Стенограмма пресс-конференции 05/04/2002

Тема: "Политическая и экономическая ситуация в России - упущенные возможности или реальные достижения?"

Гость студии: Явлинский Григорий Алексеевич - председатель фракции "Яблоко" в Государственной Думе РФ.

Ведущая: Вероника Борисенкова
Барнаул - РПЦ: Константин Ганов
Санкт-Петербург-РПЦ: Гульнара Волкова


Ведущая: Здравствуйте. В эфире пресс-центр ИМК-Москва. В студии Вероника Борисенкова. Я приветствую нашего гостя и напоминаю, что все материалы о прошедших и намеченных пресс-конференциях вы можете найти на нашем сайте www.iмk.ru. Напомню, что вчера мы провели две пресс-конференции: "Поддержка отечественной автопромышленности" и "Проблемы пенсионной реформы". В понедельник в нашем пресс-центре пройдет пресс-конференция, посвященная эмиграции российских ученых, так называемой "утечке мозгов". Сегодня тема нашей пресс-конференции: "Политическая и экономическая ситуация в России - упущенные возможности или реальные достижения?"

Тема не простая, глобальная, и поговорить на эту непростую тему любезно согласился депутат Госдумы, председатель фракции "Яблоко" Григорий Алексеевич Явлинский.

Ведущая: Григорий Алексеевич, в первую очередь не могу не спросить вас о впечатлениях от поездки в Екатеринбург. Я знаю, что на днях вы вернулись, и нас это интересует потому, что в Екатеринбурге есть наш пресс-центр и нашим коллегам тоже будет интересно послушать о ваших впечатлениях.

Явлинский: Во-первых, спасибо за приглашение, за возможность прийти на вашу пресс-конференцию. Это первая моя пресс-конференция, которая проводиться в интернете, и мне интересно, что из этого получится. В Екатеринбурге я пробыл три дня. За три дня я побывал в 8 городах и провел 9 публичных встреч. Самое сильное впечатление оттого, что говорят люди. Они говорят о том, что у них нет воды, нет газа. Они меня спрашивают: поселок существует с 1632 года, а Россия обеспечивает всю Европу газом, и почему у них нет газа с 1632 года. Люди хотят построить баню. Они никогда не видели ни своего начальства, ни губернатора, ни кого-либо из Москвы, никто к ним никогда не приезжал и вообще с ними ни о чем не разговаривал. Пожалуй, это самое сильное впечатление. А Екатеринбург становится все более красивым городом, большим, ярким, знатным, это приятно видеть. Там появляется все больше людей, которые похожи на москвичей тем, что у них реальное, серьезное, большое дело, реальный бизнес.

Ведущая: Возможно, в ходе пресс-конференции, коллеги из пресс-центра ИМК в Екатеринбурге еще присоединяться к нам и зададут свои вопросы Григорию Алексеевичу. Теперь мне хотелось бы спросить о последних событиях, а именно, услышать ваше мнение касательно происходящего в Думе. Что это - крах коммунизма или восстановление справедливости?

Явлинский: Что касается краха коммунизма. Крах коммунизма наступит тогда, когда в городе будет вода, газ и будет возможность построить баню, хотя бы одну. Это будет начало краха коммунизма. Потому что коммунизм - это когда в стране большая бедность. Чем больше бедность, тем больше в стране коммунизма, тем больше желающих всех наказать, все отобрать и разделить и прочее такое сделать. Если вы спрашиваете о восстановлении, давайте вернемся в 1999 год, и я напомню вам то, что решением администрации был заключен союз между коммунистами и "Единством", они все определили в ГД, всех остальных просто изгнав из дела. Теперь "Единство" по соглашению администрации с другими фракциями решило отобрать у коммунистов ряд комитетов. В общем, в этом нет никакой трагедии, коммунисты решили отказаться вообще от всех комитетов, не знаю почему. Наверное, хотят использовать это в соответствующих целях. Думаю, что им это поможет в их политической борьбе. На самом деле суть заключается в другом: в качестве работы Думы, которая, на мой взгляд, крайне низкая. Там есть 240 депутатов, которые голосуют по решению кремлевской администрации. Как им скажут, так они и голосуют. В этих условиях, в конечном счете, не так важно, сколько комитетов, у кого находятся - не имеет решающего значения.

