Посмотреть на You Tube.

1.
Вечер. Под светом ночника чьи-то руки берут книгу. На обложке - имя автора: Гофман.
Руки открывают книгу. Крупно - название новеллы:
КРОШКА ЦАХЕС
Название расплывается.

2.
Ельцин несёт на руках маленького Путина. Тот скрипит и ноет.

Ельцин: "У-а, у-а"... То-то что "у-а"! Ох, до чего же он непривлекательный! И происхождение, прости, Господи, тёмное, и взгляд... взгляды то есть... какие-то мутные. Господи, ну почему у меня, демократа до мозга, понимаешь, костей, под конец родилось именно это?

В воздухе появляется Березовский - с крылышками за спиной.

Березовский: Да, да... Первенцы ваши были посимпатичнее.

Ельцин: Но они же мне все разонравились! Вот и я родил... этого.

Березовский: Сердцу не прикажешь.

Ельцин: Мне тем более... (Замечает, что Березовский парит в воздухе) А ты кто?

Березовский: Если честно, то - фея. Очень добрая.

Ельцин: Надо же. Ну, я переутомился. (Зевает) Ладно. Ухожу на заслуженный отдых. (Засыпает).

Березовский: Бедный. Он работал свыше сил.

Путин: (внятно) Мочить в сортире.

Березовский: Ой. Разговаривает.

Путин: В сортире мочить всех!

Березовский: Ну-ну. Не всех. Лежи спокойно, малыш, сейчас мы будем делать из тебя человека... На, поешь.

Вынимает пачку долларов, которые Путин начинает жадно есть. [в телеверсии - не пачку долларов, а просто палец]

Березовский: (отдёргивая руку) Э, только не с руками! Какой активный, надо же. (Ельцину) Ну, если вы не против... вы не против? (Ельцин храпит) Я так и думал. Тогда мы причешем вашего наследничка волшебным телевизионным гребнем - и начнем потихоньку выводить в люди... А то мне тут все крылья оборвут.

3.
Большая университетская зала. Званый приём.

Волошин: Милостивые государи и государыни! Позвольте представить вам одарённого редчайшими способностями юношу, который недавно осчастливил своим присутствием наши краснокаменные...э-э... университеты.

Примаков: Как его звать?

Волошин: Господин Путин-Циннобер. Через чёрточку.

Примаков: Ах, этот! Ну, тогда я знаю его способности.

Лужков: Откуда?

Примаков: Мы с ним... это... в общем, с одной кафедры.

Волошин: Господин Циннобер!

Открывается дверь. В проёме стоит Путин в мантии - лохматый и злобный. Дружное "ах" - и аплодименты.

Чубайс: Господи, какой красавец!

Явлинский: Кто красавец?

Чубайс: Как "кто"? Сами не видите? Он!

Явлинский: Он - красавец?

Чубайс: Конечно!

Шаймиев: В политическом смысле.

Явлинский: И вы тоже так считаете?

Кириенко: Какие могут быть сомнения? Просто этот... апполон!

Явлинский: Боже мой, Серж, подумать только: и эти люди называют себя демократами! Им нравится это гэбэшное чудовище!

Степашин: Ну и что? И мне нравится.

Явлинский открывает рот и замолкает.

Чубайс: Господин Циннобер, скажите что-нибудь, мы в нетерпении.

Кириенко и Лужков: Просим, просим! (Все аплодируют)

Путин: Мы дали им по морде! Всем им дали по морде! Чтобы они знали!..

Берёт за угол скатерть и срывает вместе со всей посудой. Грохот покрывают аплодисменты.

Лужков: Патриот! Истинный патриот!

Шаймиев: Оплот нации!

Чубайс: Деятель государственного масштаба!

Явлинский: У вас у всех что-то со зрением, господа! Очнитесь!

Чубайс: Сударь! Вы ведёте себя неприлично!

Кириенко: (указывая на Явлинского) Да! Почему этот человек все время буянит?

Явлинский: Кто буянит? Я?

Путин: Эх, однова живём!

