Г. Явлинский. Дамы и господа, я признателен вам за то, что вы интересуетесь проблемами нашей страны. У меня будет выступление на Форуме, но в основном по политическим вопросам. Поэтому свою пресс-конференцию я хотел бы посвятить экономическим вопросам и, прежде всего, задачам, которые стоят перед Россией в связи с процессом глобализации.

Это объективный процесс, соответствующий глобальным законам развития. Глобализация – это в большей степени технологическое развитие, чем экономическое. Поэтому, люди, которые пытаются остановить этот процесс в любых формах, напоминают луддитов.

Кроме того, суть процесса глобализации – это активное распространение принципов либерализма по всему миру, потому что глобализация – это, прежде всего, свобода выбора.

Однако следствием вовлечения различных стран в процесс глобализации становятся и очень крупные проблемы. В частности, зачастую разрушаются традиционные виды производства и взрываются социальные структуры, поддерживающие социальный и, как в случае с Россией, межнациональный мир. В результате вместо обретения устойчивости и стабильности может быть утрачена на длительный период историческая перспектива страны.

Вам хорошо известно, что международное движение капиталов зачастую, и это показывают цифры, сохраняет технологические разрывы между странами, закрепляет их отставание одних стран от других. Основной поток капиталов, более 85 процентов, направляется в промышленно развитые страны. Какой же из этого можно сделать вывод?

Я полагаю, что главная ответственность за успешность вхождения России в глобальное экономическое сообщество лежит на российском правительстве, на российской администрации. Это не проблема граждан России или российской экономики. Вопрос в том, насколько российское правительство будет способно подготовить страну к этому процессу.

Антиглобалисты, которые проводят демонстрации в разных городах мира, в Давосе или в Зальцбурге, на самом деле, должны обращаться к собственным правительствам, а не к международным организациям. Поэтому я хочу предложить вашему вниманию пять основных приоритетов, на которых должно сосредоточиться российское правительство для того, чтобы процесс глобализации в России проходил эффективно.

Первая проблема – это корректировка структурного перекоса в пользу энергетических отраслей, который сегодня существует в России. Российская экономика в связи с огромным значением, которое имеет энергетический сектор и экспорт энергетических ресурсов из России, находится в очень сильной зависимости от мировой конъюнктуры. Снижение цен на нефть на один доллар, приводит к потерям России в 1,7 млрд. долларов. В результате у нас складывается ситуация, когда инвестиции в основной капитал в этом году составят около 40 млрд. долларов, в то время как минимально необходимая сумма составляет 70 млрд. долларов. А иностранные инвестиции в этом году составляют всего 5 млрд. долларов. Вот реальная картина, определяющая результаты, которые мы с вами будем иметь через два года, через три года.

Смысл второй проблемы заключается в том, что у нас нет механизма перевода излишков, которые есть у энергетического сектора, во внутренние инвестиции. Россия на сегодняшний день практически лишена финансовых институтов, которые могли бы превратить полученные энергетическим сектором доходы во внутренние инвестиции. В экономике, которая практически не имеет современных ценных бумаг, современного фондового рынка, финансовых рынков, не имеет финансовых посредников для межотраслевого перелива капитала, риск при глобализации очень велик.

Третья проблема, с которой Россия обязательно столкнется в процессе глобализации, это проблема перекоса в системе цен. Задачей правительства, наряду с созданием современных финансовых инструментов и финансовых продуктов - ценных бумаг предприятий, а также ценных бумаг финансовых посредников, - является устранение перекоса цен. Прежде всего я говорю о заниженных ценах на энергоносители, электроэнергию, а во-вторых - о регулируемой государством, а потому крайне низкой цене труда в России.

Четвертая проблема, которой правительство должно заниматься буквально немедленно, - это недофинансирование всей базовой инфраструктуры страны. Это все, что связано с заниженными тарифами и ограниченностью бюджетов, с коммунальным хозяйством, дорогами, телекоммуникациями, и остальной инфраструктурой.

Пятая проблема связана с институциональной неустроенностью российской экономики. Нашей экономике нужны конкуренция, судебная защита, права собственности, прозрачность старых гигантских советских монополий, отмена запретов и ограничений, которые все равно никто не может проконтролировать и которые порождают лишь коррупцию.

