"Я не испытываю уважения к Асаду. Я имел с ним дело, и в том, что касается моего общения с ним, он патологический лжец. Но в то же время у меня еще меньше уверенности в том, что касается сопротивления и того, что оно собой представляет". Бывший госсекретарь США К. Пауэлл
Ситуация в Сирии выглядит неразрешимой. Применение химического оружия безусловно требует вмешательства, но какого, как и каковы будут последствия - на этот счет в мире царит полная растерянность. США, несмотря на внятно выраженный отказ ближайшего союзника Великобритании от участия в военной операции, готовят ракетный удар по Сирии. Члены СБ ООН убегают после заседания по Сирии не давая комментариев: Турция - ясно хочет военной интервенции; Франция - готова; США - колеблются; Канада и Великобритания - отказались ; Германия - возражает; НАТО - не хочет; Россия - тянет и ничего не предлагает; Китай - молчит. Эксперты пытаются установить, кто применил химическое оружие -правительство Асада или это провокация "повстанцев". Достаточно убедительно доказать ничего не удается. Сирия нуждалась в демократических реформах, но ультимативное давление запада, и отсутствие продуманного и разумного плана действий у России, ее низкий моральный авторитет в мире, в том числе вследствие безобразной внутренней политики, закрыли эти шансы на долгое время. Переговоры мировых держав по Сирии продолжались полтора года и из-за различия позиций США и Европы с одной стороны, а России и Китая - с другой, по причине сознательного нежелания договориться, ни к чему не привели. Как и всегда в таких случаях, все мыслимые решения, например, отстранение Башара Асада от власти в тот период, когда те, кого сегодня называют "повстанцами" еще были похожи на политическую оппозицию, а не на отъявленных и крайне опасных головорезов, как это выглядит сейчас, было заблокировано Россией. Точно также было упущено время для проведения разного рода миротворческих операций по разделению воюющих сторон. Низкое качество мировой политики, отсутствие общих ценностей и принципов, "реалполитик" и политический постмодернизм, о чем мы не раз писали и говорили и в чем Россия лидирует с большим отрывом - все это главные причины депрессии в мировой политике и неспособности решить ни одну проблему. Как же практически действовать в нынешней ситуации с Сирией? Прежде всего, необходимо выработать план политического урегулирования, т.е. план того, что делать дальше. Результаты применения силы в Ираке и Афганистане убедительно свидетельствуют, что при отсутствии такого плана жертвы будут, а положительного результата не будет. При этом из всей бесконечной путаницы взаимоотношений десятилетиями или даже столетиями сложившейся на Ближнем востоке - "Иран поддерживает Асада. Катар и Саудовская Аравия против Асада. Асад против Братьев мусульман. Братья мусульмане и Обама против египетского генерала Сиси, но Саудовская Аравия и Катар за Сиси! Это значит, что они против Братьев мусульман. Иран поддерживает Хамас, но Хамас за Братьев мусульман. Обама поддерживает Братьев мусульман, однако Хамас против США. Саудовская Аравия и Катар - за США. Но Турция вместе с Саудовской Аравией и Катаром против Асада, а при этом Турция за Братьев мусульман и против генерала Сиси, а генерала Сиси поддерживают Саудовская Аравия и Катар..."* - нужно выделить главное. Для принятия решения совершенно недостаточно информации и тем не менее его надо вырабатывать. В таких условиях прежде всего надо выработать критерии подхода - исходя из чего нужно искать решение. Предотвратить гибель гражданского населения. Сделать абсолютно невозможным применение и распространение химического оружия, в том числе и оставление его запасов без контроля. По сообщениям агентств, "президент США Барак Обама заявил, что акция возмездия не должна нарушить баланс сил в Сирии в пользу одной из сторон". Следует ли это понимать так, что обстрел будет как правительственных позиций, так и штабов "повстанцев", можно ли это сделать, не уничтожая мирных жителей, когда и те и другие перемешаны с гражданским населением - остается непонятным. Если в результате американского обстрела правительственных позиций, оружейные арсеналы Асада, включая химическое оружие, попадут к той значительной части "повстанцев", которая представляет собой исламистов-экстремистов и Аль-Кайде, присутствующей там во всех форматах, будет очень плохо. Из этого следует, что Запад должен предпринимать только такие действия, которые ни при каких обстоятельствах не усилят позиции религиозных фанатиков, исламистов и террористов. Однако сохранение режима Асада в Сирии и его союз с Ираном - ситуация крайне опасная, учитывая стремление Ирана к гегемонии в регионе и заявления его руководителей об уничтожении Израиля как приоритетной военно-политической цели. Если этот союз сложится, никто не будет знать, что с ним делать. Нельзя также игнорировать тот факт, что происходящее в Сирии - это давно уже не столько борьба «за демократию и свободу», с которой, возможно, все начиналось, сколько жестокий религиозно-общинный конфликт алавитов и суннитов, в том числе, близких к Аль-Кайде и склонных к анархии. Поэтому в случае с Сирией затрагиваются еще более принципиально важные аспекты. В Сирии идет не обычная гражданская война. На стороне антиправительственных войск и даже во главе их выступают международные террористические исламистские организации и, прежде всего, Аль-Кайда. Эти организации уже давно поставили себя вне современной цивилизации, вне мирового сообщества и вообще вне человечества. По своей идеологии и уровню совершенных преступлений «Аль-Кайда» и ее союзники находятся в одном ряду с наиболее серьезными военными преступниками. Поэтому любое сотрудничество с ними, любая поддержка их действий является абсолютно недопустимой. Тем более недопустимо сотрудничество в военной сфере, включая поставки Аль-Кайде оружия или