Ведущая: Давайте вернемся к основной теме нашей пресс-конференции. В середине марта, в Германии, состоялся международный симпозиум, посвященный проблемам построения демократии в меняющемся мире. Вы выступили с докладом о стратегии перемен на современном этапе. Мне хотелось бы знать, какое место в этой стратегии отводится России?

Явлинский: Если говорить о геополитике, то Россия очень важная геополитическая структура. Россия по своему географическому положению и по сумме влияния в мире относится к числу стран определяющих мировую политику. Даже когда Россия болеет или когда у России кризис, сложности, все равно она является страной, которая относится к числу определяющих. Отношения между Россией и Германий, Россией - Польшей и Германией определяют всю европейскую политику. Например, отношение между Россией и США во многом определяет мировую политику. Кстати, после 11 сентября президент предпринял шаги, которые, с моей точки зрения, являются абсолютно верными. Я поддерживают внешнюю политику президента и курс, который он наметил после 11 сентября и реализует. Если президенту удастся заключить стратегические соглашения с США, это обеспечит серьезные предпосылки для вхождения России в Совет Европы, это будет сильно продвигать и поддерживать развитие событий в мире в положительном направлении, но также скажется на положительном развитие жизни в России.

Ведущая: Уважаемые журналисты, если есть вопросы, пожалуйста.

Журналист (Москва): "Экспресс-хроника". Возвращаясь к событиям в парламенте, 19 апреля будет обсуждаться постановление о запрете КПРФ, как будет голосовать "Яблоко"?

Явлинский: "Яблоко" считает эту идею бессмысленной, к сожалению. "Яблоко" полагает, что КПРФ надо побеждать, а не запрещать. Слово "запретить", в данном случае, вещь совершенно неуместная и ничего из этого хорошего не может получиться в принципе. Мы против запрета газет, телевидения, журналистов, партий. Улучшая жизнь людей, сокращая количество лжи на экране, в пресс, можно побеждать коммунистов.

Ведущая: Я бы хотела узнать ваше мнение о том, что все-таки, на ваш взгляд, переживает Россия - это экономический рост или экономический спад?

Явлинский: В традиционных оценках, последние два года, после 1998 года, Россия переживает клинический рост. Вы правильно сказали слово - "переживает". Россия переживает. Судя по всему, она закончила переживать экономический рост и теперь подходит к его существенному замедлению. Это означает, что факторы, которые обеспечивали экономический рост, высокие цены на нефть, девальвация российской валюты - все это составляет теперь ничтожную величину от того роста, который будет в этом году и еще меньше в будущем. В этом году, я думаю, рост будет около 2%. Однако этот рост может сопровождаться достаточно серьезной инфляцией. Судя по всему, если инфляция сохранит темпы, то при неизменном курсе доллара и соотношении курса доллара и рубля, тенденция может привести к ситуации похожей на ситуацию 1998 года. Не сейчас, существенно позже, потому что резервы Центрального банка составляют 36 миллиардов долларов. Это очень серьезная основа. Но ключевые проблемы российской экономики заключаются в том, что в ней до сих пор не существует ясных и понятных правил ведения дела. Часть правил - это правила современного капитализма, часть - "дикого" капитализма, часть правил социалистических, часть правил "по понятиям". Все это перемешано вместе. И если вы спросите любого бизнесмена, то он вам скажет, что живет сразу одновременно по всем этим правилам. Следовательно, государство настолько, насколько оно должно, не гарантирует ни сделки, ни справедливую судебную систему, оно не дает гарантий частной собственности, не дает гарантий справедливой, честной, открытой конкуренции. Вот главные проблемы российской экономики.

Ведущая: Сейчас к нам присоединяется пресс-центр в Барнауле, наши алтайские коллеги.

Барнаул-РПЦ: Доброе утро, Москва. Вас приветствует город Барнаул, Алтайский край. У нас собрались представители краевых СМИ и ваши однопартийцы из партии "Яблоко". Первый наш вопрос связан с вашим заявлением о низком качестве работы Думы. Не являются ли события вокруг коммунистической партии попыткой сгладить плохое качество работы? Последние события похожи на цирковое представление.

Явлинский: Ответ простой, да, это так и есть. Вам в Барнауле хорошо все видно.

Ведущая: И ваше к этому отношение?

Явлинский: Какое может быть отношение?!

