Авторы: Пионтковский Андрей Андреевич - директор независимого Центра стратегических исследований; Цыгичко Виталий Николаевич - академик РАЕН

В Первой декаде февраля произошло событие, ознаменовавшее давно намечавшийся негативный для России поворот в отношениях с США и означающее провал путинской внешней политики. Имеется в виду ежегодный военно-политический форум в Мюнхене, где глава Пентагона Дональд Рамсфельд объявил о начале работ по созданию НПРО и уехал, не пожелав выслушать точку зрения российской делегации. России дали понять, что отныне в Белом доме считаться с ее мнением не намерены. Такой поворот, по нашему мнению, является прямым следствием не только твердокаменной позиции России по вопросу модификации Договора по ПРО 1972 года, но и общего конфронтационного антиамериканского курса, который с необъяснимым упорством проводился нынешним российским руководством.

Проблема создания НПРО США широко обсуждалась как у нас в стране, так и за рубежом. Практически все серьезные эксперты считают, что создание НПРО не нарушает стратегической стабильности, поскольку Россия сохраняет возможность преодоления любой модификации предполагаемой НПРО и нанесения США неприемлемого ущерба. Поэтому конфронтация с Америкой по поводу модификации Договора по ПРО непродуктивна и не отвечает национальным интересам нашей страны. В то же время активный диалог с США по проблемам ПРО мог бы принести России значительные политические и экономические дивиденды. Но окружение президента не прислушалось к мнению специалистов и тем самым загнало себя в тупик, который чреват для России многими негативными последствиями.

Возможные сценарии развития событий вокруг проблемы НПРО мы предсказали еще два года назад. К сожалению, сегодня мы являемся свидетелями реализации наихудшего из них.

Вопрос создания американского НПРО выходит далеко за пределы проблемы обеспечения безопасности и поддержания стратегической стабильности, и позиция России по этому вопросу по существу определяет ее место и роль в международных делах и весь спектр будущих отношений России с Западом. Для США система НПРО является не только инструментом отражения потенциально возможного немассированного ракетного нападения. Решение конгресса о разработке этой системы позволяет на законном основании привлечь колоссальные средства на научные исследования и разработку передовых технологий. Будет создан научно-технический фундамент не только для создания нового поколения оружия, но и прежде всего для создания новейших технологий и продуктов мирного назначения, что на долгосрочный период обеспечит положение США как мирового экономического и политического лидера. Подобный прецедент уже имел место при Рейгане. Программа рейгановских "звездных войн" в военном отношении завершилась ничем, но выделенные на нее деньги позволили США стать и оставаться до сих пор мировым технологическим лидером. Программа НПРО призвана упрочить это лидерство на новом витке технического прогресса. Ради достижения такой цели США пойдут на выход из Договора по ПРО 1972 года - об этом недвусмысленно заявила новая американская администрация.

В то же время США предпочитают договориться с Россией о модернизации договора и готовы были пойти на значительные уступки. Как клинтовская администрация, так и представители республиканцев перед выборами предлагали пакет выгодных для России предложений, в том числе об участии российского ВПК в создании НПРО. Но наша позиция осталась неизменной. Мало того, наша внешняя политика в первый год президентства Путина приобрела ярко выраженный антиамериканский характер. Достаточно вспомнить заявление по торговле оружием с Ираном, демонстративное посещение Кубы, попытки создания антиамериканской коалиции с Китаем и Индией и т.п., не говоря уже об оголтелом тоне нашей внешнеполитической пропаганды. Все это должно было рано или поздно привести к изменению политики США в отношении России. Мы уже в течение полувека "наносили мощные удары по американской дипломатии" и "подкидывали американцам ежа в штаны", пока сами не остались без штанов. Попытка повторения подобного курса в сегодняшних условиях может обернуться только фарсом.

На чем стоим

В основе нашей сегодняшней внешней политики лежит реликтовый постулат холодной войны об "априорной враждебности США к России" и два основных мифа. Первый миф: ядерная мощь (а другой никакой нет) обеспечивает нам безопасность от внешних угроз, позволяет сохранять статус сверхдержавы и соответствующее влияние на мировые дела. Второй миф: влиятельные центры силы - Европа, Китай, Индия, исламский мир, обеспокоенные усиливающейся ролью США, готовы реально им противодействовать. Нам представляется, что все эти положения не соответствуют действительности. Прежде всего отметим, что США и Россия теперь не являются идеологическими противниками и не представляют военной угрозы друг для друга. Несмотря на наличие антирусских настроений в части правящей элиты, США до сих пор вели прагматическую и в целом благожелательную политику в отношении России. Без такого отношения США не было бы ни займов МВФ, ни "восьмерки", ни сотрудничества в космосе и многого другого. Конечно, официальная Америка в отношениях с нашей страной руководствовалась, что естественно, своими национальными интересами, но администрация Клинтона часто шла на компромиссы и на многое закрывала глаза.

Постулат о ядерном оружии как гаранте безопасности и основе нашего влияния в мире также не выдерживает никакой критики. Если в отношениях с Западом наше ядерное оружие еще играет определенную роль, то предотвратить действительно реальные угрозы безопасности страны на Кавказе, Средней Азии и Дальнем Востоке оно не в состоянии. Ядерная мощь до сих пор обеспечивала наше влияние на мировые дела в части поддержания стратегической стабильности и ядерной безопасности, однако при выходе США из Договора по ПРО мы полностью теряем рычаги влияния на развитие событий и в этой сфере.

