Канал НТВ, 8 октября 2000 года. Ведущий - Евгений Киселев

Евгений Киселев: На минувшей неделе Государственная Дума приняла в первом чтении проект бюджета на 2001 год. Бюджет был принят с небольшим перевесом в 6 голосов. "Против" голосовали аграрии, коммунисты и фракция "Отечество – Вся Россия". В числе тех, кто поддержал бюджет, помимо проправительственных фракций, были и правые, в частности, депутаты фракции "Яблоко" и ее лидер Григорий Явлинский.

Сейчас Григорий Алексеевич – гость нашей студии.

Григорий Алексеевич, скажите, пожалуйста, почему все-таки значительная часть членов вашей фракции (голосование было свободным) проголосовала "за"? Ведь известно, что в последние годы вы голосовали всегда против бюджета, находясь в оппозиции по отношению к правительству.

Григорий Явлинский: Прежде всего, потому, что в этом проекте бюджета содержится целый ряд предложений, за которые мы долгое время боролись. Это 13% подоходный налог с плоской шкалой. Мы настаивали на том, чтобы было 10%, но 13% вместо 35% – очень хорошее решение.

Кроме того, в этом проекте остановлен рост внешнего долга – то, что мы считаем совершенно верным. Там есть социальные вычеты при подоходном налогообложении и целый ряд других решений, которые мы продвигали в течение 5 лет. И, кроме того, в этом бюджете впервые появилась строчка закона о соглашении о разделе продукции, который мы тоже считаем очень важным. Но это экономические причины.

Есть и политические причины, почему мы посчитали возможным впервые за все эти годы поддержать бюджет.

А смысл этих политических причин заключается в следующем. Этот бюджет позволяет решить 4 крупные задачи. 4 задачи, я бы сказал, исторического масштаба для России. Например, на основе этого бюджета можно поднять вдвое зарплату военнослужащих в российской армии, сократив ее так, как было сказано в решении президента. Но при этом, проведя и военную реформу. То есть, обеспечив 20 окладов каждому из офицеров. Обеспечив содержание всех высвобождаемых. Обеспечив их квартирами, транспортными расходами на то, чтобы доехать домой. Обеспечив их переподготовкой. Это все содержится в этом бюджете.

Но более того, на основе увеличения вдвое содержания для военных, можно впервые решить вопрос о переходе на контрактную службу. То есть в ближайшее время прекратить набирать призывников на воинскую службу и заменить их контрактниками.

Второе – это возможность решительно увеличить средства на образование. Там есть возможность выделить около 5 миллиардов рублей, а точнее, 4,7 миллиарда рублей на техническое оснащение российского образования и на повышение зарплаты учителям.

Там есть также средства на укрепление судебной системы – это 1,3 миллиарда рублей.

А также в этом бюджете (и мы настаиваем на этом) можно решить задачу перераспределения в пользу регионов значительной части средств, в пользу местного самоуправления. Мы, например, создавая альтернативный бюджет, определили эту сумму в более, чем 7 миллиардов рублей.

Иначе говоря, вот четыре задачи, которые можно решить.

Евгений Киселев: Находятся деньги на серьезную военную реформу, на повышение уровня расходов на образование, на судебную систему…

Григорий Явлинский: …и на то, чтобы поддержать местное самоуправление и регионы.

Евгений Киселев: А откуда столько денег?

Григорий Явлинский: Поскольку мы разрабатывали параллельно свой вариант бюджета, на основе наших предложений, которые частично использованы в этом бюджете, и наших предложений прошлого года, "Яблоко" пришло к выводу о том, что мы имеем 88 миллиардов дополнительных рублей. Тех, которые будут получены вне связи с ценами на нефть. Вне связи! Это очень важно!

Мы согласны и с макроэкономическим прогнозом правительства. Мы согласны и с тем, что заложены низкие цены на нефть на уровне 19 миллиардов…

Евгений Киселев: Я хочу вас перебить, Григорий Алексеевич. Вот вы сказали, что бюджет составлен, исходя из того, что доходы от нефти будут составлять 19 миллиардов, да? Или я вас неправильно понял?

Григорий Явлинский: Нет, бюджет составлен из того, что 1 баррель нефти стоит 19 долларов.

Евгений Киселев: Ах, вот так. Тогда я вас неправильно понял. Ну, это же существенный вопрос, поскольку сейчас 1 баррель нефти стоит сколько?

Григорий Явлинский: 36 долларов

Евгений Киселев: То есть бюджет составлен таким образом, исходя из прогноза, что в будущем году цены могут резко упасть.

Григорий Явлинский: Да, но это правильно. Пускай там будут дополнительные доходы, которые я, например, считаю, "Яблоко" считает, нужно отправить на погашение внешнего долга.

Евгений Киселев: А насколько реально падение цен на нефть в будущем году?

Григорий Явлинский: Ну, до такой степени, вряд ли. Но это устойчивость бюджета. Это так называемый "консервативный прогноз".

Откуда же эти деньги – 88 миллиардов?

25 миллиардов, (сейчас я вам точную цифру назову) 24,700 миллиардов рублей – это деньги, которые не учтены в бюджете от НДС. Налог на прибыль – 29 миллиардов. Вывозные экспортные пошлины – 19 миллиардов. Таможенные сборы – еще 7 миллиардов. Дивиденды по акциям, принадлежащим государству, – еще 2 миллиарда 270 миллионов. Если я еще немного добавлю, мы и получим общую сумму – 88 миллиардов.

