Выступление Григория Явлинского, по общему признанию, оказалось одним из самых аргументированных при обсуждении законопроекта о запрете абортов, которое состоялось сегодня в петербургском парламенте. Несмотря на характер инициативы «единоросса» Милонова, лидер фракции «ЯБЛОКО» призвал посмотреть на проблему серьёзно, и напомнил, что после запрета абортов в конце 1930-х годов четверть всех убийств в Ленинграде касалась детей в возрасте до одного года.



Приводим текст выступления полностью

- После выступления Людмилы Андреевны Косткиной мало что остаётся добавить. Это выступление сделало бы честь любому европейскому парламенту – да и не только европейскому. Спасибо, Людмила Андреевна.

Моё выступление будет иллюстрацией того, о чём Людмила Андреевна говорила. Да, я видел этот вопрос в повестке дня, довольно длительное время готовился к нему. Я не знал как, собственно говоря, пойдёт обсуждение.

Я уверен, что в этом зале сейчас нет ни одного человека, который выступает за аборты. Я таких людей вообще в своей жизни не встречал. Таких людей не существует. Если только на этом не делается бизнес со стволовыми клетками, это тоже тема очень серьёзная. И существует огромное лобби, которое заинтересованно в своём бизнесе, в том числе в материале для стволовых клеток, – я оставляю эту тему в стороне.

Но я не только против абортов, я ещё, например, против пьянства. Только путём запрета эти проблемы не решаются. Представьте себе, что мы запретили алкоголь. Ну, пьянство же – вред, будем запрещать. Вы же понимаете: через несколько месяцев половина страны просто отравиться и всё! Это очевидно.

Виталий Валентинович говорил, что в нашей стране прежде существовал запрет абортов. Действительно, был полный запрет – с 1936 года по 1955 год. Посмотрите, это поучительный пример.

27 июня 1936 года было принято постановление ВЦИК и Совнаркома. Оно называлось «О запрете абортов… - и далее - увеличении материальной помощи роженицам, установлении государственной помощи многосемейным, расширении сети родильных домов, детских яслей, детских садов, усилении ответственности за невыплату алиментов и некоторых изменениях в законодательстве о разводах». Специально прочитал это постановление к нашему сегодняшнему заседанию.

В нём было сказано, что всё это принимается «идя навстречу многочисленным заявлениям трудящихся женщин». Какие замечательные слова! В то время такие слова использовались, сегодня другие…

И что из этого получилось? Запрет установили в 1936 году. В 1937 году – это официальные данные из Государственного архива Российской Федерации - 568 тысяч абортов. 1939 год – 723 тысячи абортов. 1940 год – 870 тысяч абортов. Только 10% абортов по медицинским показаниям, остальные вне медицинских учреждений. Более 30% – криминальные.

Смертность женщин: если в 1935 году зарегистрирован 451 случай смертности, то уже в 1940-м - более 2 тысяч смертей в больших городах. В 1935 году смерти от абортов составляли 26% случаев материнской смертности, в 1940 году – 51%, в начале 50-х – более 70%.

Вот почему запрет на аборты отменили. Отменили потому, что это было просто изничтожение населения, о котором мы здесь с вами говорим!

Ещё одно последствие запрета абортов: радикальное увеличение случаев детоубийства. Подумайте, с 1934 по 1940 год доля убийств детей в возрасте до одного года в общем числе зарегистрированных убийств выросла в городах России в 2,5 раза! В городе Ленинграде 25% всех убийств – это убийства детей в возрасте до одного года! В 1935 году учтено 194 убийства младенцев, а в 1940-м уже полторы тысячи…

Разумеется, дело не в том, что аборты – это хорошо, ни в коем случае. Дело в том, как решать эту проблему. Так её решать нельзя! И это пример того, что цель не оправдывает средства. Нельзя быть большевиками. Цель не оправдывает средства.

Виталий Валентинович поднял, может быть, таким своеобразным способом, чрезвычайно важную проблему. Если бы у нашего парламента хватило сил по-серьёзному заняться проблемой абортов, с учётом нашей культуры, с учётом наших традиций, с учётом особенностей нашей страны, это было бы великое достижение. Даже если бы мы больше ничего не сделали, а только создали за эти пять лет фундамент решения этой проблемы.

У меня есть предложение: Виталий Валентинович, снимите с обсуждения этот законопроект. Просто, потому, что голосование – это вещь очень формальная, и голосование «против», как и голосование «за», в данном случае неприменимо к этому вопросу в той постановке, как вы это сделали. Мне кажется, ценность есть уже в том, что мы это обсуждаем. Спасибо.