24 октября 2002 года. Дубровка. Захватившие безоружных людей террористы потребовали, чтобы я пошёл к ним на переговоры. Это оказались совсем молодые люди, которые ничего не соображали. И это были совсем другие переговоры, не те, что я вёл в Чечне в 1994-95 годах.
 
Разговор длился несколько часов. Террористы заявили, что хотят немедленно прекратить войну, требовали, чтобы сейчас же был отдан приказ о выводе войск. Я объяснил им, что сам тоже против войны, но войну невозможно остановить мгновенно, а захваченные ими 800 человек здесь вообще не при чём. Но они ничего не хотели слушать. Было впечатление, что террористы даже не понимали, чего конкретно хотят. Когда я попытался объяснить им, что в зале совершенно невинные люди, многие из которых мои избиратели, что они тоже против войны, то в ответ услышал: «Все вы одинаковые, а мы сильнее вас, потому что мы пришли умирать, а вы хотите жить». Долгие и жёсткие препирательства буквально под дулом автомата. Пришлось на ходу предлагать содержание возможных переговоров. Условились, что их удовлетворил бы разговор Путина с Масхадовым. В обмен на это они обещали выпустить всех заложников. Я сказал, что попробую устроить такой телефонный разговор.
 
Около часа ночи я вышел от террористов и поехал в Кремль. Рассказал, чего требуют боевики. Началось обсуждение... Тем временем, согласно договорённости, в качестве доказательства своих намерений террористы выпустили восемь самых маленьких детей. Однако через некоторое время стало ясно, что у властей какой-то совсем иной план. Ну а потом начался штурм.
 
В 2002 году на Дубровке погибли 130 человек из числа заложников (по утверждению общественной организации «Норд-Ост», 174 человека). Спустя 14 лет никаких предпосылок для того, чтобы расследовать это преступление в полном масштабе и наказать виновных, нет. Кто обеспечил проезд к Москве, а затем пропустил в центр города, на Дубровку, целую группу террористов с большим количеством оружия и взрывчатки? Кому они платили? Почему власти отказались от телефонного разговора Путина с Масхадовым? Почему при штурме и потом уже при эвакуации заложников в автобусах и больницах погибло столько людей? На все эти вопросы нет ответов по сей день. Все руководители операции сделали успешные карьеры на государственной службе.
 
В 1999 году в результате терактов в Буйнакске, Москве и Волгодонске погибло 307 человек, более 1700 человек получили ранения. Очевидно, что преступления такого масштаба могли произойти только при попустительстве властей. Однако информацию о том, что кто-то из чиновников или силовиков понёс наказание, обнаружить не удалось.
 
В 2004 году в Беслане во время теракта погибли 314 заложников, из них 186 детей. Всего, включая спасателей, погибло 333 человека, свыше 800 получили ранения разной степени тяжести. Инвалидами стали 126 человек, в том числе 70 детей. В отношении 6 милиционеров было возбуждено уголовное дело. Трое попали под амнистию, трое признаны невиновными.
 
Это только самые известные теракты.
Светлая память безвинно погибшим.