Ведущая: Мы продолжим разговор с нашими алтайскими коллегами. Мы с вами говорили об экономическом росте, хотелось бы узнать, как бы вы тезисно охарактеризовали экономическое развитие России?

Явлинский: Посмотрите, у нас с 1990-ого года, за 10 лет, по 1995-96, в частности, падение составило почти 50% , объемы ВВП - около 50-ти, еще больше промышленное производство. В 1998 году мы еще ниже опустились по сравнению с 1997 годом. Например, по уровню жизни пенсионеров, по уровню доходов. Вот это все вместе и составило такой глубокий провал, что теперь из этой ямы каждый шаг является крупной победой. Конечно, в последние годы нам удалось восстановить докризисный уровень доходов, почти восстановить уровень пенсий. В этом смысле я хочу сказать, что у России есть по-прежнему возможность оказывать существенное влияние и на мировую экономику и поднять собственную экономику. Но для этого нужны инвестиции. Сегодня общий объем инвестиций составляет примерно 50 миллиардов долларов в год, примерно так было в 2001 году, а в 2000 году примерно было 40 миллиардов. Для простого воспроизводства в России нужно 70 миллиардов долларов год годовых инвестиций, для расширенного устойчивого воспроизводства примерно 120 миллиардов долларов в год. Проблема - откуда брать эти инвестиции, кто будет готов инвестировать.

Ведущая: Как можно улучшить инвестиционный климат в России?

Явлинский: Чтобы улучшить инвестиционный климат нужно сделать так, чтобы не было постоянных изменений законодательства, чтобы была независимая судебная система, чтобы работали независимые СМИ, чтобы не происходили все время скандалы с журналистами, чтобы не было уничтожения газет с помощью судов, чтобы не закрывали телекомпании. Короче говоря, чтобы люди в России чувствовали себя спокойно, чтобы они ничего не боялись. Это зависит, прежде всего, от того, как организована власть и немножко зависит от того, как работают журналисты.

Ведущая: Некоторые говорят о титанических сдвигах в нашей экономике, о том, что она постепенно переориентируется на внутренние источники роста, возможно ли это в нынешних условиях?

Явлинский: Внутренние источники роста появились тогда, когда появилась возможность замещения импорта. Когда появилась возможность замещения импорта в связи с девальвацией нашей валюты, вот и появились внутренние источники роста. Можно много приводить экономических показателей, цифр, что мы и будем с вами делать, но суть дела заключается в следующем: Россия сможет обеспечить устойчивый экономический рост в 21 веке, если российские граждане будут чувствовать себя защищенными в политическом смысле. Если будут в России соблюдаться права человека, если в России будет установлен либерально-демократический режим, который позволит людям чувствовать себя свободно, получать всю нужную информацию, будет реально обеспечена свобода слова. Сегодня не каждый экономист просматривает связь между политическими свободами и достижениями экономики, но думаю, что это видит почти каждый предприниматель. Потому что он понимает, что если он не может защититься в суде, не может защититься в прессе, не может ответить на клевету в газете. Если он не может выиграть дело в суде, то он не будет никогда инвестировать. Это момент, к которой мало кто, среди экономистов обращает внимание, а собственно они то являются самыми главными. Соединение бизнеса и власти, которое произошло в России, это и есть главный тормоз развития российской экономики. Потому что абсолютное большинство граждан так и не получило доступа ни к ресурсам, ни к частной собственности. Даже если вы хотите пирожки продавать, вам нужно дружить с главой администрации. И еще огромные поборы. Надо платить этому человеку, платить бандитам. А еще это связано с тем, что до тех пор, пока у нас будет правительство, так называемое, реформаторские, у нас будут высокие налоги. У нас почему-то налоги все время были 45%, безумный налог, который никто не мог и не хотел платить. И сборы были 7% от валового внутреннего продукта. Так нужно было, чтобы все эти реформаторские правительства довели дело до огромного кризиса с дефолтом, чтобы потом через 2 года пришел новый президент и еще через год впервые в России был введен разумный налог - 13% подоходных и плоская шкала. Сколько нужно было времени! В таких условиях очень трудно добиваться экономического роста. Первое, что я хотел сказать, это обеспечение, связь политических свобод с экономическим ростом. Это самый принципиальный вопрос. Второй принципиальный вопрос, это уровень налогов. Я могу сказать совершенно твердо: любой регион, который нас слушает, сделайте только одну вещь, освободите всех предпринимателей, у которых годовой оборот до 20-30 миллионов рублей в год, и оставьте им один налог - 13%, вы увидите, что будет происходить. Вы увидите, сколько их появится, если они вам поверят, вы увидите, какие доходы пойдут в казну. Второе мое заявление звучит так: пожалуйста, снизти в два раза социальный налог, доведите его хотя бы до 15% и при этом разделите его пополам между предпринимателем и работником, чтобы каждый платил 7-8%, плюс 13% подоходный налог и все. И вы увидите, что будет происходить. Россия - страна, которая устроена следующим образом: если билет в трамвае стоит 3 рубля, то люди его платят, а если 100 рублей, то не платит никто и ничего, ни три, ни сто, нисколько. Надо просто знать, что люди в России очень бедные, они не собираются платить безумные налоги с каждой заработанной копейки. Но, чтобы спать спокойно, 10, 12, 13% они еще согласятся платить.

