Я люблю читать Андраника Миграняна, хотя почти всегда с ним не согласен. Этот автор обладает индивидуальным стилем, что само по себе редкость в нашей политической публицистике. Кроме того, и это ещё большая редкость, он обладает политическим мужеством и научной честностью не просто провозглашать свои взгляды, которые принято определять как державно-патриотические, но и логически продумывать их до стадии возможной практической реализации. Его статья в новом глянцевом журнале "МЭП", обложка пилотного номера которого почему-то украшена огромным портретом рейхсканцлера Гитлера, носит программный характер. Портрет фюрера -- не единственный курьёз номера.

Вторым стала путаница с заголовком статьи самого Миграняна. На стр.3 она представлена как "Центральноазиатский плацдарм, или Третье геополитическое наступление России". Но на стр. 18 уже появляется текст "Центральноазиатский плацдарм, или Третье геополитическое отступление России". Видимо, это как раз тот случай, когда пораженья от победы редакция журнала так и не сумела отличить.

Центральным утверждением в статье является следующее: "Очевидно, что демографическая и экономическая ситуация не позволит России удержать более чем на несколько десятилетий свои огромные пространства и ресурсы".

Эти слова, безусловно, должны были быть кем-то сказаны и именно в такой беспощадной форме. Но всё же я полагаю, что хотя грамматически и риторически тезис Миграняна звучит как фатальный прогноз, автор предлагает его нам скорее как предупреждение об очень серьёзной угрозе, которую он хочет предотвратить.

Если это так, то я не могу с ним не согласиться, тем более, что автор не только определяет центральную угрозу самому существованию России, но и правильно вскрывает основные её причины - экономическая и демографическая ситуация внутри России.

Наши разногласия с Миграняном начинаются буквально со следующего его абзаца. "Расчленение России и перераспределение её ресурсов, включая природные, станут главной целью внешней политики США и других стран Запада. По всей видимости, берёт верх линия не на укрепление России как субъекта международных отношений и фактора сдерживания Китая и исламского мира, а на ликвидацию России в нынешних границах".

Разумеется, исследователь может выдвигать любые рабочие гипотезы. Но они должны подтверждаться какими-то фактами. Не может Запад в здравом уме и сознании ставить главной целью своей внешней политики создание чёрной дыры на месте ядерной супердержавы (а Россия всё ещё остаётся и навсегда останется таковой, потому что никуда не денется от своего ядерного наследства).

В Европе ни один политик и ни один автор никогда не ставил такую безумную цель. Что касается США, то, конечно, в период холодной войны они делали всё для ослабления своего основного идеологического противника, который в свою очередь яростно сражался против них. Но распад Советского Союза, вызванный внутренними объективными и субъективными причинами, стал для них шоком и неожиданностью. Вспомним, как в августе 1991 года президент Буш-старший был освистан в украинском парламенте, когда он пытался объяснить его депутатам необходимость сохранения единого Советского Союза.

За последние десять лет в США появились политологические работы (и мы их хорошо знаем), в которых обсуждалась возможность или желательность конфедерализации или распада Российской Федерации. Но их авторы, по инерции или в силу каких-то личностных предубеждений продолжавшие рассматривать Россию как основного геополитического противника США, не принадлежали к мейнстриму американского внешнеполитического истеблишмента.

А по поводу того, "какая линия по всей видимости берёт верх" в США в последнее время, то здесь Мигранян прав с точностью наоборот. Республиканская администрация, придя к власти, немедленно заявила о том, что она рассматривает КНР, как своего основного геополитического соперника, резко ужесточив свою позицию по Тайваню, а после 11 сентября она объявила глобальную войну исламскому терроризму, хотя из соображений политической корректности предпочитает не употреблять термин "исламский".

Впрочем, лучшей аргументацией против тезиса о заговоре Запада, направленном на расчленение России служит весь дальнейший текст самого Миграняна. Похоже, что несмотря на всю свою традиционную антизападную риторику он понимает, что в деле "удержания своих огромных пространств" объективно единственным возможным геополитическим и геоэкономическим союзником России является как раз Запад.

Иначе автор не ставил бы задачу "интеграции России в западный мир", "интеграции России в цивилизованный мир", "сотрудничества в борьбе против терроризма именно с Западом". И, наконец, он не посвещал бы свою работу "определению тех задач, которые Россия должна решить, если она хочет сохранить свою целостность и интегрироваться в цивилизованный мир"

Конечно, прыжок сознания от обличения западных планов ликвидации России до призывов интегрироваться в западный мир может несколько смутить неподготовленного читателя. Однако, этот квантовый скачок становится в последнее время достаточно типичным для российских публикаций по международной проблематике. Я мог бы процитировать массу статей, начинающихся ритуальными проклятиями в адрес Запада и особенно США и заканчивающихся констатацией необходимости союза с Западом и интеграции в западные структуры. Видимо обязательная вводная часть выполняет у всех авторов какие-то психокомпенсаторные функции, облегчающие примирение кипящего коллективного разума российского политического класса с сегодняшними геополитическими реалиями.