Наконец, кроме пяти главных экономических проблем, есть проблемы, связанные гражданскими свободами, свободой прессы и правами человека.

Без решения этих фундаментальных институциональных проблем экономический рост в России невозможен. А без экономического роста невозможно преодоление бюрократической, или, я бы даже сказал, в отдельных случаях криминально-бюрократической экономической системы, которая сложилась за последние десять лет.

Решение пяти основных проблем – прямая обязанность российского правительства. У российского правительства должен быть конкретный план движения по этим направлениям. Российское правительство можно поздравить с успехами, которых оно достигло в последние годы. В текущем плане они действительно очень отрадны. Эти успехи создают предпосылки для того, чтобы правительство, наконец, перешло к тому, чтобы заниматься стратегическими проблемами развития российской экономики.

Пожалуйста, вопросы.



Вайсберг Валерий, журнал “Русский фокус”. Григорий Алексеевич, скажите пожалуйста, один из главных вопросов, который обсуждался на Форуме, это устойчивость экономического роста, вы затронули эту проблему, и устойчивость доброй воли правительства к проведению реформ. Судя по вашему выступлению, вы подвергаете сомнению возможность устойчивого роста в ближайшие несколько лет. Это действительно так?

Г. Явлинский. Хорошо известно, что основа сегодняшнего экономического роста в России - высокие цены на энергетические ресурсы в последние год-полтора и девальвация российской валюты в ходе кризиса 98-го года. Эти факторы, особенно второй, достаточно удачно были использованы правительством, чтобы получить хорошие темпы экономического роста. Но я хотел бы заметить, что эти темпы экономического роста идут от очень-очень низкой базы, которая сложилась в России в результате наших десятилетних реформ (за эти годы произошло 50-ти процентное падение ВВП по сравнению с 91-м годом), а также от низкой базы, которая еще больше осложнила ситуацию в 98-ом году после экономического кризиса и дефолта. Сейчас эти факторы, особенно фактор девальвации, почти исчерпаны, и сегодня наша экономика встала перед следующей проблемой. При высоких ценах на нефть, очень большое поступление в страну твердой валюты является для нашей экономики проблемой, поскольку существенно укрепляет рубль. Существенное укрепление рубля ведет, как вам хорошо понятно, к потере конкурентоспособности нашей продукции. Правительству нужно будет все время метаться между двумя очень сложными задачами: с одной стороны, это привлечение как можно больших поступлений в твердой валюте в страну, и, как следствие этого, удержание и стерилизация рублевой массы, а с другой стороны поддержание высокого внутреннего спроса. Все это свидетельствует о неустойчивости тех механизмов, которые обеспечивают экономический рост. Это выражается даже институционально - в тех противоречиях, которые существуют между правительством и центральным банком. Правительство заинтересовано в дешевом рубле для повышения объемов экспорта, а центральный банк опасается роста инфляции.

Дубнов Алексей, аналитическая программа “Постскриптум”: Как вы относитесь к созданию финансовой разведки? Не является ли она еще одной структурой, которая может привести к перекосам, которая может создать соблазн подавления неких свобод? С одной стороны, все понимают, что такая разведка нужна, с другой стороны, здесь есть такая грань, которую можно переступить.

Г. Явлинский: В России название организации не имеет почти никакого значения. Если завтра у нас создадут финансовую разведку и назначат директором, например, Павла Грачева, то какие бы замечательные идеи при ее создании ни закладывались, это будет что-то совершенно другое. Поэтому, как всегда, в нашей стране все зависит от политической воли. Смотря что от этого института хотят получить.

Агентство Франс-Пресс: Выступающие на Форуме не раз подчеркивали, что события 11 сентября коренным образом изменили отношения между Россией и остальным миром как в экономической, так и в политической сфере. Согласны ли вы с этим? И если да, то как это повлияло?

Г. Явлинский. Начнем с экономики. Я думаю, что события 11 сентября не сильно повлияли даже на американскую экономику, не говоря уже о российской. Сильно пострадало страхование и авиаперевозки. Все остальные отрасли еще до этого были в весьма существенной рецессии. Я попытаюсь сделать некоторый прогноз в отношении американской экономики и скажу, что я ожидаю к январю еще большего снижения таких индикаторов как S&P и NASDAQ. Я полагаю, что S&P дойдет до отметки 900, а NASDAQ дойдет до отметки 1300. И даже ниже. Я думаю, что уровень безработицы в Соединенных Штатах будет порядка 5 процентов в течение, скажем, полугода с данного момента. А вот уже весной и летом начнется оживление. Причины этого фундаментальны и связаны с так называемой bubble economy в технологических отраслях.