Евгений Киселев: Так вы хотите сказать, что сейчас бюджет не получает этих средств?

Григорий Явлинский: Да, они сегодня в бюджете не отражены. Однако идут переговоры с правительством, впервые содержательные за последние 7 лет. И это заслуга министра финансов, который откровенно сказал: "Если мы сегодня покажем эти цифры, то завтра лоббисты из разных думских фракций растащат их ни на что". Просто на всякие мелкие нужные и ненужные хозяйственные вещи, и чаще всего это все прибудет в карманы отдельных людей, в лучшем случае, отдельных партий.

Евгений Киселев: Так, позвольте, но сейчас вы как раз "засвечиваете" эти цифры в нашем с вами разговоре.

Григорий Явлинский: Да, потому что дальше мы пришли к следующему выводу. Правительство Российской Федерации с 30-х годов (вот как Сталин это устроил, так это и остается) является хозяйственным органом. Хозяйственным, а не политическим. Правительство говорит: задачи, которые вы ставите (вот те четыре задачи, о которых мы с вами говорили, особенно первые две) – это политические задачи. Мы их не решаем. Мы не допущены к этим проблемам. Мы даже с ними не можем зайти к высшему руководству страны. Поэтому это как бы деньги в распоряжении высшего руководства страны. Это как бы такой запас. О котором никто не хотел говорить. На что они уйдут? Они уйдут на войну в Чечне? Они уйдут просто в карманы? Или эти деньги можно использовать сейчас на решение такой задачи, как прекратить призыв и заменить ребят 18-летних на контрактников.

Евгений Киселев: Вопрос риторический, по-моему. Примаков, лидер фракции ОВР, предсказывает осложнения при прохождении бюджета во втором и третьем чтении, когда вот все это будет расписываться постатейно. Скажите, вы ждете каких-то таких осложнений?

Григорий Явлинский: А я сейчас думаю о том, как будет президент и высшее политическое руководство принимать решение о возможностях данного бюджета. Я считаю, что, наконец, сложилась такая экономическая ситуация, и такой создан бюджет, и такая экономическая конъюнктура, что страна может решить несколько важных задач.

Евгений Киселев: И такая ситуация в Думе, когда правительство, в общем, может очень эффективно на Думу влиять.

Григорий Явлинский: Да, и такая ситуация, когда в Думе можно принять соответствующий закон. А я посмотрю, кто сможет отказаться от таких решений, о которых мы говорим.

Евгений Киселев: У вас есть какие-то разногласия с вашими союзниками – СПС – с правыми по поводу бюджетных вопросов?

Григорий Явлинский: Мы по-разному подходим собственно к бюджету, к некоторым сторонам бюджета. К его социальной части, например. Или к целому ряду экономических механизмов. Но голосование наше было совместным. Мы вообще с правыми ищем общий язык по многим вопросам. Например, у нас есть опять единый кандидат в Санкт-Петербурге – Анатолий Голов. Это общий кандидат.

Евгений Киселев: Вы имеете в виду предстоящие в следующее воскресенье выборы по 209-му округу?

Григорий Явлинский: Да, вот у нас есть единый кандидат – Анатолий Григорьевич Голов. Он представляет и СПС, и "Яблоко". Он является одним из авторов законов о повышении тарифных ставок учителям, врачам и так далее. И очень хорошо, что это наш общий кандидат.

Вот по таким вопросам мы все больше и больше находим общий язык.

Но все же я вернусь к этому, потому что мне в вашей передаче сегодня очень важно поставить этот вопрос. Есть 88 миллиардов рублей дополнительных средств. Не от цены на нефть, а от возможности экономики России. Будут ли они использованы на решение крупнейших задач страны, или они уйдут в никуда? Вот наш главный вопрос! Мы потому и проголосовали за бюджет, потому что мы хотим продолжить обсуждение этого вопроса. Теперь уже на уровне высшего руководства страны.

Евгений Киселев: Таким образом, вы сейчас по сути дела апеллируете к президенту. От него, от президента и от премьер-министра будет зависеть решение этого вопроса.

Григорий Явлинский: Да, потому что наше с вами правительство сказало, что оно такие вопросы не решает. Что оно создано для решения бухгалтерских, хозяйственных задач. Так же как оно было создано для таких задач, там, в 30-е годы. Оно так и остается хозяйственным органом. А это задачи политические. И правительство говорит: если мы принесем эти деньги, их растащат. Так вот обращайтесь к тому, кто может решать такие задачи.

Евгений Киселев: Григорий Алексеевич, означает ли это, если Кремль примет иные решения, не те, которые вы предлагаете, то ваша позиция по отношению к президенту может измениться? Ведь, в общем, сейчас "Яблоко" и вы как его лидер занимаете позицию достаточно лояльную, выжидательную.

Григорий Явлинский: Да, мы открыты для любых решений. У нас действительно открытая выжидательная позиция. Это решение нашего съезда, который прошел в июле. Мы даем шанс. Мы даем шанс -- 6 месяцев со дня инаугурации – президенту доказать, как он собирается выполнять свои обещания и вообще какие шаги он собирается предпринять.

Евгений Киселев: А вот поговаривают, что вот такая позиция связана с тем, что то ли вам даны какие-то обещания в Кремле, может быть, постов в правительстве, вплоть до премьерского, может быть?

Григорий Явлинский: Нет, никаких обещаний я пока не получал.

Евгений Киселев: Понятно. Ну, что ж, Григорий Алексеевич, спасибо за ваши ответы.