Предположение о том, что в мире есть силы, способные составить жесткую оппозицию США, также является иллюзией. Все развитые страны неразрывно связаны системой мирового разделения труда и экономического обмена, и Америка - признанный лидер этого нового мира. Конечно, в этой глобальной системе существуют противоречия и несовпадение интересов, но они несущественны с точки зрения корпоративных интересов клуба развитых стран. Участие в этом клубе - заветная цель всех стран, в том числе Китая и Индии, и ссоры с лидером развитого мира не соответствует их национальным интересам. Китай, Индия, исламский мир не готовы и не намерены противостоять усилению американского влияния, наоборот - они будут стремиться к сотрудничеству с США исходя из своих национальных и геополитический интересов. Внешнеполитическое планирование требует адекватного восприятия действительности. Надо раз и навсегда уяснить, что никто не станет ссориться с Америкой ради комплексов российских политиков.

Что мы потеряли?

Последствием отказа от переговоров по модернизации Договора по ПРО явится резкое ухудшение отношений с США и НАТО. США займут крайне жесткую позицию по всем вопросам, связанным с политическими и экономическими интересами России, и можно не сомневаться, что их союзники в Европе и Азии активно их поддержат. Отказ от приемлемого компромисса - это путь к международной изоляции России.

Если бы Россия пошла на переговоры, то их результатом стало бы юридическое закрепление положений об открытости и взаимном контроле всех этапов создания системы НПРО на территории США и об ограничениях, не позволяющих создавать инфраструктуру для широкомасштабного развертывания НПРО, угрожающего интересам России.

Успешные переговоры создали бы новую атмосферу в российско-американских отношениях, дали бы возможность начать диалог по пересмотру всей парадигмы стратегической стабильности. Реальна была бы и постановка вопроса о российском участии в создании элементов системы НПРО, в разработке которых мы идем впереди американцев. Тем самым мы могли бы стать участниками создания технологий нового века и получить от этого прямую экономическую и политическую выгоду.

При нашем конструктивном подходе к проблеме ПРО США были бы готовы эффективно содействовать нашему полноправному участию в создании европейской системы нестратегической ПРО. Недавние предложения России по созданию европейского ПРО восприняты на Западе исключительно как "активное мероприятие". Вместе с тем идея создания европейского ПРО вполне реализуема и могла бы быть переведена из пропагандистского лозунга в русло конкретных, приемлемых для европейских стран предложений, но реализация этой идеи невозможна без участия США.

Судя по ряду признаков, позиция Москвы определилась и приобрела железобетонный характер где-то летом прошлого года. Ряд формулировок в совместных декларациях после встреч на высшем уровне в Кельне (1999 г.) и Москве (2000 г.) оставлял открытой возможность компромисса по поводу модификации Договора по ПРО. По-видимому, решающую аргументацию противникам компромисса дали прозвучавшие тогда резкие замечания по поводу американских планов развертывания НПРО ряда европейских, прежде всего немецких лидеров. Эти заявления подействовали на Москву как звуки трубы на старую полковую лошадь, в который раз породив иллюзии о возможности сыграть на трансатлантических противоречиях.

Да, Европа любит иногда танцевать танго с Россией, чтобы вызвать ревность Америки, но обручена она с Америкой. В Мюнхене канцлер Шредер уже намного мягче высказывался о НПРО. США найдут общий язык с Европой, а Россия останется у разбитого корыта. Кстати, в свете региональных амбиций новой Германии это не такой уж плохой для нее сценарий. Многоплановое сотрудничество России и США объективно не в интересах Германии, стремящейся стать в том числе важнейшим, если не единственным посредником между Россией и Западом.

Стратегическое партнерство России и США неприемлемо и для Китая, поэтому китайцы исподволь поддерживают нашу антиамериканскую политику, в том числе по вопросу НПРО. Но можно не сомневаться, что Китай, чья растущая экономика глубоко взаимодействует с американской, не пойдет на серьезную конфронтацию с США. Более того, если наша твердолобая позиция будет сохраняться и дальше, американцы рано или поздно договорятся с китайцами по вопросу ядерной стабильности и без нас. И не только по этому вопросу. Своим вызывающим антиамериканизмом мы буквально подталкиваем американский истеблишмент в направлении решения, скульптурно прочерченного в книге Бжезинского "Великая шахматная доска", - кондоминимум двух супердержав XXI века - США и Большой Китай. С последствиями этого сценария желающие могут ознакомиться в том же произведении.

Есть ли выход из тупика?

Мы считаем, что, хотя многое уже упущено, выход есть. Несмотря на определенную потерю лица, необходимо коренным образом пересмотреть нашу американскую политику и согласиться на переговоры по модернизации Договора по ПРО. Это позволит России начать отношения с новой администрацией США с "чистого листа". Но для этого наша дипломатия должна расходовать свои ограниченные ресурсы на отстаивание действительных долгосрочных интересов России, а не на химеры "борьбы за многополярный мир". Контуры такого прагматического подхода в российско-американских отношениях, на наш взгляд, удачно представлены в "Письме из Москвы" Григория Явлинского.

В заключение мы не можем не сказать о неблаговидной роли, которую сыграло наше экспертное сообщество в нынешнем провале внешней политики России. Грамотные профессионалы хорошо понимают, куда ведет страну антиамериканская политика, но, не решаясь противостоять "державно-патриотической" волне, в лучшем случае молчат, а большинство с циничным конформизмом поддакивают великодержавной риторике, словно не понимая, куда она ведет Россию.



Источник: Андрей Пионтковский. Танго с Россией. "Сегодня", 14 Февраля 2001 года