Российская экономика весьма изолирована от глобальных рынков, поэтому она почти не претерпела никаких изменений вообще. Поэтому связь событий 11 сентября с экономическим развитием, конечно, существует, но она не является существенной.

А вот в политическом смысле ситуация обстоит иначе. Россия после 11 сентября сделала очень решительный выбор. Это действительно очень высокая степень определенности, впервые за долгие годы. Президент России в Берлине, Брюсселе, Шанхае, и затем в Душанбе сделал целый ряд заявлений и подписал целый ряд документов, которые однозначно трактуют позицию России как непосредственного участника антитеррористической коалиции и, в этом смысле, союзника Соединенных Штатов.

Теперь вопрос состоит в том, насколько это развитие стратегическое, как долго это продлится. С моей точки зрения, это зависит и от России, и от западных стран и, прежде всего, от Соединенных Штатов.

Россия сможет стать долгосрочным стратегическим партнером Соединенных Штатов, только если внутри России будут происходить очень существенные изменения. Я хотел бы это подчеркнуть. Пока будет идти операция, будет существовать тактический, временный союз между Россией и Соединенными Штатами. Он может перерасти в стратегический, только если в России будут происходить существенные изменения. Речь идет о появлении в России независимого гражданского общества, о независимой судебной системе, обо всех тех направлениях развития российской экономики, которые я называл, о свободной независимой прессе в России. Речь идет о появлении в России действующих, реально существующих политических партий, гражданских структур, гражданском контроле за вооруженными силами. Если развитие России в этом направлении будет очевидным, то взаимодействие в рамках антитеррористической коалиции, может стать стратегическим взаимодействием.

С другой стороны, Россия ожидает серьезного признания и понимания Западом собственных национальных геополитических интересов. В частности, Россия вправе рассчитывать на официальное признание и Западной Европой, и Соединенными Штатами, и НАТО нерушимости российских границ и взаимной защиты границ от всякой агрессии. Для России на сегодняшний день, учитывая положение на наших южных, юго-восточных и среднеазиатских границах, это имеет принципиальное значение.

В России хотят слышать, что стратегическим приоритетом Соединенных Штатов является сильная демократическая Россия в пределах нынешних границ. Этот месседж обязательно должен быть направлен в Россию, если мы говорим о долгосрочном сотрудничестве. На сегодняшний день отношения между Россией и Соединенными Штатами подвержены очень большой инерции, которая включает в себя непонимание, недоверие и опасение по отношению друг к другу. Это длительный процесс, и если он не будет подвергнут ревизии и в Вашингтоне и в Москве, то после военной операции все вернется на круги своя.

Григорий Алексеевич, вы могли бы уточнить, что вы имеете в виду, говоря о взаимной защите границ? Это значит, что Россия должна иметь права требовать гарантий безопасности от НАТО и западных стран?

Г. Явлинский. Коротко отвечаю: да.

Речь идет о том, что если Россия вступает в союзнические отношения с Западной Европой и Соединенными Штатами, то она претендует на взаимопомощь с точки зрения укрепления своего суверенитета в Сибири и на Дальнем Востоке и сохранения своих границ. Это является общепризнанным стратегическим направлением. Для России в геополитическом смысле это одна из самых ключевых проблем, потому что Россия имеет самые протяженные границы с самыми нестабильными регионами мира. Для нас этот вопрос жизненно важен.

Григорий Алексеевич, если вы слышали сегодняшнее достаточно интересное и эмоциональное выступление Путина, могли бы вы сделать какие либо комментарии? Будут ли слова расходиться с делом, как это было неоднократно раньше?

Г. Явлинский. Я полагаю, что сам факт, того, что президент России выступал на сессии Мирового экономического форума в Москве, очень важен. Это произошло впервые. Никогда ничего подобного не было, самым высоким был уровень премьер-министра. Оценки Владимира Путина, в отношении состояния российской экономики, также как и его оценки в отношении антитеррористической операции, я разделяю.

