В целом благостная, почти приторная атмосфера российско-американской встречи в верхах была слегка оживлена лишь чем-то напоминавшим легкую пикировку, когда на совместной пресс-конференции двух президентов речь зашла об Иране. Что подтверждает, что Иран остаётся на сегодня, пожалуй, основным камнем преткновения между двумя странами, заявившими, что они "уже являются союзниками в глобальной борьбе против международного терроризма".

В отличии от Ирака, в отношении которого, как сказано в совместной декларации, "Россия и США будут продолжать конструктивный диалог". Слово "конструктивный", видимо, означает, что несмотря на отчаянное давление отечественных саддамистов Москва уже не рассматривает задницу Саддама Хусейна как национальное достояние России, а прагматически ставит вопрос о гарантиях обеспечения российских экономических интересов в пост-саддамовском Ираке.

Что же касается Ирана, то президент В. Путин на пресс-конференции использовал две домашние заготовки - два неожиданных и любопытных аргумента.

Во-первых, он сказал, что Москва имеет убедительные доказательства того, в реализации ракетно-ядерной программы Ирана участвует ряд западных компаний. Заявление, сделанное на столь высоком уровне, не оставляет сомнений, в том что такие доказательства действительно имеются и, видимо, они были предъявлены американскому президенту. Что не представляет в общем-то большой сенсации. Ныне полузабытый немецкий экономист 19-го столетия К. Маркс справедливо подчёркивал, что нет такого преступления, на которое не пошёл бы капитал, даже под страхом виселицы, если будет гарантирована соответствующая норма прибыли. Хорошо известно, например, что ракетно-ядерные программы Ирака были осуществлены с помощью французских, английских и других западных фирм.

Молодые российские капиталисты не менее амбициозны, чем их западные коллеги. Известен случай, когда на азербайджанско-иранской границе были задержаны контейнеры со специальной сталью необходимой для производства ракет. Еще более скандален был инцидент, когда за руку был пойман российский Минатом, втайне от руководства страны подписавший протокол о поставке в Иран центрифуги по разделению изотопов урана, способной нарабатывать высокообогащённый уран оружейного качества. Минатом - это конечно, не совсем частная компания. Но министр в России больше чем министр и сентенция немецкого экономиста имеет непосредственное отношение и к российским министрам - капиталиста.

Так или иначе своей репликой президент РФ как бы невзначай признаёт то, что отрицать было бы невозможно и нелепо. Иран рвётся к ракетно-ядерному потенциалу и имеющиеся у американской стороны в связи с этим озабоченности справедливы. В то же время, представляя доказательства вовлечённости западных фирм в иранские программы, он выводит эту проблему из традиционного контекста односторонних обвинений России в нарушении режима нераспространения и переводит её в плоскость многостороннего международного сотрудничества в "обеспечении безопасности технологий, информаций, специальных знаний и материалов, относящихся к оружию массового уничтожения и ракетам".

Как сказал бы один известный персонаж - "Сильный ход, Владимир Владимирович".

Вторая заготовка, подсказанная кем-то из мидовских чиновников, - озабоченность ракетной программой Тайваня - оказалась менее удачной. Уж больно она смахивала на классическое - "Что-то Гондурас меня беспокоит".

А, что касается политики РФ по отношению к Ирану, то эта проблема гораздо шире, чем просто один из пунктов российско-американской повестки дня. Особенно в свете вызова, который в последнее время Иран всё более откровенно бросает России на Каспии. Но об этом в нашей следующей статье.



Источник: Андрей Пионтковский. Есть такая профессия - ОМУ продавать. 3 июня 2002 года, "Новая газета"