Неочевидное, но вероятное
Валерий Выжутович
Ирина Хакамада считает, что причина теракта на Дубровке - коррумпированность спецслужб

Сопредседатель Союза правых сил сказала даже больше: "Коррупция спецслужб - это только следствие коррумпированности органов российской власти".
В заключении общественной комиссии СПС по расследованию трагических событий на Дубровке такой вывод отсутствует. Ссылка правых на некую "закрытую часть" проведенного ими расследования выглядит интригующе, но можно не сомневаться: ничего, что впрямую бы уличало наши спецслужбы в корыстном пособничестве террористам, там не содержится. Иначе мы были бы вправе спросить: почему СПС утаивает от общества столь важную информацию?
Неопровержимых доказательств подкупленности силовых ведомств комиссия, понятно, не добыла и добыть не могла, даже если бы очень старалась. А украшать документальный отчет догадками и предположениями у серьезных людей не принято. Поэтому результаты работы комиссии были обнародованы отдельно. И только затем, представ перед прессой, правые поделились своей версией происшедшего.
"Кроме официального федерального центра и чеченских сепаратистов в Чечне, - сказала Хакамада, - существует еще и третья сила, которая черпает источники финансирования от нефтяных потоков и прочих неконтролируемых финансовых потоков на этой территории. Эта третья сила представлена и в федеральных органах российской власти - как в силовых структурах, так и в гражданских министерствах. Эта сила абсолютно не заинтересована в мирном урегулировании чеченского конфликта. И как только возникает база для начала мирного процесса, эта сила немедленно проводит военную или террористическую операцию, которая провоцирует дальнейшее раскручивание военной составляющей". Никто, по мнению сопредседателя СПС, не способен сломить сопротивление миру в Чечне, кроме президента. Нужна лишь его политическая воля. "И мы совсем не уверены, что у президента Путина такая воля есть. Потому что это означает необходимость грандиознейших чисток в органах власти и руководстве силовых структур страны".
Что у немалой части общества на уме, то у правых на языке - таково впечатление от услышанного. Столь откровенных заявлений руководители СПС себе прежде не позволяли. Степень отваги тут, правда, снижается безымянностью лиц, представляющих пресловутую "третью силу". Но и сказанного довольно, чтобы Союз правых сил в глазах своих сторонников стал выглядеть более привлекательно.
Впрочем, выводы, сделанные общественной комиссией, верховную власть не задевают. "Федералы оказались на высоте", - заявил Борис Немцов сразу после штурма театрального центра. И перевел стрелки на московских правителей, проявивших, по его мнению, чудовищную бестолковость. Эта точка зрения - федеральные власти не виноваты - стала, кажется, отправной и в работе комиссии. В соответствии с нею - и вывод: "Основной причиной увеличения числа жертв среди спасенных в ходе штурма заложников стала халатность должностных лиц, которые отвечали за организацию первой помощи пострадавшим, их транспортировку в стационары, а также за общую координацию действий по спасению людей после штурма".
Сосредоточившись исключительно на "вопросах оказания медицинской помощи пострадавшим заложникам", комиссия не сделала никаких открытий. Ничего сверх того, что известно из прессы и многократно ею пережевано.
Остался без ответа и главный вопрос: кто несет ответственность за проникновение в центр столицы отряда террористов? Хотя это вопрос риторический. Достаточно было назвать поименно руководителей федеральных и столичных спецслужб, милиции. Почему не назвали - понятно. Потому же, почему из одиннадцати экспертов только четверо отважились зафиксировать в протоколе заседания комиcсии свои фамилии и должностные регалии.
Из экспертного многоголосия запомнилась лишь внятная, безо всяких экивоков констатация: "Совершенно очевидна вторичность задачи по спасению людей. Первичной задачей было уничтожение террористов, а что будет с людьми - это вторично". Принципиальный вывод, которому по его важности надлежало быть первым итоговым пунктом, сохранился лишь в стенограмме - и растворился в ней.
Вот с таким документом, где едва ли не все - перепевы общеизвестного, Немцов и отправился к Путину. "Президент мне сказал, что эта информация почти полностью совпадает с той информацией, которой он обладает". Иного и не следовало ожидать.
Передавать материалы общественного расследования в прокуратуру СПС не намерен - бесполезно: оценки анонимных экспертов в качестве доказательств рассматриваться не могут. Политсовет проголосовал лишь за публикацию документов комиссии. Эти документы, как мнится правым, будто не знающим наших реалий, должны "автоматически заинтересовать прокуратуру".
А в сущности, упрекать лидеров СПС не в чем. Они как могли использовали скромный ресурс, отпущенный им управляемой демократией. Остальное сказала Хакамада.