В начале минувшей недели президент принял в Кремле Григория Явлинского. Поблагодарил за участие в переговорах по освобождению заложников. А более всего - за то, что лидер "Яблока" не использовал свою миссию на Дубровке для личного пиара.

Аудиенцию показали по всем телеканалам. Таким образом нежелание Явлинского делать себе политическую рекламу на трагедии было вознаграждено политической рекламой, которую ему устроил Путин. Эффективность этого пиара многократно превосходит "упущенную выгоду". Президент преподал урок всем, кто в течение трех дней суетливо глаголил в микрофоны и телекамеры.

Лидер "Яблока" находился в Томске, когда террористы в ряду приемлемых для них переговорщиков назвали и его. Явлинский позвонил президенту и сказал, что готов немедленно вылететь. Путин дал "добро" и велел связаться с Александром Волошиным. С того момента до самой развязки Явлинский поддерживал прямой постоянный контакт с главой кремлевской администрации.

Покинув здание театрального центра, Явлинский не проронил для прессы ни слова. Отбившись от налетевших на него репортеров, он быстро сел в машину и поехал в Кремль.

Глава "Яблока" разомкнул уста только 27 октября - в эфире радио "Свобода". В программе "Лицом к лицу", одним из участников которой был и автор этих строк, наш собеседник позволил себе скупые комментарии общего характера, сказав, что для четких оценок еще не время: например, нет информации, какой именно газ применялся и насколько было оправданным его применение. На вопрос, имело ли смысл отчасти уступить требованиям террористов и выразить готовность к политическому разрешению чеченской проблемы, ответил так: "Среди них не было никого, с кем можно было вести разговор о политике". Еще спросили: "Были ли свободны в своих высказываниях Хакамада, Кобзон, другие переговорщики, выходившие к прессе после общения с Бараевым?" "Что касается меня, - сказал Явлинский, - я не общался с прессой умышленно, никто мне ничего не ограничивал. Я считал это (общение с журналистами. - В.В.) совершенно неправильным ни с какой точки зрения и непрофессиональным. Даже то, что я сейчас рассказываю, я бы никогда не стал рассказывать во время этих контактов".

Громких и резких заявлений лидер "Яблока" себе давно не позволяет. Больше того, до последнего времени казалось, что он и его партия будто ушли в подполье, а на правом фланге вперед вырывается Союз правых сил с неуемным Борисом Немцовым. Но Кремль, похоже, сделал рокировку. Немцов, еще вчера торжествовавший от проявленного президентом интереса к плану СПС по реформированию армии, демонстративно отдален (его участия в событиях на Дубровке Путин не удостоил благодарственного внимания).

Приближать к себе Немцова, чье имя ассоциируется с олигархами и "семьей", главе государства, идущему на второй срок, по понятным причинам не хочется. Из политиков правого спектра предпочтение сейчас, кажется, отдается Явлинскому. С недавних пор ему открыт доступ на государственные телеканалы (как утверждают источники в партии "Яблоко", длительный "карантин" снят по прямому указанию Путина). И это многими замечено. Как явственна и небывалая осторожность Явлинского в оценках действий верховной власти. Российская элита, испытывающая к лидеру "Яблока" давнюю стойкую неприязнь, озадаченно заговорила о будто бы установившихся доверительных и не всегда афишируемых контактах Явлинского с главой государства.

Ощущение, что Явлинский в фаворе, подкрепляется слухами о скором его назначении на большой пост в структурах исполнительной власти. Не успела развеяться молва о том, что он займет должность председателя Госстроя, как возникла новая. Теперь Явлинский - "без пяти минут" спецпредставитель президента в Чечне, причем в ранге вице-премьера.

От государственных постов лидер "Яблока" всегда шарахался, как от огня, а уж чтоб соблазниться таким предложением... Ехать в Чечню можно рискнуть в одном лишь случае - если власть возьмет твердый курс на переговоры и свертывание войны: тогда есть шанс прославиться на миротворческом поприще. Но после теракта на Дубровке Кремль категорически отмел политический способ урегулирования, объявив, что договариваться в Чечне не с кем и не о чем.

Вразрез с таким настроем, идущим от власти и разделяемым большей частью общества, Явлинский обнародовал собственную позицию: "Происшедшее с новой остротой ставит вопрос об урегулировании вооруженного конфликта в Чечне, о прекращении зачисток, пыток, исчезновения людей, внесудебных расправ, издевательств, беспредельного физического насилия - по существу, о прекращении жесточайшей войны по изничтожению целого народа".

Это фрагмент статьи Явлинского, напечатанной "Новой газетой". Как сказано в редакционном послесловии, опубликованное "является официальной позицией партии "Яблоко". Хочется добавить: "...и свидетельством стремления ее лидера не поступиться принципами, балансируя между партией и Кремлем".


Постоянный адрес статьи: Валерий Выжутович. Куда падает "Яблоко"? (Московские новости, 4 ноября 2002 года)