Я должен также сказать вам, что проведение экономического форума в Москве имеет большое значение еще по одной причине: мы получили подарок в виде сделки в области соглашений о разделе продукции. Соглашение было подписано исключительно благодаря тому, что в Москве проводится экономический форум и на форум приехал наш президент. Поэтому, если экономический форум может проводить это мероприятие каждую неделю, то мы были вам чрезвычайно благодарны. Это очень сильно продвинет наше экономику. Наша фракция, как известно, семь лет занимается соглашениями о разделе продукции, совсем недавно мы выразили недоверие правительству за полное безделье в этом направлении. Но форум, присутствие на нем Путина, все это вместе, привело к тому, что было подписано соглашение с “Exxon-Mobil” на 12 миллиардов. Правда, надо знать, что “Сахалин-1” - это соглашение, которое ждало этого подписания уже несколько лет. Резервы у нашего правительства неограниченны, оно может хоть каждый день подписывать такие соглашения.

Я не знаю, обсуждалось ли это на форуме, но сейчас ключевой вопрос – это изменения в Налоговом кодексе в связи с соглашениями о разделе продукции. Для фракции “ЯБЛОКО”, СРП - это самой главный вопрос поступления инвестиций в страну. Мы начали это дело в 93-ем году, и все время занимались этим проектом.

Что хочет правительство сегодня? Правительство хочет, чтобы были и налоги, и раздел продукции. Что предлагает фракция “ЯБЛОКО”? Раздел продукции вместо налогов. Этот спор продолжается и будет, видимо, продолжаться до следующего заседания Мирового экономического форума. Будем надеяться, что на него снова приедет президент Путин, может быть даже с семьей, и тогда это дело, наконец, сдвинется с места.

Страна.ру, Базина Галина. Скажите, пожалуйста, вы ожидаете притока иностранных инвестиций в ближайшее время? Какие из них придут по политическим причинам в связи с потеплением отношений России и Запада, и какие из них явятся результатом улучшения внутреннего инвестиционного климата в стране?

Г. Явлинский. Я хотел бы сказать, инвестиции никогда не приходят в экономику. Инвестиции всегда приходят в страну. Поэтому разделить экономический и политический факторы совершенно невозможно.

Во-вторых, участие России в борьбе с терроризмом и Талибаном не приведет к тому, что бизнесмены мира начнут сюда вкладывать деньги.

В-третьих, союзнические отношения с Западной Европой и Соединенными Штатами создают положительные предпосылки, но их крайне недостаточно.

Газета “Век”. Григорий Алексеевич, вы назвали несколько пунктов, по которым Россия должна была бы продвинуть свои экономические реформы. Услышали ли вы в выступлении президента намерение эти проблемы решать? По-моему он достаточно решительно высказался за либерализацию экономики.

Г. Явлинский. Я сегодня этого не услышал, но это говорить это и не было задачей президента.

Мы будет ожидать признаков того, что президент собирается решать эти задачи в его ежегодном послании.

Но пока мы видим конкретную политику правительства, в которой ничего из того, что я сказал, не просматривается. Единственный вопрос – это подготовка судебной реформы, который очень-очень важен.

Газета “Век”. Дебюрократизация?

Г. Явлинский. Дебюрократизация? Я могу назвать вам конкретные цифры. По решениям, которые были приняты Думой, регулирований было сокращено примерно вдвое, но осталось столько ограничений, правил, проверок, что сокращение, которое произошло, не приведет к существенному изменению атмосферы. По-прежнему, регистрация предприятий занимает много времени. Если вы завтра захотите зарегистрировать предприятие в Москве, в Екатеринбурге, в Саратове или в Самаре, вам понадобится по нашим расчетам 1367 дней. На то, чтобы от начала до конца пройти всю процедуру. При такой постановке вопроса трудно говорить о дерегулировании и дебюрократизации.

Григорий Алексеевич, а можно ли рассчитывать, что в резолюцию форума будет записано проводить мини-Давосы в каждой губернии и мини-Путины будут привлекать инвестиции? И тогда их будет больше.

Г. Явлинский. По первому вопросу. Это не является большой проблемой. Был бы только “Мариотт”. А что касается второй части вопроса, то я бы вам не рекомендовал так шутить.