Любимому автору "ОГ", одному из ближайших друзей газеты Григорию Явлинскому - пятьдесят. Впрочем, это не новость. Вчера об этом сообщили все, но мы еженедельник и выходим лишь в четверг.

Накануне юбилея захотелось перечитать то, что писала о Григории "ОГ" и что он писал для нас. Оказалось - так много, что можно без труда сложить книжку, и не малую. Окажутся в ней и мои статьи, начиная с первой, когда двенадцать лет назад мы встретились еще в "Московских новостях". Было это под вечер, а разошлись утром.

Однако дело не только в симпатиях, искренней привязанности к Грише, наконец, в силе его обаяния. Явлинский, несомненно, явление нашей жизни. Именно нашей, той, что протекает сегодня. И быть может, жизненный путь Григория Алексеевича в какой-то мере способствует примирению с современностью.

Какие же особенности времени работают на Явлинского и как он использует их? Прежде всего возможность мыслить - редкая, заметим, возможность, которая выпадает далеко не каждому поколению. Много ли вы найдете в истории примеров, когда благодаря именно мышлению мало известный кому-либо человек становится популярнейшей фигурой и в своей стране, и за рубежом. Явлинский не раз ломал свою карьеру, не спешил ни за одним президентом и не служил им. Если он и встречал поддержку сильных мира сего, то лишь потому, что это им - сильным - было политически выгодно поддержать Явлинского. Они на его фоне начинали смотреться лучше. Явлинский и не искал покровителей. Он предлагал, выступал с проектами от "500 дней" через "Согласие на шанс" до сегодняшнего дня.

Я ценю нынешнее время и потому, что Явлинский может говорить в нем то, что думает, - или о войне в Чечне, или о нынешнем состоянии государства, или о преследовании свободы слова. Нет, легко ему это не дается. Не станем вспоминать те ярлыки, которые пытались присобачить ему наши знаменитые реформаторы. Однако не держатся ярлыки: Григорий всякий раз оказывается прав, а война в Чечне как была преступлением, так и остается.

И еще одно, касаясь явления Явлинского. Неизменный спутник наших дней - компромат: в чемоданах Руцкого, на пленке с голым генеральным прокурором, во всенародной уверенности - кто может, тот ворует. Слышали вы когда-нибудь о нескромности Явлинского, его желаниях обогатиться? Держу пари, что нет. Значит, и в нашем времени порядочный человек может оставаться таким, какая бы ни шла вокруг свалка за кусок приватизации повкусней.

...Рассуждать о Явлинском я готов бесконечно. Но сегодня надо прежде всего поздравить Гришу с пятидесятилетием. Пожелать ему здоровья, исполнения желаний. И, конечно же, выпить за его здоровье.

Егор ЯКОВЛЕВ

Пять вопросов в день юбилея
- Григорий Алексеевич, практически пятую часть своей пятидесятилетней жизни вы положили на то, чтобы стать президентом. Не жалко?

- Нет. Не жалко. Это важная задача моей работы. Но только одна из задач. Если же перечислять другие, то их много. Скажем, задачи в области экономической науки. Или работа, связанная с созданием независимой, гражданской, либеральной политической партии.

- "Яблоко" отличается от того же Союза правых сил прежде всего своей приверженностью к социальной защите граждан в условиях общего перехода к рынку. Но либеральная экономика - вещь коварная. Трудно, скажем, совместить высокую эффективность производства и низкую безработицу. Нет ли в вашей позиции элементов популизма и лукавства?

- Нет. Потому что, как вы знаете, истинный критерий - практика. Посмотрите на Германию, Швецию, Финляндию, Нидерланды. Все это страны с социально ориентированным рынком, социальной экономикой. Вот и все. Тут очень просто. Действительно, споры на эту тему были. Но когда? Более ста лет назад. А к концу XX века такого обсуждения просто не существует.

Посмотрите на перечисленные мной страны. Это практика. И она, я думаю, дает наиболее точный ответ на этот вопрос.

Кроме того, я хотел бы напомнить, что у нас в Конституции написано: Россия - социальное государство.

Зоологический капитализм уже доказал свою беспомощность. Это очень слабая, ненадежная, неустойчивая система. А способы, меры социальной защиты могут быть совершенно разными. "Яблоко" выступает прежде всего за свободу, за равные возможности. Это и есть либерализм второй половины XX века.

- А могли бы перечислить какие-то "родовые признаки" государства, в котором встретили свое 50-летие?

- Если говорить о моем дне рождения, то в этот день я свою страну очень даже люблю. Но если вы меня спрашиваете как политика, то это другой вопрос. Мы оказались в стране с управляемой демократией. А это очень скучная вещь. Потому что она рождает невероятную серость. Серость людей, решений, действий, серость средств массовой информации. В экономическом плане - это страна, которая одновременно живет по правилам современного капитализма, древнего капитализма, еще - по правилам социализма. И по понятиям.