Следовательно, вторая тема, это сокращение налогов. Третья тема, если хотите узнать, это сокращение бюрократического регулирования. Вдумайтесь, такая вот интересная вещь, у нас было 2 тысячи лицензий. Совершенно правильно Путин сказал, что надо эти лицензии ликвидировать. Правительство же с 2 тысяч лицензий довело до 200. Но среди этих 200, она сделал одну лицензию на сертификацию качества. Что это значит? Вы, например, производите окна. Раньше вам нужно было получить лицензию на производство окон, теперь не надо, теперь вы свободный человек. Вы приходите, говорите: "Я произвожу окна, все у меня совершенно свободно, я буду производить окна". Они говорят, пожалуйста, никакая лицензия не нужна, правда, чтобы торговать этими окнами, нужна только сертификация качества. Лаборатория по сертификации качества находится в одном городе, угадайте в каком? В Петербурге. Работают в этой лаборатории сертификации качества отец и сын. Вы туда приезжаете со своим окном, вы говорите: "Видите, какое у меня хорошее окно". Они говорят: "Да, окно классное, а теперь пойдите и пройдите испытание". И посылают вас в другую контору, которая тоже находится, как вы думаете в каком городе? Там же. Там же, в Санкт-Петербурге, правильно. Там еще один отец и сын работают и там происходят испытания тех окон, которые кто-либо придумал производить в России. Именно там проводят сертификацию: идет ли через них воздух, можно ли их открыть, закрыть, окно прямое, а может быть это дверь. Там все это проверяют. После того, как пройдете испытания, вы возвращаетесь к первому отцу и сыну, они вам выдают сертификат качества, и после этого вы без всякой лицензии, совершенно спокойно и свободно можете ехать и продавать свои окна.

Ведущая: У нас как раз на связи этот город, Санкт-Петербург, мы приветствуем наш пресс-центр. Здравствуйте Гульнара.

Санкт-Петербург-РПЦ: Пресс-центр Санкт-Петербурга. Доброе утро, в студии Гульнара Волкова. У нас к Григорию Алексеевичу есть вопросы.

Наталья Черемных агентство Белта: Григорий Алексеевич, вы похвалили президента за его внешнеполитический курс, как вы оцениваете внешнюю политику России в странах СНГ, Средней Азии, Грузии? Второй вопрос, хотелось бы услышать ваш прогноз в отношении России и Украины в связи с результатами парламентских выборов на Украине?

"Северная столица": У меня вопрос довольно общий, он касается армии, как вы оцениваете закон об альтернативной службе и какая должна быть, по вашему, армия в России?

