"Время умножает число прозревших. Григорий Явлинский считает, что внутрипартийные дискуссии не способны расколоть "ЯБЛОКО" (интервью "Общей газете")

Беседовал Анатолий КОСТЮКОВ

- По поводу внутреннего разлада в "ЯБЛОКЕ" уже высказались чуть ли не все видные "яблочники" за исключением их лидера. Лидер то ли не придает большого значения конфликту в его организации, то ли не знает, на какую сторону встать.

- Лидер имеет возможность высказываться на съездах, на заседаниях центрального совета партии. Центральный совет собирается каждые три месяца, и все желающие свободно высказываются там по всем вопросам внутрипартийной жизни. И все вопросы в ходе этих обсуждений получают простое и ясное разрешение. Так что я не знаю, какие дополнительные разъяснения требуются от меня лично. На мой взгляд, никаких сомнений по поводу того, куда идет "ЯБЛОКО", что оно делает, не должно оставаться. В тех внутренних дискуссиях, которые вы называете конфликтом, мы не видим ничего экстраординарного.

- Сегодняшний спор спровоцирован вашим сближением с СПС. В "ЯБЛОКЕ", с одной стороны, обнаружились "ликвидаторы", которые предлагают слиться с СПС в единую партию. С другого фланга выступили "самостийники" - они против каких-либо альянсов с СПС вообще. Позиции сторон непримиримы. Можно ли сохранить партию, не освободившись от этих крайностей?

- Большинство в "ЯБЛОКЕ" рассматривает союз с СПС как коалицию двух сильных партий. Таков итог всех наших обсуждений, в том числе и на последнем съезде "ЯБЛОКА". Что касается крайних точек зрения, то мы не видим в них опасности раскола. И пожелание ярославской организации о слиянии с СПС, и предложение о выходе из коалиции с "правыми" не нашли поддержки в региональных отделениях партии. Поэтому в каких-то жестких организационных мерах по отношению к инициаторам этой дискуссии нет необходимости.

- Замечено, что вы лично с самого начала не участвуете в коалиционных мероприятиях с СПС. Естественно, возникает вопрос: если Явлинскому дорог этот альянс, почему он "держит дистанцию"?

- В этом процессе активно участвует целый ряд наших лидеров. Владимир Лукин входит в координационный совет "ЯБЛОКА" и СПС, Сергей Иваненко возглавляет координационный совет по законодательной работе и экономике. Туда же входят Сергей Митрохин, Алексей Арбатов, Игорь Артемьев - ведущие фигуры в партии. А что касается лично меня... Я думаю, что наша коалиционная работа еще не дошла до такого состояния, когда без моего участия нельзя обойтись. Процесс должен "созреть".

- А он не слишком долго зреет, Григорий Алексеевич? И рождение, и азмежевание "ЯБЛОКА" и СПС были объективно обусловлены эпохой Ельцина. Эпоха кончилась. Что вас сегодня разделяет, кроме воспоминаний о прошлом?

- Да, есть вещи, которые сегодня мы готовы защищать сообща. Это и свобода слова, и базовые демократические принципы, и защита граждан от произвола правоохранительной системы... Мы солидарно выступили против александровского гимна, что я считаю тоже исключительно важным. Но разным остается наше отношение к чеченской войне, по-разному наши фракции голосуют по некоторым ключевым вопросам. Например, когда в Думе принимали закон, разрешающий губернаторам избираться на третий срок, мы выступили категорически против, а в СПС около 40 процентов депутатов проголосовали "за". Мы не думаем, что у нас будет одинаковое отношение к новому Трудовому кодексу, различаются наши взгляды и на некоторые аспекты социальной политики.

- В чем все-таки смысл "коалиции двух сильных партий"? Если они сильны, зачем им составлять единый избирательный список? А если они идут на выборы с общим списком, создают единую фракцию, проводят согласованную политику, тогда почему их - две?

- Вопрос о едином списке на федеральных выборах - это пока что предмет обсуждения. Сегодня мы нарабатываем опыт на региональном уровне и во многих случаях получаем хорошие результаты. Когда мы поддерживаем общего кандидата в губернаторы или в одномандатных округах разводим наших кандидатов так, чтобы они не отбирали голоса друг у друга, это объективно усиливает обе наши организации.