Вышибает ногой зеркало.

Лужков: Цинноберу браво!

Чубайс: Оплот правых сил!

Степашин: Будем называть вещи своими именами, господа: он прекрасен!

Явлинский: Это чёрт знает что...

Ястржембский: Это не чёрт знает что, а надежда нации.

Лужков: Как? А я?

Ястржембский: Не скрою, раньше мне очень нравились вы, но теперь он гораздо интереснее!

Лужков: Да? (Смотрит на Путина) Возможно.

Примаков: Знаете, он начинает нравиться даже мне. Вольдемар! Я вам симпатизирую.

Идет к Путину, и тут все наперегонки начинают идти к Путину, говоря:

Лужков: Господин Циннобер! Разрешите вокруг вас объединиться!

Шаймиев: Вы как раз то, что сегодня нужно всем нам!

Чубайс: И как вовремя появились!

Кириенко: Я ваш поклонник! (Вдруг остановившись) Как я сказал?

Явлинский: Вы сказали, что вы - его поклонник.

Кириенко: Я это сказал? Сам сказал?

Явлинский: Я же не глухой!

Кириенко падает в обморок.

Явлинский: Тут что-то не так. Какое-то колдовство...

4.
Какая-то лестница, уводящая в подземелье. Явлинский за ноги тащит Кириенко вниз.

Кириенко: Это было какое-то наваждение. Я себя не помнил...

Явлинский: Охотно верю.

Кириенко: Расскажите, что было дальше!

Явлинский: Потом пел Кобзон. Вы представляете себе Кобзона?

Кириенко: Ещё бы.

Явлинский: Так вот: он спел, а на него никто не обращает внимания - все бросаются к этому нашему цинноберу через чёрточку и начинают восхищаться его голосом!

Кириенко: Не может быть!

Явлинский: Может. Теперь на приём к этому политическому карлику занимают очередь деятели культуры. Они уверены, что он поддержит оперу и балет. Сенаторы готовы сделать его бургомистром города. Стоит ему поковырять в носу, как все сходят с ума от восторга.

Кириенко: Это колдовство.

Явлинский: Я знаю.

Кириенко: Куда мы идём?

Явлинский: Мы уже пришли.

Подвал. Огромные старые фолианты.

Явлинский: (сдувая пыль) Вот. Вот то, что нас спасёт. Мы должны узнать, кто он, и тогда сможем разрушить его колдовство!

5.
Большая зала. Путин в мундире тайного советника (куча звёзд и лент) выступает перед чиновниками.

Путин: Я вас предупреждаю об опасности диверсий! В настоящее время следует как никогда повысить бдительность!

Аплодисменты.

Шаймиев: Как сказал! Ай, шайтан!

Путин: И укрепить производительность!

Жириновский: Спиноза. Спиноза однозначная!

Селезнёв: Анти-Дюринг.

Зюганов: Ульянов-Ленин! [в телеверсии: Ульянов-Крупский!]

Путин: При этом ни один факт равнодушия, волокиты, недисциплинированности должностных лиц не должен оставаться без последствий...

Овация, крики "браво".

Лужков: (Примакову) Это Цицерон!

Примаков: (глотая таблетку [в телеверсии - просто грозя пальцем]) Это - цитрамон!

6.
Явлинский и Кириенко в подземелье.

Явлинский: (закрывая фолиант) Ничего не понимаю. Он не гном, не альраун, не король жуков и не маршал пауков.

Кириенко: Может, он мышиный король?

Явлинский: Это из другой сказки.

Кириенко: Ах да. Значит, он обычный человек. Но ему помогает какая-то тайная сила.

7.
Раннее утро. Путин встаёт и на цыпочках прокрадывается в сад.
Из-за ограды за ним наблюдают Явлинский и Кириенко (последний - в бинокль) Внезапно он убирает бинокль от глаз.

Кириенко: Не может быть!

Явлинский: Что?

Кириенко: Там какое-то НЛО!

Явлинский отбирает у него бинокль и смотрит.
В объективе бинокля виден Путин и порхающий над ним стрекозой Березовский.