Явлинский: Очень хорошие вопросы, я начну, если позволите со второго вопроса, он больше важен. Во-первых, считаю, что закон об альтернативной службе должен быть принят и альтернативная служба должна составлять 24 месяца или ровно столько, сколько служба сегодня в армии по призыву. Я категорически против предложения правительства, которое поддержали и проводят мои коллеги из СПС о 48 месяцах альтернативной службы. Я считаю, что это просто уничтожение этого закона. "Яблоко" категорически против предложения правительства и СПС о 48 месяцах. И мы будем всячески бороться против этого. Что касается армии, то армия в России должна быть профессиональной. Это означает, что уже в течение этого года, если бы было политическое желание, можно было бы раза в два с половиной поднять оклады и денежное содержание в вооруженных силах. Прежде всего, денежное содержание контрактников, и создать профессиональную армию, приглашая на службу мужчин 25-30 лет, которые являются профессионалами. Учить их соответствующим образом, тогда российская армия будет соответствовать современным требованиям. А требования по отношению к российской армии сегодня высокие, потому что Россия граничит с самыми нестабильными регионами мира и имеет самую протяженную границу, которая пролегает в самых нестабильных районах. Представьте себе нашу границу на юге, на юго-востоке, в частности, на Кавказе, в Средней Азии, где вообще нет никакой границы. Потом посмотрите, с кем мы граничим еще на юго-востоке и вдумайтесь, за Уралом, за Екатеринбургом, в котором я только что был, на территории северо-восточной Азии или как мы её называем, Сибири, находится 60% экономически выгодных ресурсов мира. Там живет три человека на квадратный километр. А у наших соседей через Амур, живет 175-178 человек на квадратный километр и там кроме гор вообще нет ничего. Вот вам и вопрос о том, что будет с Россией, если в России в течение года-двух не появиться политической воли создавать армию. И еще я должен сказать вам, что через 11-12 лет закончится перевооружение и реформа вооруженных сил армии Китая, через 10-12 лет закончится окончательное перевооружение армии НАТО. То есть, мир войдет в новую военную реальность. Если Россия окажется в положении, когда она призывает, как в Москве, 12% призывников, а потом будет высылать опять патрули, которые будут хватать молодых людей на улицах и тащить их служить в вооруженные силы, то мы останемся просто без армии. Здесь я подчеркну: в экономике несколько важных вещей, соблюдение политических прав и свобод, для экономики принципиально снижение налогов. Если мы не будем иметь сильную современную профессиональную армию, то Россия просто существовать не сможет. Россия страна такая, она либо является страной, которая имеет сильную современную армию, не важно когда, 17-18 век, 20 или 21век, либо возникнет вопрос о ее существовании. Это и есть самый принципиальный вопрос. Нам надо быстрее переходить на профессиональную армию. Никаких 6 месяцев. Бессмысленные предложения сделать службу на 6 месяцев. Для чего это нужно, чему можно научить человека за 6 месяцев, зачем? Ему просто калечат жизнь и все. Уж если переходить к профессиональной армии, значит переходить. У меня есть беспокойство, что если это не будет сделано в ближайшие два года, то тогда пострадают вооруженные силы. Но это только один вопрос. Это вопрос комплектации армии, а на самом деле там много вопросов. Это и структура вооруженных сил, мобильность вооруженных сил. Но, чтобы коротко ответить на этот вопрос я скажу вам следующее: учитывая ситуацию на наших границах, вооруженные силы России должны быть в состоянии в ближайшие 50 лет одновременно отражать агрессию на наших границах не менее чем в трех точках границы. И главная задача, защита нашей территориальной целостности. И вообще говоря, национально-государственная идея России на этот век, это сохранение своей территории в нынешних, на апрель 2002 года, границах. Это наша главная государственная национальная задача. И её должны обеспечивать, в том числе и вооруженные силы. Это не только задача вооруженных сил и даже не столько задача вооруженных сил, но они должны быть способны это обеспечить. Мне непонятно, зачем нужна реформа военно-воздушных сил и соединение их с сухопутными войсками. Мне не вполне понятна роль, которая сегодня отводиться ракетным войскам стратегического назначения, мне не совсем понятно, как будут комплектоваться мобильные контингенты российских вооруженных сил, которые могут быстро передвигаться. Это и есть самые главные вопросы, связанные с формированием армии. Мы готовы в любую минуту предложить полную, целостную программу ведения этой реформы.

Теперь перехожу к первому вопросу о Средней Азии и Грузии.

