"Комсомольская правда", 17 марта 2000 года

Россия продолжает удивлять всех, кто еще не потерял способности удивляться. Еще месяц назад любой подросток ответил бы на вопрос «кто победит на выборах?» коротким, как жизнь сапера, словом «Путин». Сегодня из уст того же пацана можно услышать более длинное звукосочетание: «А ... его знает!» И.о. президента стремительно теряет авторитет, даже судя по рейтингам ВЦИОМ, и представить себе, каковы его потери в действительности, нынче не так уж сложно. Явлинский, несмотря на свои постоянные телевизионные 5-7 процентов, просто рвется вперед. В Интернете за него голосует от 65 до 80 процентов, среди предпринимателей - подавляющее большинство, молодежи крупных городов -почти половина. Опрос «Московского комсомольца» дает как минимум 60-процентный результат в его пользу. Даже Сергей Кириенко, призвавший своих сторонников голосовать за Путина, не смог убедить в необходимости такого шага ближайших друзей -Немцова и Хакамаду, не говоря уже об основной массе электората Союза правых сил, всегда имевшего собственное независимое суждение по всем вопросам. Дело в том, что и сторонники «Яблока», и «фанаты» СПС не представляют собой таких управляемых «народных масс», которые собираются под знаменами радикальных коммунистов. Активная часть общества сама принимает решения и симпатизирует партиям, выражающим ее интересы. Явлинский уловил настроения этих людей и легко перехватил инициативу.

Кириенко вообще в результате своего шага навстречу Кремлю стал своеобразным политическим рекордсменом - он во второй раз смог совершить политическое самоубийство. Если выражаться красиво - снова объявил дефолт, только теперь не России, а самому себе. Он привязал себя к такому тяжелому якорю, как кремлевская Семья, и опосредованно через Путина - к «карманной» коммунистической оппозиции. Трагическая ошибка Путина - альянс с левыми - теперь будет и его «проколом», а достижения и.о., если таковые, кроме теперь уже нескорой победы в Чечне, случатся, никто не запишет в актив лидера парламентских «правых».

Явлинский показывает обнадеживающие результаты в предвыборной гонке - и если по рейтингам он еще и отстает, то это скорее кажущееся отставание скакуна, обошедшего других участников скачек почти на круг и теперь догоняющего уже изрядно подуставших аутсайдеров. Возможно, кому-то такое сравнение покажется преувеличением, но у «яблочного» лидера есть один козырь, о котором почти все кандидаты забыли, - он апеллирует не к патриотизму, не к ностальгии по дешевой колбасе и не к абстрактным гарвардским теориям, а к обыкновенному здравому смыслу, который подсказывает нашим соотечественникам, что все время воевать нельзя, что строить «по росту» можно только на батальонном плацу, а не в экономике, что с окружающим нас миром лучше не ссориться, а дружить, и, наконец, то, что демократия только тогда будет демократией, когда государство начнет работать не только на само себя и кучку олигархов, а на каждого своего гражданина.

Его главного оппонента Владимира Путина сегодня можно сравнить с сильным человеком, пытающимся выжать на первый взгляд легкую для него штангу выборов, но одновременно не выпустить из рук два неподъемных чемодана - КПРФ и войну в Чечне.

Самое интересное, что Путин, похоже, сильно «пережал», создавая образ сильного президента - за его спиной уже многим мерещатся новый ГУЛАГ и старое КГБ. «Железная рука» стала настолько крепкой, что ее просто свело. Некоторые совсем уж смелые наблюдатели даже не исключают варианта, что во второй тур президентских выборов попадет пара Зюганов - Явлинский, а не Явлинский - Путин. Конечно, это вряд ли произойдет, но если произойдет, то смещает карты всех политических сил России.

Мы никогда раньше не видели такого Явлинского, которого видим сейчас. Он стал говорить коротко, понятно, научился заряжать избирателей своей энергией. Возможно, мы действительно становимся свидетелями рождения нового фаворита выборной гонки, повторяющего на более высоком уровне феномен подмосковного губернатора Громова, начинавшего с пятипроцентного рейтинга и «сделавшего» Кремль на последних метрах финишной прямой. Хватит ли ему дыхания? Не стоит гадать - скоро мы сами сможем определить победителя. Это, в конце концов, одно из немногих оставшихся у нас прав.

Илья Рендаков