совершение действий, которые могут позволить ей овладеть новым оружием. При всей отвратительности диктаторских и радикально авторитарных режимов типа режима Башара Асада, возглавляемое им государство все-таки является частью мировой цивилизации, входит в ООН, остается субъектом международного права. Противостоящая ему «Аль-Кайда» находится вне цивилизации, она противостоит цивилизации и вообще всему человечеству. Религиозные фанатики, прибегающие к террористическим методам, организации типа «Аль-Кайды» - несут хаос и разрушение всего, что составляет культуру человечества. Содействие таким силам, даже действующим против авторитарных режимов - ошибка с самыми серьезными последствиями. Авторитарные режимы - уродливая и подлежащая исправлению часть человеческой цивилизации. Химическое оружие в руках авторитарного режима крайне опасно. Однако категорически недопустимо попадание его запасов или хотя бы их части в руки террористов и религиозных фанатиков.Как бы ни были велики разногласия между отдельными государствами и блоками, но даже в рамках принятия международных санкций в отношении того или иного режима нельзя переходить черту, отделяющую современный мир от организаций с человеконенавистнической идеологией и практикой. Это глубоко принципиальная, базовая установка, и, с нашей точки зрения, она должна быть приоритетной, по сравнению с любыми другими аргументами. Поэтому любое военное вмешательство в сирийский конфликт без необходимых гарантий безопасности для мирного населения, а также без абсолютной уверенности, что результаты вмешательства не будут использованы Аль-Кайдой и другими экстремистскими силами, недопустимо. Ни плана политического урегулирования, ни плана дальнейших действий, ни какой-либо уверенности в том, что военное вмешательство не усилит позиции той или иной стороны и прежде всего террористических группировок, на сегодняшний день нет. Серьёзность вопроса о применении химического оружия требует самого тщательного, подробного и широкого расследования как произошедшего 21 августа, так и предыдущих сигналов об использовании оружия массового уничтожения, однако когда это произойдет - неизвестно. Обеспечить выяснение правды о химической атаке 21 августа, добиться наказания виновных и не допустить при этом даже возможности извлечения выгоды террористами - задача всего международного сообщества и особая задача США, Евросоюза, России. Однако сегодня в достижение такого результата, чтобы с ним были согласны почти все, мало кто верит. В таких условиях военное вмешательство приведет не к консолидации, а к еще большей разрозненности как международного сообщества, так и общественного мнения и мнения элит в странах-лидерах этого сообщества. Традиционное военно-политическое мышление, всегда склоняющееся к применению силы как универсальному способу разрешения любой трудной ситуации, должно уступить место стратегическому видению и политическому пониманию принципиально новой природы угроз в ХХI веке. США безусловно являются мировой сверхдержавой политической и военной, однако это лидерство по критериям минувшего века. Это лидерство характеризовалось количеством авианосцев, ракет, бомбардировщиков и предполагало военное противостояние с Советским Союзом или коммунистическим Китаем. Сегодня США противостоит невидимая сеть религиозного внецивилизационного исламистского экстремизма и против такой угрозы авианосцы и бомбы бессильны. Это как если бы вы пошли на охоту на медведей и тигров, взяв для этого соответствующие ружья и ножи, а прийдя в тайгу столкнулись бы со смертельно ядовитыми комарами. Ружья и ножи вам не помогут. Другой тип опасности и средства борьбы должны быть принципиально иными. В феврале 2002 года я пытался с помощью этого примера убедить американское руководство заменить применение силы в Ираке консолидированной международной угрозой ее применения к Саддаму Хусейну, но понимания не нашел. В ответ на пример с комарами американские политики в сфере безопасности - "представители мировой элиты", сказали мне "а мы будем бомбить гнезда (!?) этих ядовитых комаров". Пришлось пояснять, что у комаров нет гнезд, они живут на болоте и чтобы от них избавиться болото нужно не бомбить, а осушать и проводить рекультивацию. Политически это означает, что стратегически перспективным направлением работы является создание как можно более широкой политической коалиции, на базе общего понимания специфики угроз нынешнего века, теснейшего взаимодействия разведок и спецслужб, объединенной общими фундаментальными принципами, идеей не только недопустимости применения оружия массового поражения, но и осознанием глобальной опасности усиления религиозных экстремистов и террористов, и необходимости преодоления глобальной бедности и неграмотности в мире, пониманием ответственности за будущее Сирии, Ближнего Востока и всего мира. Что касается ситуации в Сирии, то именно на такой, политической основе можно создать реальную силу, способную без скоропалительных ракетных ударов оказывать на авторитарный режим неотвратимое давление, которое обеспечит международному сообществу лидерство в процессе урегулирования. Поэтому, как бы ни было сложно Обаме и его союзникам отказаться от примитивных подходов, надо, наконец, понять, что устаревшее еще в конце прошлого века превратное представление о политической силе и престиже не должно быть доминирующим при принятии политических решений, тем более таких, которые могут перечеркнуть всю его политическую биографию. Сейчас необходимо остановиться, гораздо более серьезно осмыслить ситуацию в Сирии и выработать план действий, но во всяком случае, воздержаться от военного вмешательства с очевидными крайне опасными последствиями. Не надо забивать гол в свои ворота. *http://www.washingtonpost.com/blogs/worldviews/wp/2013/08/26/the-middle-east-explained-in-one-sort-of-terrifying-chart/ Сокращенная версия статьи