Ваш вопрос о присутствии там Соединенных Штатов, я правильно понимаю? Вы знаете, что в Таджикистане находится 201 российская дивизия. Я считаю, что не должны только российские военные противостоять всему тому, что происходит сегодня в Афганистане и вообще на юге Средней Азии. Не только российские военные должны противостоять моджахедам, талибам и прочим очень серьезным противникам. Это противник, это настоящий враг. Это вам не какие-то контрабандисты. Это очень серьезное дело. И если американцы, например, думают сегодня, что они все уже сделали в Афганистане, то они сильно ошибаются. То, что они сделали, это только конец начала. Они говорят, что они в Кабуле. Да мы всегда в Грозном. Но мы в Кабуле стояли 15 лет и что? Потом пришлось собрать вещи и красивым маршем двигать назад. Поэтому то, что кто-то в Кабуле, ничего не значит. Там совсем все по-другому устроено. Поэтому укрепление границы Средней Азии с Афганистаном, пусть даже иностранными войсками, в принципе, не противоречит нашим интересам. Пускай они границу закрывают, не только силами 201 дивизии. Не только Россия должна это делать, но и Соединенные Штаты, раз уж они разбомбили, в очередной раз, Афганистан. Это первое. Второе. Какая серьезная проблема у России? Это наркотики. Наркотики, которые движутся из Афганистана через всю Среднюю Азию. Наркотики, болезни всякие, преступность, отчасти торговля оружием. Если присутствие американцев будет помогать блокировать это все, ну так и хорошо, пускай. А что касается того, что они там останутся и будут иметь там зону влияния, да. Но за такое надо платить. Мы не можем там сейчас ничего сделать. У нас нет на это сил. Мы 12% только в армию призываем. Давайте сначала сделаем армию, потом поговорим, на что мы влияем, и где мы влияем. Чего влиять-то, если сил нет. Значит, по другому нужно действовать. Это же касается и Грузии. В Грузии вопрос еще более серьезный, потому что Грузия ближе к нам. С Грузией проблема заключается в том, что там действительно в ущельях находятся не только мирные чеченцы, которые бежали от войны, но там находятся и террористы, и бандиты, и сепаратисты, и всякие, как в советское время говорили, элементы.

Ведущая: Григорий Алексеевич, я вас прерву. У нас сейчас на связи наш пресс-центр в Барнауле. Наши алтайские коллеги хотят задать вам вопросы.

Барнаул-РПЦ: Я бы хотел вернуться к экономическим вопросам. Мне понравилась ваша позиция по поводу налогового законодательства. В то же время, она широко рекламировалась и считалась, что это облегчит жизнь нашим предприятиям и предпринимателям. На деле же получилось все наоборот. Налоги выросли за счет социального налога, у многих предпринимателей создается впечатление, что их пытаются просто удавить. Вопрос такой. Мне хотелось бы узнать, кто главный герой, чья главная заслуга в прокламации идеи реформы налогового законодательства? Это правительственные круги или конкретная фракция какая-то? И второй вопрос о сертификации. Я не понял смысла, потому что в каждом регионе есть центр стандартизации.

Явлинский: Что касается сертификации. Смысл заключается в следующем: сокращение количества лицензий, разрешающих ту или иную деятельность. Когда число лицензий сократилось, то в ряде регионов предприняты меры по тому, чтобы через сертификаты, через стандартизацию вновь наложить бюрократические ограничения на производителя, на предпринимателя. Вот в этом есть смысл того, что я хотел сказать. Вот из-за того, что система устроена, как корпоративно-бюрократическая, всякое формальное облегчение, в итоге приводит к усложнению работы. Вы, например, решаете вопрос о снижении налогов. Как вы только что сказали, к 13 % добавляется акциз НДС, например, в Свердловской области. Там введен и НДС, и налог с продаж. Вот я уже попросил своих коллег найти еще одно такое место в мире, где одновременно есть и НДС, и налог с продаж. По-моему, такого больше в мире места нет. Отвечая на ваш первый вопрос, я скажу следующее. Герой - правительство, которое является фискальным. Оно заинтересовано не в том, чтобы был экономический рост через три года, а оно заинтересовано, чтобы втиснуть в рамки своего бюджета все то, что в России есть живое. Вот все, что живое, должно быть уложено в бюджет, и должно платить соответствующую дань. Это постоянная тема для правительства. Когда вы имеете фискальное правительство, то оно всегда проводит именно такую политику.

Ведущая: Сергей, мы ждем еще ваши вопросы. Но, пользуясь случаем, я хочу передать коллегам, что у нас 15-го числа состоится пресс-конференция о малом бизнесе и изменении в налогообложении.

