Отсутствие содержательной политической жизни в России, т.е. публичного обсуждения реальных острейших проблем страны - стагнирующая экономика, кровавое безумие чеченской войны, институциональная коррупция на всех уровнях власти, фарс нашей судебной системы - компенсируется нарастающей активностью необычно рано начавшейся избирательной кампании.

Бурно размножаются и клонируются новые партии, порождаемые творческой энергией кукловодов из администрации президента. Одно из последних изобретений "питерского" крыла администрации - Партия Жизни, претендующая на роль любимой жены в президентском политическом гареме и, видимо считающая всех остальных политиков членами Партии Смерти.

Но чем изощренней становятся комбинации политтехнологов, тем очевидной становится исчерпаннось потускневшего за 2 года президенства путинского мифа, созданного имиджмейкерами кампании 2000 года - решительный мачо, ведущий Россию от победы к победе, мочащий в сортире её врагов и сокращающий разрыв с процветающей Португалией.

Когда-то я писал, что уязвимость российской политической конструкции заключается в том, что вся она повисла на тоненькой ниточке путинского мифа.

Альтернативой на глазах брежневеющему путинскому мифу может быть только один человек - не мифический, а реальный Владимир Путин.

Мы увидели этого человека после 11 сентября, когда ради того, что он считает истинными интересами России, он впервые пошёл против мнения большинства своего окружения, своей политической "элиты", своих коллег по службе, чьей корпоративной солидарностью он высоко дорожит.

Но если в области внешней политики ему удалось навязать глухо сопротивляющейся "элите" свой курс, то в области экономики против него сложившаяся в России при Б. Ельцине и укрепившаяся за два года путинского мифа олигархическая система властесобственности.

Сможет ли президент решится на задачу ликвидации этой системы и позволят ли ему это сделать. Не будем забывать о том, что он был выбран и назначен Наследником людьми, создавшими эту систему и заинтересованными в её сохранении. При малейшей угрозе своим интересам они не стесняются напоминать ему об этом в самой недвусмысленной форме. Когда озабоченный явным впадением экономики в новый застой президент посоветовал правительству М. Касьянова быть более амбициозным, он натолкнулся на неожиданную отповедь, смысл которой в переводе на простой язык был - не вмешивайтесь в вопросы экономики г-н президент, во-первых , Вы ничего в них не понимаете, во-вторых Вас не для этого назначали на эту должность.

Премьер-министр, допустивший такую вольность во времена Сталина был бы расстрелен в течение 5 минут, а во времена Ельцина уволен в течение 5 минут.

Поведение Касьянова было расценено как открытое и демонстративное неповиновение В. Путину. Весь путинский миф был построен на непререкаемости авторитета президента. Неповиновение создало убийственный для его мифа прецедент. Сразу же из лагеря "семьи" стали слышны и другие явные и неявные неодобрительные нотки по адресу В. Путина, вплоть до демонстративного романа Б. Ельцина с "обиженным" В. Путиным А.Лукашенко.

Казалось бы конфликтующей с ним семье В. Путин смог бы противопоставить ресурсы "питерских чекистов", группировки более близкой президенту своим корпоративным духом.

Но еще два года назад я писал, что "никакие питерские чекисты - в любом количестве, в кожаных тужурках или костюмах от Кардена, взлетевшие на вершину власти на тачанках или "Мерседесах" ничего не смогут поделать. Максимум - потеснить у бюджетного корыта кого-нибудь из самых зарвавшихся, чтобы занять их место. И все это знают".

У меня никогда не было иллюзий относительно потенциала "чекистов". Но мне очень лестно, что к тем же выводам пришёл сейчас такой певец и идеолог "чекизма" как Александр Проханов. Его последний роман-бестселлер "Господин Гексоген" - это беспощадный приговор "чекизму", горькое прощание автора с мифом о рыцарях без страха и упрёка, патриотах, призванных расчистить авгиевы конюшни российской коррупции.

В. Путину предстоит нелёгкая, может быть невыполнимая задача вырваться из навязанной ему роли медиатора между двумя хищными и корыстными группировками в своём окружении.

Но если он с ней не справится, шегреневая кожа его власти будет сокращаться неуклонно. В лучшем случае ему останется роль английской королевы, которую олигархи или чекисты или те и другие вместе, может быть, назначат ещё на один президентский срок. А может быть и не назначат.



Источник: Андрей Пионтковский. Уходящее время президента. 2 июля 2002 года, Политком.Ру