Г.Явлинский: Мы с вами встречаемся в очень ответственный момент. В следующем году в России впервые за всю последнюю историю действительно произойдет смена власти. В этой связи перед нашей страной встанут новые проблемы. Наша страна так устроена, что она не может долго существовать только как страна дефицита бюджета, интриг, обсуждения компромата в отношении ведущих политиков.

Наша страна нуждается в другом: в целях, объединяющих наш народ. А мы 10 лет жили другим. Но больше страна с этим не может соглашаться. Страна должна увидеть перспективу, соответствующую ее истории, культуре, традиции. Страна должна почувствовать свое место в мире в будущем столетии, тысячелетии, тогда основные движущие силы в стране, ее возможности будут использованы.

Тогда возникает вопрос: кто и как может предложить стране? Сегодня же предвыборная борьба идет совсем в другом ракурсе. На всех основных телевизионных каналах показывают спор совсем о другом. Что же касается перспективы программы существа, основных принципов, целей, которые стоят перед нашим государством, народом в будущем тысячелетии или столетии будущем - все эти вопросы вообще отошли в сторону. Политика обсуждается, но в виде какого-то скольжения по очевидностям. Декларируются весьма понятные и всем очевидные вещи, связанные с сегодняшними проблемами и трудностями, а принципиальные вопросы страны не затрагиваются.

"ЯБЛОКО" - это политическая организация, политическая партия, которая поставила перед собой задачу объединить в нашей стране людей, которые хотят и способны к выработке другого взгляда на будущее России. Мы считаем, что без политической партии, без объединения людей во всех регионах страны, которые способны по своему внутреннему настроению, по своему отношению к собственной стране ее прошлому и будущему, по культуре, переданной им поколениями, сформировать и отстоять практически и добиться реализации на практике первых шагов той идеи, которая необходима нашей стране, мы хотим объединить этих людей и, собравшись вместе, бороться за право получения власти в России. Это главная цель того, что делает наша партия.

Сегодня в 66 регионах страны "ЯБЛОКО" имеет свои региональные отделения, у нас есть около 180 территориальных представительств. Мы пытаемся создавать и местные ячейки. И они у нас есть.

"ЯБЛОКО" предлагает обществу программу развития страны после Ельцина. Мы надеемся, что в будущем году Борис Николаевич уйдет на пенсию, и тогда нам надо будет решать, кто и что будет в России делать.

Вы знаете, что западным политикам в этом смысле гораздо проще. Можно выйти с двумя предложениями, скажем, сделать наполовину платную медицину в стране и ввести или отменить какой-нибудь один налог. Вокруг этого можно провести общенациональную дискуссию и на выиграть президентские или парламентские выборы.

В России дело обстоит совершенно иначе. России нужно будет предложить в буквальном смысле просто все: нет такой области, которая не может быть или не должна быть предметом рассмотрения политиков.

Когда я ехал к вам, я думал, поскольку это Московский государственный институт международных отношений, должен ли я сделать специальное выступление по вопросам внешней политики - геостратегии. На эти вопросы я буду отвечать в диалоге с вами. Этот диалог для меня очень важен. Для меня очень важно, чтобы в ходе нашего обсуждения стало еще яснее, какие стороны жизни и политики для вас представляются наиболее важными. Потому что создать концепцию будущего России возможно только в том случае, если ее будет вырабатывать общество.

Сегодня я встречаюсь со своими избирателями во всей стране. Я намерен посетить более 36 регионов России. Я только на несколько дней приехал в Москву. Поэтому, все, что мы будем с вами обсуждать, остается предметом того, что я обсуждаю в стране в целом.

В 1993 году "ЯБЛОКО" получило 23 места в Госдуме. В 95 году 46 мест. На выборах 96 года мы заняли 4 место. Сейчас мы намерены удвоить число мест "ЯБЛОКА" в Госдуме, достичь уровня конституционного меньшинства, который позволит нам решать все принципиальные вопросы, связанные с конституционными законами не просто аргументами, но еще и голосованием. В нашей Госдуме, как вы догадываетесь, это исключительно важно.

И в президентских выборах мы обязательно примем участие. И там мы намерены существенно улучшить свой результат 96 года. Мы ставим перед собой цель в будущем году сформировать правительство РФ для реализации тех основных задач и целей, которые перед нами стоят.

Сейчас я хотел очень коротко сказать о том, что мы считаем ключевым, чрезвычайно важным.