Григорий Алексеевич, в ходе этой пресс-конференции, вы дважды высказывали пожелание, чтобы было поменьше проблем с журналистами. Была лучше защита от дезинформации в нашем государстве. У вас были конфликты с журналистами, и в частности с Гордоном, были обвинения в прессе о ваших связях с преступными группировками. Вы стараетесь не комментировать эти конфликты. Это ваша позиция или вы просто ждете время, чтобы сделать заявление?

Явлинский: Я могу вам заявить. В течение прошлого года я выиграл у журналистов и газет около 20 исков, и буду продолжать этим заниматься. Вот поэтому в нашей стране граждане не интересуются журналистами, потому что они во многих случаях ведут не профессиональную работу, а льют всяческую грязь. Я говорю о политических расправах. Но политические расправы ничего не имеют общего с тем, что если гражданин оскорблен журналистом, он обязан подать в суд и выиграть этот суд. И если эти иски будут достаточно существенными, то тогда журналисты будут задумываться над тем, что они делают. Именно поэтому я обратился не только в суд, но и в суд журналистской чести Союза журналистов. Союз журналистов провел большое журналистское жюри по этому вопросу и дало оценку происшедшему. Если российские журналисты хотят, чтобы газеты читали и передачи смотрели, то они должны становиться профессионалами.

Ведущая: Мы все-таки не ответили на вопрос из Санкт-Петербурга. Ваш прогноз об отношениях России и Украины в связи с выборами на Украине?

Явлинский: И мы не закончили вопрос с Грузией. Я только начал отвечать на этот вопрос, в том смысле, что в Грузии, в этом ущелье, есть довольно опасные для России группировки. И если американцы могут помочь России обезвредить эти группировки, то в этом тоже нет ничего плохого. Потому что Россия сама это сделать не может. Проблема с Грузией заключается в том, что она связана с одной стороны Чечней, а с другой стороны Абхазией. Там получился такой капкан.

Что касается Украины. Отношения с Украиной, между гражданами наших стран, я абсолютно уверен, будут всегда хорошими. Не надо путать отношения между гражданами, между народами и отношение между бюрократами, правительствами и чиновниками. Это совершенно разные вещи. Это надо точно понимать. Да, действительно, на Украине проявились силы, которые выступали за вхождение Украины в Европу. Ну и что? В этом ничего нет плохого. Я хотел бы, чтобы Украина стала как можно быстрее европейской страной. Точно также я хочу, чтобы Россия скорее стала европейской страной. И вхождение России и Украины в Европу, безусловно, совершенно правильные вещи. То, что там победил Ющенко, это правильно.

А. Карплюк "Интерфакс": Вы уже высказали свою позицию о СМИ, но, тем не менее, после победы в конкурсе "Медиасоциума", который вот-вот обещает начать вещание, как вы охарактеризуете его перспективы? Будет ли эта структура контролироваться Кремлем, как многие говорят, насколько команда Киселева может быть независимой, начнется ли вещание, потому что МНВК не сдается и намерены продолжать отстаивать свою собственность?

Явлинский: Этот канал будет работать. Журналисты будут получать зарплату. Это хорошо. А что касается политического содержания и насколько это будет серьезная независимая компания, сегодня это сказать невозможно. Безусловно, Евгений Киселев и многие люди, которые работают с ним, это люди интересные, способные, профессиональные. Однако как будет работать канал, я вам сегодня сказать не могу. Думаю, что ничего там, собственно, не произойдет.

Санкт-Петербург-РПЦ: Наталья Черемных. Григорий Алексеевич, как известно, Комитет по науке и образованию возглавляет петербуржец, член вашей фракции Александр Шишлов. Стоит ожидать каких-то изменений в политике данного комитета?

Николай Ковальков "Северная столица". Григорий Алексеевич, вы упоминали о русско-американских отношениях, мне бы хотелось узнать ваше мнение по динамике развития этих отношений с 11 сентября по нынешнее время.