Мы могли бы жить лучше, если бы не было такой серости и если бы не доводилось все до абсурда. Это же только у нас человек, который говорит, например, что на улице не надо бить палкой по голове прохожих, - правозащитник. А тот, кто настаивает, чтобы работникам хотя бы раз в три месяца платили зарплату, тот занимается социальной защитой. Да что там, требующий вернуть долги по зарплате у нас просто социалист, левак какой-то! Ну не абсурд?

- Григорий Алексеевич, пока вроде не просматривается перспектива досрочных президентских выборов. Да и на срочных, если они будут, тоже победить проблематично. Какие конкретные (и личные, и партийные) цели вы перед собой ставите на год-два-три?

- Наша задача - продолжать делать то, что мы делаем. Одна из главных проблем - образование. Сохранение русского языка, например.

Мы теперь возглавляем комитет по образованию. Многого нам, может быть, и не удастся сделать, но, по крайней мере, не дать изменить русский язык мы обязаны. Почему-то "Джоконду" никто не предлагает переписать, модернизировать, упростить, а русский язык, между прочим, если хотите, тоже культурный памятник, произведение искусства.

Продолжим работу, связанную с реформированием армии. Отношение "Яблока" к Чеченской войне остается неизменным. Проблемы современной экономики, недопущение ввоза в страну ядерных отходов, создание независимой судебной системы, развитие местного самоуправления, наконец, борьба за честные выборы. И то, о чем я сказал вначале, - создать первую в России независимую либерально-демократическую партию. Вот наши задачи.

- Есть ли сегодня человек, который, на ваш взгляд, осуществил своей деятельностью принцип "Политика и мораль - вещи совместные"?

- Из ныне живущих? Сложно сказать. Скорее, надо вспомнить Андрея Дмитриевича Сахарова, вот он осуществил. И это единственная задача, которая имеет настоящий смысл. Все остальное второстепенно. А вот здесь я готов побороться. Соединить политику и мораль - это вызов, на который я и пытаюсь ответить с самого первого шага в политике.

"ОГ"

Работа блестящая, как антрацит
Юрий СОЛОМОНОВ

Явлинский пока не президент России. Но это не его беда, а тех, кто выбирает. Явлинский для России даже не преждевременный человек. Если над страной до сих пор звучит советский гимн, значит, ей так хочется. Она не спешит не только в завтра, но и в день сегодняшний. "Наше прошлое в наших руках!" - одни себя сегодня этим тешат, другие с помощью этого правят.

И все наши бесконечные истерики, которые мы закатываем цивилизованному миру, требуя считать нас великой державой, вся эта имперская риторика, призывы отладить машину патриотического воспитания, показать наконец-то всем, кто нас обижает, еще раз "кузькину мать" - все это Явлинскому чуждо. Но это не значит, что он против того, чтобы Россия стала сильной. Просто он Станислава Ежи Леца читал и не станет спорить с тем, что "величие нации должно выразиться в каждом его представителе". В каждом! А для этого нужна самая малость - много и желательно тихо работать. Каждому - от дворника до президента.

Но те, кто Явлинского не выбирает, думают иначе. Потому что иначе легче. Как просто все причины своих поражений видеть в неправильном судействе! Как легко на вопрос "Кто виноват?" ткнуть пальцем в сторону американцев, французов, арабов, чеченцев, сионистов, масонов, велосипедистов...

Наверное, Явлинскому ближе другое видение, выраженное кем-то в формуле: "Демократия - это форма правления, основанная на чувстве собственной вины".

Гораздо труднее, мучительнее говорить правду окружающим и самому себе. О том, что происходит в реальной экономике, в кровоточащей Чечне, в головах сограждан, во властных кабинетах...

Явлинский это говорит. В ответ его называют резонером, умником, политиком, продавшимся Западу, и много еще кем. Это же так просто назвать белое черным и с радостью продолжить серую жизнь.

А вот что удалось Григорию Алексеевичу к 50 годам, так это неучастие в этой серой жизни. Он и его соратники люди яркие. Они существуют и действуют в собственноручно выстроенной парадигме, поступают сообразно своим убеждениям и знаниям, не занижая критериев самооценки, не опуская планки общения с оппонентами, которым несть числа.

Это драма. Трудная, неблагодарная и, пожалуй, не имеющая конца работа. Мало кто догадывается, на каких угольных копях пребывает наш юбиляр.

Этот внешне благополучный, во всех смыслах блестящий пятидесятилетний мужчина. Пока не президент России.