Березовский: Здравствуй, малыш! Дай-ка я ещё разик расчешу твои волосы волшебным телевизионным гребнем. Сейчас ты у меня будешь, как конфетка.

Путин: Скажи, фея: я получу в марте орден зелёно-пятнистого тигра первой степени?

Березовский: На четыре года, мой маленький. Если будешь себя хорошо вести.

Путин: Почему только на четыре года?

Березовский: Не жадничай, мой хороший.

Из-за кустов за всем этим наблюдают Явлинский и Кириенко.

Явлинский: Я всё понял! Видишь, у него на голове три красных волоска?

Кириенко: Вижу.

Явлинский: Их надо выдрать!

Кириенко: Не надо. Он будет совсем лысый и страшный!

Явлинский: Зато потеряет свою колдовскую власть над нашим городом!

Березовский: (Путину) Ну вот, мой заколдованный, теперь все снова будут от тебя в полном восторге, что бы ты ни делал!

8.
Путин в театре, стоя на сцене в коротких штанишках в горошек, поёт с мерзкими ужимками:
[в телеверсии сцены 8-10 по сравнению со сценарием сокращены]

Путин:
По улицам ходила
большая крокодила
Она, она зелёная была...

В полутьме зала - аншлаг.

Шаймиев: Как поёт! Ай, шайтан!

Путин (глазами публики) - весь в белом, стоит на сцене и чистейшим голосом поёт по-итальянски "о соле мио".

За кулисами - Явлинский и Кириенко.

Кириенко: Кто будет выдирать ему волшебные волоски?

Явлинский: (доставая из-за пазухи пинцет) Я!

Кириенко: Молодец. (Пожимает руку) Прощай!

9.
На сцене - Путин в штанишках в горошек.

Путин:
Во рту она держала
кусочек одеяла,
она, она голодная была!

Из-за кулис высовывается Явлинский с пинцетом.
Вид из зала: Путин, весь в белом, поёт по-итальянски.

Путин: О соле, о соле мио!

Явлинский быстро выдёргивает у Путина три волоска.

Путин: (вдруг)
Увидела француза -
и хвать его за пузо!
Она, она голодная была!
Увидела китайца...

Крики, шум в публике. На сцене вместо красавца в белом фраке стоит маленький злобный Путин в коротких штанишках в горошек.

Крики в публике:
- Какой кошмар!
- Что это?
- Это не Циннобер!
- Это мерзкая крошка Цахес!
- Вон отсюда!
- Вон со сцены!

На сцену летят помидоры.

Березовский: (в ложе) Ай-яй-яй, какой кошмар! Надо срочно поправить ему образ...

Взлетает в образе феи, но Явлинский прицеливается и стреляет в него из рогатки. Березовский с криком падает в оркестровую яму.
Явлинский раскланивается, стоя на сцене.

Все: Браво! Браво герою! Он спас нас от крошки Цахеса! Мы наградим его орденом зелёно-пятнистого тигра! На четыре года! От имени благодарных горожан!

Счастливый Явлинский кланяется, и делает плавный жест рукой, и...

10.
... в таком же жесте из его руки выпадает книга Гофмана. Явлинский открывает глаза. Он лежит в постели, над ним горит ненужный ночник. Уже утро. Явлинский садится в постели, зевает.

Явлинский: Приснится же такое!
[в телеверсии дальнейшее изъято]

Поднимает книгу Гофмана, кладёт на столик.
Наливает стакан чая.
Включает радио.

Голос диктора: Сегодня под мудрым руководством исполняющего обязанности Президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина пройдёт заседание высших чинов Министерства Внутренних Дел и Внешнего Долга. Будут рассмотрены вопросы скорейшего приближения весны в интересах российского народа. Успешно продолжается антитеррористическая операция в Чечне... Потери федеральных сил минимальны...

Постепенно голос диктора заглушает другой голос, поющий по-итальянски последние такты "о соле мио!". Последняя нота тонет в овации.

Титры

Сценарий: Виктор Шендерович