Явлинский: Я начну с первого вопроса. Я могу вам рассказать о довольно обширной программе. О том, что мы собирались сделать. Мы будем заниматься проблемами связи Академии Наук и ВУЗов, укреплением работы ВУЗов в научно-исследовательской сфере. У нас есть специальная концепция по этому поводу. Мы будем заниматься средней школой для того, чтобы реализовать в полном объеме закон о конституционной гарантии права граждан на образование. Мы будем добиваться того, чтобы учителя городских школ, также как и сельских, не призывались в армию. Мы будем заниматься вопросами повышения заработной платы учителей. У нас есть большая программа. Но хочу напомнить, что 240 депутатов в Думе голосуют по телефону. Им позвонят и скажут, голосуйте так. Поэтому мы в Комитете, конечно, можем заниматься разными важными и полезными делами, но, в итоге, важно только то, как будет голосовать Дума. Но одну вещь я могу вам гарантировать. Пока Александр Шишлов, ваш земляк и член нашей фракции, и член нашей партии будет возглавлять комитет, мы не допустим изменения русского языка. Вот тут мы встанем стеной, всей фракцией, и вот тогда все узнают, как демократы умеют бороться. Это будет совсем другая история. Могу обещать вам, что в ближайшие годы, пока мы возглавляем этот комитет, слово парашют будете писать через "ю". У нас уже мало что осталось, но за язык мы будем с вами бороться. Собственно для этого нам понадобился комитет. Потому что когда мы читаем, что правительство РФ вдруг проводит заседание о том, как должен выглядеть русский язык, то у меня появляются сомнения в отношении большинства членов правительства, как у них там с этим вопросом. Еще вопрос об учебниках истории. Я против портретов местных вождей на дневниках, против того, что лучший знаток физики и химии является наш дорогой :, дальше идет высокая административная должность. Или против надписи в учебнике: "Дорогие дети. Возможность изучать арифметику вам предоставил известный : . Я против музеев такого рода, против этого всего мы будем сражаться изо всех сил. На остальное у нас не хватит ресурсов, нам трудно будет за полтора года поднять науку до высочайшего уровня. И в этом отношении Александр Владимирович Шишлов - человеком, которого не надо будет убеждать, он будет бороться сам. А у вас на следующей неделе как раз пресс-конференция о том, как нужно изменить русский язык. Я вас поздравляю. А на каком языке, извините, вы ее будете вести?

Ведущая: На русском.

Явлинский: На новом русском, на старом русском?

Ведущая: На, так называемом, старом.

Явлинский: На фоне этого российско-американские отношения вообще никакого значения не имеют. Хорошо, чтобы у нас были хорошие отношения. Но недоверие двух стран, опасение в отношении друг друга и непонимание друг друга настолько велики, что это очень длительный процесс. Вот приедет Буш в конце мая, они о чем-то с Путиным договорятся. Если они договорятся о каком-то стратегическом сотрудничестве, будет хорошо. Если они только боеголовки посчитают, и скажут, что они их теперь держат на складе, ну значит, ничего нового не случилось. Американцы курятину свою продавят. У нас удивительная страна. У нас нельзя завозить вредную курятину, но можно завозить ядерные отходы. Вот такая страна удивительная. У меня есть только одно объяснение, что, наверное, мы долго ели какую-то безумную курятину, что потом не помнили, что ядерные отходы уже нельзя завозить. Она, видимо, на мозги повлияла. А если это так, то действительно ее лучше не завозить. А вообще разговор между Россией и США будет всегда. Кстати, обратите внимание, мы были союзниками с ними в первую мировую войну, были союзниками с ними во вторую мировую войну. Когда дело дошло до серьезной разборки с террористами, мы опять были с ними союзниками. Это такая жизнь между двумя нашими странами, как в семье, они все время ругаются друг с другом, но жить друг без друга не могут. Вот мы так и будем жить. Раньше мне казалось, что наши различия больше, но сейчас мне кажется, что нет особых различий. Единственное существенное различие я могу привести. Например, в Соединенных Штатах, как вам известно, генеральный прокурор расследовал сексуальный скандал президента. А в России, в то же самое время, президент расследовал сексуальный скандал генерального прокурора. Вот у нас такое различие существует. Мне в этом отношении запомнилось то, что мне сказал один мой избиратель в очень маленьком городе под Новосибирском. Он сказал мне следующее: раньше, до перестройки, мы думали, что в России есть две проблемы, дураки и дороги. А скажем у американцев нет ни одной. Но после Косово мы узнали, что оказывается в Америке, по крайней мере, одна проблема, хотя дороги у них хорошие. Вот собственно все, что можно сказать о наших отношениях. Будем дружить домами.

Ведущая: Я хочу поблагодарить вас за участие, за вопросы и напомнить, что в понедельник наша пресс-конференция будет посвящена проблеме "утечки российских умов". Спасибо вам большое, до свидания.