Прежде чем реализовать хоть какую бы то ни было экономическую программу, которая может позволить нашей стране выйти из кризиса, необходимо выполнение двух важнейших предварительных условий. Первое. Укрепление российского государства. В В сегодняшней ситуации никакая экономическая программа не будет работать, потому что наше государство как механизм, как институт находится в таком состоянии, что оно никакую не может выполнить программу вообще. Что это означает? С экономической точки зрения, сегодня укрепление нашего государства требует от нас решительного укрепления российской таможни со всеми бывшими республиками СССР.

Сегодня от слабости нашей таможни, от решений, в которых очень много политически корыстных мотивов, только на западном направлении мы теряем до 3,5 млрд. долл. ежегодно. Сегодня Россия находится в таком положении, когда мы не можем себе позволить роскоши прямой помощи кому бы то ни было за счет российских интересов. Для того чтобы на всем нашем бывшем советском пространстве, во всем евразийском регионе сложились хоть какие-либо предпосылки для качественного улучшения ситуации, первым делом Россия должна заняться собственными делами. Собой.

Нам надо собрать силы и начать действовать на основе наших возможностей, а не на основе займов. Это вопрос принципиальный. Мы вообще считаем, что внешняя политика России не может проводиться эффективно при нашем экономическом положении и при существующем уровне российской задолженности. Поэтому банкротство страны ставит нас в положение, когда активную целеустремленную внешнюю политику становится проводить практически невозможно.

Вот поэтому сегодня я расскажу об основе, базе внешней политики России.

Мы считаем, что проблема внешней политики сегодня находится внутри нашей страны. И как только мы создадим за спиной наших дипломатов, нашего МИДа надежную основу, появится возможность разговаривать на уровне, который соответствует нашему государству. Когда изменятся наши возможности, тогда и многие пожелания и цели будут реализованы.

Так вот, говоря о наших первостепенных задачах, надо отметить, что после границ и таможен вторым элементом является очень тщательный контроль за расходованием федеральных бюджетных средств. 52% средств федерального бюджета расходуется в регионах, в Москве, и нет представления о том, что происходит с этими деньгами. Наши губернаторы все больше и больше автономинизируют страну, в том числе и государственных финансов.

Укрепление российской государственности непременно должно быть связано с усилением государственного контроля за всем, что происходит в субъектах Российской Федерации. Мы считаем необходимым и сделаем абсолютно все, чтобы в нашу Конституцию были внесены поправки о том, что при нарушении Российской Конституции, российских законов любой губернатор, любой избранный человек в России по решению суда отстранялся бы от власти.

В этом и есть единство и борьба за единство. Это и будет укреплением вертикали власти. Она укрепляется не тем, что из Москвы назначают всех губернаторов, что при 89 субъектах - просто абсурд. А в том, чтобы они избирались, но знали: малейшее нарушение Конституции и российских законов приводит к немедленному отстранению.

Укрепить наше государство без борьбы с коррупцией невозможно. Вы вправе спросить меня, как "ЯБЛОКО" будет бороться с коррупцией. Я скажу вам, что первым делом должна произойти смена власти.

Коррупция возникает, если долго не меняется власть. Власть у нас по существу не менялась в течение многих десятилетий. Потому что с 17 года мы ни минуты не прожили в нашей стране, чтобы главой государства не был член Политбюро. И с этим связаны очень многие проблемы.

Да, сегодня "ЯБЛОКО" не готово сказать о том, как полностью ликвидировать коррупцию, взяточничество в России. Но я знаю, как сделать так, чтобы в России воровать стало трудно и опасно. А не приятно и престижно, как сегодня. Переломить же общественное отношение к этому - уже немалое дело в этом направлении.

Для экономически успешной деятельности в России необходимо вернуть политические возможности российскому правительству. Сегодня российское правительство находится в таком состоянии, что какие бы решения оно ни принимало, всегда есть большие сомнения, что кто-либо будет выполнять его указания. Можно вводить новые налоги, менять пошлины, вводить любые ограничения, но все это не будет выполняться.

В каждой стране вопрос политических возможностей правительства является одним из наиболее принципиальных. Например, в Германии политические возможности правительства заключаются в том, что может правительство сделать, опираясь на финансовую систему Германии. Там очень тесная связь правительства с банками.

В США это связано с опорой правительства на крупнейшие монополии, крупнейшие корпорации.

