Основатель партии «Яблоко», депутат петербургского парламента Григорий Явлинский, считает, что Россия идет по пути самоизоляции, который приведет к серьезным проблемам.

В интервью «АН-онлайн» политик рассказал, почему на переговорах в Женеве не была затронута тема Крыма, что волнует на самом деле жителей юго-востока Украины, и почему нельзя доверять китайцам.

- В рамках четырехсторонней встречи в Женеве по украинскому вопросу было составлено соглашение. Насколько его можно считать серьезным?

- Этот документ не имеет ни какой юридической силы. Ну, составили министры иностранных дел какую-то бумагу, обойдя все острые углы. Из этого ничего не получится.

- Почему?

- Потому что так называемые сепаратисты, которые находятся в Украине, заявляют, что они ничего не подписывали и министру иностранных дел не доверяют, а, соответственно, и разоружаться не собираются. Это характеризует, к сожалению, низкий уровень переговоров, на которых одна сторона была совершенно беспомощной, другая - некомпетентной, а третья очень наглой.

- Можно сказать, что, по сути, в переговорах участвовали только две стороны – Россия и США, а для Украины и ЕС была отведена второстепенная роль?

- Я бы даже и так не сказал. Главный вопрос переговоров касался разоружения незаконных формирований. Ну, это и так было понятно, что надо разоружать, это формально бюрократическая вещь. Это максимум того, что можно было сделать в условиях, когда одна сторона не имеет никаких реальных сил, а другая ничего не хочет слышать и делать по-настоящему, потому что делает из всего этого политику. У нее задача - сорвать выборы, доказать, что Украина несостоявшееся государство, сделать из него буферную зону. Однако эти задачи перпендикулярны современной истории, и за них придется заплатить высокую цену. Могу вам привести исторический пример. Когда, не понимая, что происходит, Николай II и его предшественники пытались двигать Россию по совершенно не европейскому пути, то в 1917 году их политика потерпела полный крах. Такая же участь постигла и Советский Союз, когда он стал развиваться вне мирового контекста, по каким-то своим особым представлениям о жизни.

- На переговорах в Женеве тема присоединения Крыма к России даже не затрагивалась. Означает ли это, что США и ЕС смирились с этим фактом?

- На этих переговорах было два важных вопроса, которые в итоге разменяли. Россия хотела, чтобы был сформирован внеблоковый статус Украины, а все остальные - чтобы хоть что-то было сказано про Крым. Ни того, ни другого мы так и не услышали.

- Россия впервые села за стол переговоров с новым правительством Украины, означает ли это победу США?

- Это положительный момент, но я бы не назвал это победой Штатов или чьим-то проигрышем. Безусловно, Америка сыграла в этом определенную роль. Скорее всего, Москва согласилась на эту встречу в целях сохранения хоть каких-то отношений с американцами. Поэтому, с одной стороны, хорошо, что эта встреча состоялась, с другой - от нее не стоит ждать весомых результатов.

- Законопроекты, принимаемые Государственной Думой, в частности, закон о митингах и приравнивание блогеров к СМИ, взаимосвязаны с процессами, которые происходят в Украине?

- Это соответствует курсу, которому Россия следует в период третьего или, если угодно, четвертого президентского срока Владимира Путина. Смысл этого курса в том, что он - антиевропейский, ориентированный на создание изолированного государства, живущего по каким-то собственным правилам, которые не соответствуют ни международному праву, ни основам европейской цивилизации, выработанным после Второй мировой войны. Но самое главное, этот курс абсолютно не соответствует российской Конституции. Я уверен, что это попытка создания политической автаркии – сознательно изолированного государства, которому никто не нужен, которое само собой довольно и вообще больше ни кем не интересуется. Но оторванность России от современного мирового развития будет стоить стране и народу очень дорого.

- Можно сказать, что аннексия Крыма выражает тенденцию развития этой «особой», антиевропейской России?

- Безусловно. Согласно этой тенденции не надо развивать территории, которые есть, а надо захватывать новые и тратить на это все большие деньги. Это логика 18-го века. Правда, в то время, захватывая новые территории, с них брали налоги. А у нас происходит все наоборот, это мы будем вкладывать средства во вновь захваченные территории. И то, я думаю, что и это скоро прекратится. Вся эта логика направлена на построение так называемого «третьего пути». Но его строители забыли, что он ведет в «третий мир», а со временем и к развалу России. Это произойдет не сразу, и не через день или год. Самые тяжелые последствия будут ощущаться лет через пять-шесть. Поэтому уже сегодня стоит подумать о том, что антиевропейское развитие России противоречит всем современным реалиям, и расплата будет тяжелой.
Что же касается событий, связанных с Украиной, то двуличная и двусмысленная политика, реализуемая Россией в отношении юго-восточных регионов соседней страны, совершенно очевидна. Она направлена на создание все большего хаоса на юго-востоке Украины, и эта политика противоречит интересам и жителей этих регионов, и Украине в целом, а в конечном счете противоречит и интересам самой России.