Но Мигранян не был бы Миграняном, если бы он ограничился этими психотерапевтическими упражнениями и не попытался заполнить пропасть между проклятьями и объятьями некоей программой конкретных внешнеполитических действий. Он выдвигает любопытнейшую концепцию "создания угроз интересам США и Запада с целью их дальнейшей продажи Западу в обмен на интеграцию России в западный мир." Как следует из контекста статьи угрозы эти предполагается создавать в основном на постсоветском пространстве.

Какова же возможность создания этих угроз? "США", отмечает политолог, "активизировали усилия по нормализации отношений между Турцией и Арменией, Арменией и Азербайджаном. Если США удастся добиться успеха в этом, то тогда России придётся уйти не только из Центральной Азии, но и из Закавказья".

Итак единственный возможностью для России присутствия, влияния, создания кому-либо угроз на Кавказе является, по Миграняну, поддержание напряжённости и военных конфликтов в этом регионе. Подобный рецепт был уже прописан для всего постсоветского пространства несколько лет назад в нашумевшем докладе "СНГ: Начало или конец истории?" и привёл к обвальному бегству бывших советских республик от России, заключительную стадию которого мы сегодня наблюдаем.

Страны СНГ убедились в неспособности и более того нежелании России способствовать решению стоящих перед ними проблем. Стоит ли удивляться, что все они стремятся максимально расширять своё взаимодействие с Западом. Кому нужна страна, которая не может ничего предложить своим соседям кроме войны и нищеты, да ещё собирается "дестабилизировать ситуацию в этих зонах, с активным вовлечением в этот процесс русского и русскоязычного населения".

Ну, может быть, нашлись бы на постсоветском пространстве какие-нибудь социально близкие братья по разуму, если бы хрипящая от ненависти к Западу российская элита предложила бы им последовательный Большой Антизападный Идеологический Проект. Но ведь вся эта возня затевается, оказывается, только "для усиления своих позиций в политической торговле с США и Западом за интеграцию России в цивилизованный мир".

Так зачем же Москва так отчаянно и так бездарно и безнадёжно пытается воспрепятствовать естественному и неизбежному движению своих соседей в направлении того же самого "цивилизованного мира". Последним примером такой бессмысленной и контрпродуктивной с точки зрения долгосрочных интересов России политики явилась борьба всей нашей пропагандистской машины с наиболее вероятным претендентом на пост президента Украины "прозападным" Ющенко и поддержка теряющих влияние фигур, торжественно возведённых в статус "пророссийских".

Статья Миграняна интересна и важна тем, что она отражает умонастроения достаточно характерные для российской политической элиты, но автор артикулирует их гораздо более ярко и откровенно, чем большинство его коллег.

Удивительна неспособность нарцисствующей в своих мегаломанических фантазиях и вселенских обидах "элиты" взлянуть на себя со стороны глазами либо тех своих соседей, кого она собирается использовать как пешек для "продажи", либо тех своих будущих партнёров по "цивилизованному миру", кого она собирается шантажировать "угрозами".

Я не знаю в каком доме живет в Москве Андраник Мигранян. Но полагаю, что такой заслуженный человек скорее всего живет в элитном доме с хорошим евроремонтом и чистым подъездом. Интересно, как уважаемый автор и его соседи отнеслись бы к субъекту, который регулярно появлялся бы и гадил в подъезде, обличая и оскорбляя обитателей дома, а затем обещал им прекратить делать ЭТО, если ему предоставят в том же доме квартиру улучшенной планировки. При этом ещё требовал бы признания своего величия и уникальной духовности. То что было бы, мягко говоря, непродуктивным в отношениях между людьми вряд ли следует выдавать за образец государственной мудрости в отношениях между народами.

Достойное место в европейском доме достигается не угрозами его обитателям. Путь в Европу - это на 90% внутренняя проблема. Это создание современной рыночной экономики, а не общака олигархов, бюрократов и питерских чекистов; построение гражданского общества, а не специфической "управляемой демократии", миграция в Россию миллионов русских и людей других национальностей, которые готовы будут увидеть её своей единственной родиной и работать на её благо и процветание. Это трудный путь. Но если его не пройти, пророчество А. Миграняна сбудется с математической точностью. Десятилетие, не больше, осталось спесивой российской элите, бездарно проедающей сырьевые ресурсы страны, болтаться в проруби своих фантомных амбиций и антизападных комплексов.




Источник: Андрей Пионтковский. Третий поход Андраника Миграняна. Политком.Ру, 08 апреля 2002 года