В России политические возможности правительства - это природные ресурсы. И если когда-либо в истории России будет складываться ситуация, когда правительство не будет иметь прямого доступа к использованию природных ресурсов в экономических, политических и всех остальных целях, которые преследует правительство, - можно заранее говорить, что это правительство беспомощно.

Вот и сегодня правительство договаривается со всеми отдельно. Оно договаривается с этим, чтобы платили хоть что-нибудь, хоть в какой-нибудь форме за экспорт газа. Оно договаривается с тем, чтобы платили хоть что-нибудь за экспорт нефти. И это привело к тому, что у правительства абсолютно индивидуализированное отношения по налогам. Налоги платят не по закону вообще. Есть закон, для всех одинаковый - выплачивайте, пожалуйста.

Но все складывается совершенно по-другому, в зависимости от того, какое настроение у того или иного человека и хочет он или нет политически поддерживать правительство.

С чего же начинать наводить порядок? Мы выступаем против национализации - в этом нет никакого смысла. Мы выступаем против административных решений. Мы предлагаем систему экономических решений в области налогов, денежно-кредитной политики, финансовой политики, бюджетной и банковской, которая приведет к тому, что правительство и общество сможет контролировать природные ресурсы в нужном объеме.

И если все это будет, мы сможем сказать: все основные задачи нашего государства в самый тяжелый период могут решаться. Это и счастливый и перспективный и по-настоящему объединяющий нацию момент, но он будет очень непростой, потому что нам нужно будет буквально с нуля поднимать нашу экономику.

Тогда мы сможем сделать так, чтобы все, что должно делать государство - и бесплатное образование, и бесплатная медицина, и современная армия, профессиональная армия, и службы безопасности, которые смогут отстаивать наши задачи - все это сможет финансироваться в значительной мере на основе бюджета, сформированного за счет тех природных ресурсов, которыми располагает Россия.

Что же касается других отраслей: машиностроения, строительства, легкой промышленность - со всем, что требует научного потенциала, развития, вся эта сфера должна получить исключительно низкие налоги, исключительно свободный режим экономический, исключительные льготы и привилегии в развитии на долгие годы. В этой связи мы предлагаем специальную налоговую систему, суть которой коротко заключается в следующем: мы считаем необходимым установить подоходный налог на уровне не выше 10% всем гражданам российской федерации. Такой налог будут платить. Вместо 45%.

Налог с прибыли нужно установить на уровне 20% вместо 35%. Для большинства предприятий налоги должны быть косвенными. Мы считаем, что на такой основе можно сформировать бюджет. Мы его и сделали. Все, кто работает с интеренетом, могут там его посмотреть.

Это необходимо сделать в первую очередь. Затем будем решать многие другие задачи. Программа, о которой я сейчас вам говорил, должна быть реализована уже в будущем году. Больше ждать нельзя. Тем более что сейчас сложились совершенно уникальные предпосылки. Цены на нефть сейчас такие, каких не было с середины 70-х годов. Они сейчас составляют 25 долл. за баррель, они выросли в 3,5 раза. Мы обязаны использовать эти предпосылки. Это нам даст возможности заложить основу современной экономики, современной промышленности на долгие годы. Такой момент, может, больше в ближайшие 10-20 лет не повторится.

Так что мы можем в течение 10 лет совершить экономический перелом. Вот поэтому для нас так важны и результаты выборов, и формирование правительства.

Если позволите, я перейду к ответам на вопросы.

Повлияет ли на ход избирательной кампании известное решение по ОРТ?

Я думаю, все, что ОРТ хочет сделать, оно делает по субботам и воскресеньям. А все остальное имеет условное значение. Все равно избирательный фонд и цены на ОРТ настолько далеко отстоят друг от друга, что свести их невозможно. За деньги, которые есть в избирательном фонде, на ОРТ практически делать ничего невозможно. Ну, можно один раз выйти на 2 секунды и сказать: "Уважаемые избиратели. Минута здесь, в этой студии на ОРТ, стоит 45 тыс. долларов. Можете сами себе представить, кто здесь себя рекламирует. А у меня деньги кончились, я пошел". Вот единственное, что можно сделать сегодня на ОРТ,

Уважаемый Григорий Алексеевич. Скажите, как вы относитесь к работе правительства? Видите ли вы себя членом правительства или в должности премьер-министра?

