События в Москве - коренной поворот в ходе всей чеченской эпопеи. Впервые чеченцы прибегли к открытому террору в центральных районах России (взрывы домов в Москве и Волгодонске были анонимными, и весомых доказательств чеченского "авторства" общество до сих пор не видело). Террористы действовали открыто и с сильным суицидальным налетом. Очень боюсь, что ситуация может начать развиваться именно в этом направлении.

Несколько десятков "камикадзе", захватившие театральный центр, - лишь капля в море. В Чечне сотни молодых людей, выросших и воспитанных в условиях войны, ничего, кроме войны, не знавших, с деформированной психикой. Смерть для них - совершенно обыденное явление, а жизнь, в которой не было ничего хорошего, не представляет большой ценности. Они готовы пожертвовать этой жизнью ради мифических символов, в которые свято верят.

Не исключено, что произошедшая в Москве трагедия подвигнет российское руководство к резкому ужесточению военной политики в Чечне, к осуществлению неких массированных ударов и операций. Возможно, армия, правоохранительные структуры и общество в целом будут подталкивать власть именно к этому. Но, как показывает вся чеченская кампания, такая тактика не позволит победить в войне. Сегодня же наиболее ожидаемый ее результат - массовый террор по всей стране.

Террор против мирного населения, какой мы видим в Израиле (не захваты заложников, а регулярные взрывы), способен парализовать Россию, вызвать массовую панику и привести к самым негативным политическим последствиям, вплоть до введения режима чрезвычайного положения. Дело осложняется тем, что наши правоохранительные органы и Вооруженные силы сегодня не готовы к решению столь широкомасштабных задач. Уверен, что с "палестинским вариантом" ни армия, ни правоохранительные органы справиться не смогут. Так что не только соображения гуманистические, но и военно-политические диктуют: нужно сделать все, чтобы избежать такого поворота событий.

Помимо всего прочего, такой сценарий самым пагубным образом отразится на судьбе Вооруженных сил. Армии снова придется участвовать в активных боевых действиях в Чечне, а в случае введения чрезвычайных мер в российских регионах ее неизбежно привлекут к обеспечению режима ЧП. В обстановке массового терроризма и мобилизационного напряжения всей страны, конечно, никто не вспомнит о запланированной военной реформе. И о том, что, не проведя реформу, мы так и не получим нормальную современную армию, способную эффективно обеспечивать внешнюю безопасность страны.

Как избежать "палестинского варианта"? Единственным способом: решая проблему терроризма в корне, то есть добиваясь политического урегулирования ситуации с Чечней. Конечно, речь должна идти об урегулировании с соблюдением ряда незыблемых для нас принципов. Но нельзя игнорировать политические реалии: переговоры имеет смысл вести с теми, кто воюет против нас, а не с теми, кого мы там "назначили" и кого не будет на следующий день после нашего ухода оттуда.

Если принципиальное решение о таких переговорах будет принято и начнется четкая проработка их условий, уже сам этот процесс резко сузит почву для террористических акций. Конечно, партия войны останется среди чеченской вооруженной оппозиции и может пытаться срывать переговоры с помощью террора. Но диалог с умеренными лидерами позволит совместными усилиями свести эту опасность к минимуму.


http://www.yabloko.ru/Publ/2002/2002_10/021029_mn_arbatov.html