Как в советские времена, спецслужбы вмешиваются в вероисповедание и внешнюю политику

Вот уже восемь лет, с 1994 года, я работаю депутатом. И могу с сожалением сказать, что на моих глазах происходила деградация парламента - с каждым годом чиновники становились все наглее, все меньше обращая внимание на депутатские запросы и протесты. Но недавно я столкнулся со случаем, который побил все прежние рекорды.

Я послал в МИД депутатский запрос - по какой причине было отказано в визе пяти католическим священникам из Польши, Италии и Словакии. В конце концов это решение нарушает права российских граждан - российские граждане-католики лишаются возможности общения со своими духовными лидерами, а это нарушает принцип свободы вероисповедания.

В ответ я получил письмо от заместителя министра иностранных дел А.Потапова. Ответ был такой: принятие решения находится исключительно в компетенции ФСБ, а в соответствии с международно-правовыми нормами мы не обязаны объяснять другой стране, по каким причинам мы не хотим видеть ее граждан у нас.

Мне этот ответ показался откровенно хамским. Во-первых, я не иностранец, а представитель российского государства. Как депутат, я могу требовать, чтобы мне объяснили, почему российских граждан ограничивают в их правах. Во-вторых, с каких это пор ФСБ стала определять внешнюю политику нашей страны?

А о том, что дело обстоит именно так, говорят все обстоятельства этой истории. Отказ в визах для священников вызвал крайне негативную реакцию в католических странах, особенно в Польше и Литве. Между тем именно сейчас мы находимся на критическом этапе переговоров с этими странами по калининградскому вопросу. Как известно, решения по калининградской проблеме принимают в трех столицах - Брюсселе, Варшаве и Вильнюсе. Речь идет об очень важном деле - праве наших граждан свободно передвигаться по Европе, а нынешний скандал сильно усложняет эти переговоры. Так что же, получается, что ФСБ, определяя, кого пускать в страну, а кого нет, рулит и нашей внешней политикой?

Напомню, недавно наш президент обратился к ЕС с предложением о безвизовом режиме поездок (первой это предложение, кстати, выдвинула наша партия "Яблоко"). Так почему же ФСБ и МИД саботируют определенный президентом курс, умышленно усложняя переговоры очередным визовым скандалом?

Теперь я намерен обратиться с запросом по этому делу к министру иностранных дел. Потому что урегулирование калининградской проблемы - слишком важный вопрос, чтобы отдавать его анонимной бюрократии.

Возможно, кто-то считает, что недопуск в Россию католических священников поможет сохранить паству Русской православной церкви. Уверен, что это не так. Наоборот, если эту историю будут связывать с влиянием РПЦ, это может плохо сказаться на международной репутации нашей церкви и принести ей большой вред. Нет никаких заявлений ни патриарха, ни Синода, которые позволили бы заподозрить их в таком недостойном методе богословского спора. Получается, что российские спецслужбы дискредитируют церковь.

В конце концов, создается впечатление, что в стране действует не одно, а минимум три внешнеполитических ведомства. Помимо делящего компетенцию с ФСБ МИДа есть еще Минобороны, чей руководитель то и дело делает громкие внешнеполитические заявления. По сути дела, внешней политикой занимается и Минатом. Ввоз в Россию ядерных отходов американского происхождения может поставить Россию в зависимость от политики США - все такие перевозки должны получать одобрение в Вашингтоне. Почему такие действия могущественного ведомства не считаются угрозой суверенитету страны, а приезд нескольких священников такой угрозой считается?

Может быть, стоит вспомнить, что, по конституции, нашу внешнюю политику определяет президент? И что невыполнение его решений должно заканчиваться увольнением слишком много на себя берущих чиновников?



Оригинал статьи: Сколько МИДов у нас в стране?