Эти там наверху начали публично демонстрировать в прямом эфире свою интимную жизнь и естественные отправления намного раньше несчастных кроликов жанн, марго и дэнов. По крайней мере с 1997 года, со времен первой Великой Отечественной Информационной войны. Тогда каждый день телеканалы Б. Березовского и В. Гусинского подробно и убедительно с документами и диаграммами рассказывали нам как В. Потанин украл из государственной казны стони миллионов долларов. У В. Потанина не было своего телеканала, но у него было много газет, в которых он так же убедительно рассказывал об аналогичных подвигах своих коллег.

Никто и не думал опровергать эти шокирующие сведения. Наоборот, Б. Березовский заявлял Financial Times "Мы наняли Чубайса. Мы вложили огромные деньги и обеспечили победу Б. Ельцина. Теперь мы должны занимать правительственные посты и пользоваться плодами нашей победы". А М. Ходорковский откровенничал "Независимой газете" - "Самый выгодный бизнес в России - это политика. Мы тут в своём кругу бросили жребий, кому идти в правительство. Первым был В. Потанин, но он слишком увлекался интересами своего "Онэксима". Теперь настала очередь других людей".

Почему все они были да и остались так вызывающе откровенны в своём бесстыдстве? Было в этом, что-то от бахвальства нуворишей. Красные пиджаки, золотые цепи на нижних ступеньках этой социальной лестницы. "Контролируем 50% экономики, назначаем министров" на верхней. Было и желание запугать, убедить общество в своём могуществе и безнаказанности. Но было и другое. Римские матроны не стеснялись ходить обнажёнными в присутствии своих рабов. Они просто не считали их за людей.

Бесстыдное слитие Власти и Денег давно переросло рамки проблемы моральной или юридической. Такого масштаба перемещение бюджетных потоков в пользу частных компаний - это прежде всего макроэкономическая проблема. Формула "Деньги- Власть -Деньги" создаёт наркотическую зависимость большого бизнеса от перераспределения бюджетных потоков. Экономическая жизнь страны сводится не к развитию производства, а к борьбе за контроль над финансовыми потоками.

Сюжет не такой уж новый для российской истории. Еще Де Кюстин в своих "Записках" рассказывал, как Николай 1 жаловался ему - "Понимаете маркиз, в этой стране все воруют, кроме меня, и я ничего не могу с этим поделать".

Одиночество и беспомощность президента И. Путина ещё более трагичны чем императора Николая. В отличие от последнего он оказался на российском троне не по праву рождения, а был назначен туда "смотрящим" именно теми "всеми кто ворует".

Поэтому в ответ на робкие и просительные вопросы, "где деньги-то", он видит лишь блудливые ухмылки кувшинных рыл своих соратников.

Время от времени соратники устраивают новый тур публичного обнажения, демонстрируя нам все подробности интимной финансовой жизни друг друга.

Вот и сейчас прильнувшие к кремлевскому стеклу остатки исчезающей интеллигенции, заворожено наблюдают за гигантским гоном Семейных и Лубянских, щеголяя цитатой из И. Бродского - "Но ворюги мне милей, чем кровопийцы".

Помилуйте господа, чем же нонешние чисторукие, хладноголовые и теплосердечные такие уж особенные кровопийцы? Это не они, а как раз Семейные развязали две кровавые политтехнологические чеченские бойни для повышения рейтинга своих назначенцев в президенты и оба раза повторяли что при этом возрождается российская армия.

Тираны? Душители свободы? Но ведь это не чекисты, а зондеркоманда суперлиберальных мародеров из СПС (Кох, Йордан, Чубайс, Немцов, Хакамада) осуществила зачистку НТВ.

Они же не лацисы какие-нибудь в кожаных тужурках, пускавшие в расход дерипасок и абрамовичей 1918-го только за их социальное положение и отдававшие их состояния до последней копейки на дело освобождения мирового пролетариата и угнетённых трудящихся Востока.

Это - солидные господа, все при мерседесах, картье, карденах и прочих атрибутах рыночной экономики и жаждущие приумножить эти атрибуты.

Люди как люди. И милосердие иногда стучится в их сердца. Никто же из них, кроме отвязанного Хинштейна, не гоняется с ледорубом по всему свету за опальным Березовским. И если железный нарком, Каганович нашего времени, разоружится перед партией власти и добровольно перекоммутирует нажитые непосильным трудом финансовые потоки на банк какого-нибудь жулика, косящего под правословного мистика, то и к нему отнесутся по-божески - сохранят свободу, состояние, племянников, наложниц.

Таможенный вопрос их немного испортил. Но в целом они достойные продолжатели дела рыночных реформ в России.

А вы полагаете, что Санька - облигация и Миша 2% - это последний оплот либеральных ценностей в России? И защищая эти святыни демократии, мы должны выйти на площадь в назначенный час?



Источник: Андрей Пионтковский. За кремлевским стеклом. "Новая газета", 10 декабря 2001 года