- В чем смысл этих действий?

- В доказательстве того, что Украина не является государством, чтобы сделать из нее буферную зону, для того чтобы она отделяла Россию от Европы. А на этой территории можно было бы создавать новый политический полюс. И еще одно маленькое, но важное уточнение иллюзии, которую сегодня испытывают высшие чиновники России о том, что они теперь будут дружить с Китаем, является детским лепетом на лужайке. Потому что никогда такая страна, как Китай, не будет воспринимать странную, отдельную от всего мира страну, как равноправного партнера.

- Дружба с Китаем у нас получается весьма специфической, как говорится восток дело тонкое…

- Дело в том, что геополитические интересы Китая выходят за пределы интересов России, и в ряде случаев являются абсолютно им не соответствующими. Это наши деятели думают, что они дружат с Китаем, а у него на этот счет свои мысли.

- По мнению некоторых экспертов, информационное насыщение новостями из Украины, отвлекает народ от собственных проблем. Вы с этим согласны?

- Это своего рода псевдополитические спекуляции, к которым не стоит относиться серьезно. Потому что если уровень жизни резко начнет падать, то ни какая, ни южная, ни восточная, ни центральная Украина не поможет. Даже предложение Рогозина закрепиться на Луне не спасет. Это два не связанных между собой процесса. Российская экономика переживает большие проблемы, а руководство страны их не видит, не понимает и решать не хочет, да и не может. Потому что фундамент нынешней политической системы заключается в той полукриминальной олигархической системе экономики, которая в России была создана в середине 90-х годов. И изменить ее пока не удалось.

- Будут ли ужесточаться санкции против России? Губернатор Петербурга, выступая перед парламентом, заявил, что санкции нам не страшны. Ему можно верить?

- Георгий Сергеевич, рассказывая об экономических итогах минувшего года, повторил несколько раз, что не боится санкций. Это первый признак того, что, по крайне мере, петербургская администрация очень сильно их опасается. Еще Полтавченко несколько раз успел во время своей речи рассказать о том, какие успехи необходимо сделать в области иностранных инвестиций.

Хотя он прекрасно понимает, что в сложившихся условиях ничего подобного не будет. Также он с гордостью констатировал, что Смольному безразличны рейтинговые оценки, а это означает как раз обратное. Ведь при низких показателях рейтинга или при его снижении уменьшаются и инвестиции, потому что никто не хочет идти на большие риски. Поэтому когда начнутся серьезные экономические проблемы внутри страны, попытки отвлечь людей будут вызывать только раздражение.

- Россия настаивает на федерализации Украины, пойдет ли на это Киев?

- Все зависит от того, что под этим словом подразумевается. Федерализация - это большие экономические права, в том числе в отношении налогов и отчислений в федеральный бюджет. То есть, это все то, чего не делает Россия сама для себя. Поэтому если на Украине будет экономическая федерация, то, в принципе, от этого может быть польза. А если речь идет о том, чтобы регионы накладывали вето на какие-то внешне- и внутриполитические решения, то это не федерация, а нечто, направленное на дальнейший развал страны. Это разговоры ни о чем.

- А рядовым украинцам нужна эта федерализация?

- Вопросы федерализации страны в позитивном плане готовы обсуждать менее 10% жителей юго-востока, 12% интересуются проблемами языка. Ненамного больше людей волнует вопрос количества их представителей в правительстве Украины. На самом деле люди хотят, чтобы их услышали. Особенно, если учесть, что 90% этих жителей голосовали за Януковича. И все правительство Киева на протяжении последних пяти лет было сформировано исключительно из представителей восточных регионов Украины. Но когда вы спрашиваете у них, несут ли они ответственность за свой выбор, 85% отвечают – нет, не несем. Сейчас они хотят предъявить претензии, но непонятно кому. Нынешнему киевскому правительству они не доверяют. Их интересует экономическая перспектива и возможности свободной торговли. Они хотят, чтобы по улицам их городов не ходили бандиты с оружием в руках. Вот о чем нужно вести диалог, а вовсе не о каких-то российских химерах, вроде предложений по федерализации.

Оригинал