- "ЯБЛОКО", честно говоря, всегда состояло из двух долек - либеральной и социал-демократической. Это казалось не таким уж важным, когда главным было оппонирование режиму Ельцина. Но сегодня этой функции у "ЯБЛОКА" нет, и, видимо, настало время более четкого идеологического самоопределения?

- Сейчас это время наступило для всех. Нет такого человека, который занимается политикой и которому сегодня не надо было бы уточнять свое место в новой политической реальности. Так и в любой партии - только партии намного сложнее, чем отдельному человеку. Ведь нам надо почувствовать, какой выбор устроит наших избирателей. Мы не скрываем, что для "ЯБЛОКА" это актуально. Более того, мы готовим съезд по вопросам идеологии. И я думаю, это даже хорошо, что дискуссия началась задолго до съезда - больше будет времени для выработки решения. Время требуется и на то, чтобы определиться, насколько общество нуждается в "ЯБЛОКЕ" как оппозиционной партии сегодня. Слишком многое вызывает серьезное беспокойство. Я имею в виду попытки превращения России в корпоративное или квазисоветское государство.

Это худшие из версий продолжения ельцинской линии, это ведет к необратимому отставанию. А споры о том, должна ли быть партия сугубо либеральной, или социально-либеральной, я считаю не очень своевременными.

- Иначе говоря, вы рассматриваете вариант возвращения "ЯБЛОКА" в оппозицию?

- Это отнюдь не исключено. Если такое произойдет, то у нас, естественно, будет вопрос к нашим союзникам - какое они примут решение в связи с этим.

- Если "ЯБЛОКО" останется партией, за которую голосуют 7 процентов граждан, едва ли это будет "сильная партия". Очевидно, вы планируете расширять свой электорат. За счет каких социальных групп, каких лозунгов вы думаете это сделать?

- Жизнь многому учит. И те, кто не голосовал за нас еще вчера, сегодня сами приходят в "ЯБЛОКО". У нас за последние 7 месяцев на 40 процентов возросла численность партии. Мы строим организацию на том, что заявляем чрезвычайно важные для общества принципы. Например, "не человек для государства, а государство для человека". Мы считаем, что стержнем нашей политики является защита прав и свобод. Свобод в широком смысле - это и свобода от нужды, свобода от страха, свобода выбора занятий... Мы исходим из того, что время и развитие событий в стране постепенно умножают число людей, для которых это становится ценным. Например, люди, которые год назад приветствовали чеченскую войну, сегодня начинают понимать ее бессмысленность. То же самое произойдет с людьми, которые сегодня не понимают, зачем нужна независимая комиссия по расследованию причин гибели "Курска". Вот так все больше и больше людей из разных слоев, из разных социальных групп становятся нашими сторонниками.

- Недавно прошел слух, будто "ЯБЛОКО" собирается блокироваться с партией Горбачева? Это возможно?

- В субботу я был у Михаила Сергеевича на съезде. И действительно предложил некую инициативу, которая, надеюсь, найдет понимание. Мы считаем необходимым созвать Демократическое совещание - сбор всех демократических партий и движений, гражданских структур, таких, как творческие союзы, правозащитные организации, сделать это совещание постоянно действующим органом, которое может собираться раз в три месяца. Задача - выработка общедемократической "повестки дня". За этим "круглым столом" мы хотели бы видеть всех, кто готов отстаивать нашу Конституцию. Да, я считаю, сегодня это первый вопрос "повестки дня" для всех демократов - защита Конституции. Потому что сегодня становится реальностью реванш на конституционном уровне. Я имею в виду приготовление властей к созыву Конституционного собрания. Мы знаем, чем сейчас может закончиться попытка изменения Основного Закона - его будут приспосабливать для нужд "управляемой демократии" или, как недавно заявили коммунисты, симпатизанты президента, "демократии советского типа". Это очень серьезная опасность, в сравнении с которой наши сегодняшние споры по вопросам партийной тактики - просто мелочи.

"Общая газета", 14 декабря 2000 года, № 50