самых большевиков все еще у власти. Они цинично эксплуатируют как память о жертвах, так и привычное почитание их палачей. Власть посылает разнонаправленные сигналы по всем ключевым событиям прошлого, дезориентируя людей и лишая их внятного представления о собственной истории.

 

Расстрел семьи Романовых и людей, которые были с ними в Ипатьевском доме, – государственное преступление, демонстрирующее характер большевистского режима. Это свидетельство античеловечности террористической политической машины большевиков. Когда мы говорим об этом преступлении, мы вспоминаем тысячи и тысячи других семей: рабочих, крестьянских, мещанских, купеческих, дворянских, – ставших жертвами государственного террора не только в годы гражданской войны, но и за десятилетия тоталитарной диктатуры. Должной общественно-государственной, правовой оценки это преступление до сих пор не получило, как и сам режим террористов-узурпаторов.

По результатам опроса кремлевского ВЦИОМа, 57% респондентов считают расстрел царской семьи «чудовищным и ничем не обоснованным преступлением». Это позволяет государственным социологам успокоительно говорить о том, что таково мнение «большинства россиян». Но получается, что 43% так не считают. Да, из них лишь 3% респондентов полагают, что расстрел царской семьи был «справедливым возмездием за ошибки императора». Остальные относятся к жертвам мягче. 27% полагают, что последний российский император должен был понести наказание, но не таким образом. Сама формулировка вопросов государственного социологического агентства, будучи формой пропаганды, подталкивает респондентов к тому, чтобы вместо выбора между правом и преступлением оценивать степень адекватности «меры преступления».

Упоминания о политическом государственном терроре в опросах ВЦИОМа вообще нет. Это еще одно малое, но ясное свидетельство отсутствия принципиального желания сегодняшней власти давать оценку на правовом уровне своим духовным отцам –  большевикам.

 

Путин не желает серьезного общественного обсуждения исторического прошлого страны, предлагает не «зацикливаться, а смотреть вперед». Однако двигаться вперед, не поняв своей истории, невозможно. Без осмысления событий прошлого и их должной оценки как фактора, определяющего сегодняшнюю жизнь, невозможно ничего принципиально изменить в ней к лучшему. Чтобы идти вперед, а не пятиться назад, пережевывая старыепропагандистские клише, нужно усвоить: большевистская система, для которой цель всегда оправдывает средства, а люди – мусор, которая привела народ России к самой большой трагедии в его истории, никуда не делась. Эта система в обновленном, гибридном (пока несколько смягченном) виде является сегодняшней реальностью. И мы в ней живем. (См. статью «Большой террор и современный большевизм», август 2017) 

Столетие расстрела царской семьи – преступления как символического акта государственного террора – превращено в событие скорее церковное, корпоративное, а не общенациональное, да еще и суть дела подменяется спорами о том, подлинны ли останки. Манипулирование и ложь – фирменный стиль наследников большевиков, и, пока они определяют государственную политику, убийство царской семьи – не просто история, но знаковое и актуальное преступное политическое событие.