Сегодня 100 дней с момента назначения Владимира Владимировича Путина. Можно выделить два важных обстоятельства его деятельности. Первое, за сто дней в Чечне созданы предпосылки для решения проблемы безопасности России на Северном Кавказе. Эту важную задачу решало правительство, пусть и с немалыми издержками и трудностями, но все-таки решило. И сейчас очень многое будет зависеть от того, что будет происходить там дальше.

Второе. Цены на нефть, мировая конъюнктура, девальвация рубля - все это создало предпосылки для серьезного экономического прорыва. Таким образом у правительства есть благоприятные исходные позиции для решения важнейших задач страны. Важно и то, что уровень ожиданий от правительства сейчас очень высок. Такого уровня ожиданий давно не было. Это создает очень хорошую платформу для дальнейшей деятельности правительства.

Но экономический блок правительства таким задачам не соответствует. Мы считаем, что сегодня для подкрепления действий на Северном Кавказе, и для использования экономической ситуации, нужно радикально реформировать этот блок, привести туда совершенно новых людей, немедленно выработать план действий на основе программы, которая должна реализовывать все эти преимущества. Время не ждет. Поэтому я считаю необходимым уже сегодня реорганизовать экономический блок правительства, создать экономическую программу, которая полностью соответствует сложившимся объективным предпосылкам, и реализовать экономическую программу.

Мародерство за спиной наших солдат, которые воюют в Чечне, мародерство за спиной пенсионеров, которые получают по 300 рублей, может парализовать любые экономические предпосылки, любую экономическую программу. Это политико-экономическое мародерство, которое парализовывало все наши возможности в течение 10 лет.

Мне кажется, что 100 дней могли бы быть переходом к такому решению задачи. Мандат на создание действительно современного, некоррумпированного правительства в России у Владимира Владимировича Путина есть.

Не объясните ли, почему, будучи столь рассудительным и вроде бы как разбирающимся в текущих проблемах, вы лично и ваша партия не идете дальше слов, стараясь всячески избежать ответственности.

В каком-то смысле в этой записке вы ответили на вопрос. А теперь давайте попробуем перейдем к практическому ответу на этот вопрос. Скажите, пожалуйста, вы знаете хоть одного государственного деятеля России, из членов правительства последнего времени, кто понес бы хоть какую-нибудь ответственность, хоть за что-нибудь. Такой пример мне неизвестен. Поэтому речь здесь идет вовсе не об ответственности. Ответственность заключается в другом. Вот был у нас премьер. Был такой известный российский политик Александр Иванович Лебедь. Вот он поддержал Бориса Николаевича Ельцина, Ельцин взял его в правительство. Ну и что случилось там? Упал и не отжался. Ельцин использовал его для того, чтобы подписать капитуляцию в Чечне и выбросил.

У меня есть другой пример. Мой знакомый хороший Борис Немцов взял на себя ответственность. Сейчас спрашиваю: ну как, тяжело нести ответственность? Да ничего, говорит. Даже незаметно.

Есть еще один пример. Знающие профессиональные люди идут в правительство искренно, со знанием дела, но по одиночке. Это, скажем, Михаил Задоров, кстати, наш кандидат по Университетскому округу, мы его поддерживаем. Порядочный, умный, профессиональный человек. Что он один мог сделать в этом правительстве?

Мы четыре раза предлагали сформировать правительство. Мы четыре раза говорили: вот команда, вот план действий - мы готовы начинать работать. На уровне премьер-министра и всех основных ключевых экономических должностей. Нет? Хорошо, первым заместителем председателя по экономике, но только чтобы это был единый механизм, который мог пять лет работать. Как коллектив, как люди, объединенные одной идеей, одной задачей. Невозможно, чувствуя все время то мародерство, о котором я вам говорил, когда каждое решение используется совсем в побочных целях невозможно проводить в жизнь никакую экономическую программу.

И каждый раз при такой постановке вопроса нам отказывали.

Вот сейчас есть все предпосылки. Ну, давайте создадим команду, коллектив, все ключевые позиции используем для этого, и вы увидите результат уже через 10 месяцев. Давайте начинать работать.

Нет, у них другие интересы, другой подход. Вот стал Евгений Максимович премьер-министром. Он предложил мне должность своего заместителя. Заместителя по пенсионному обеспечению. Он взял Юрия Дмитриевича Маслюкова и Геннадия Кулика в качестве главных экономистов и предложил мне стоять на раздаче денег, которые они мне будут давать, чтобы я, как Валентина Матвиенко, объяснял людям, что тяжелое экономическое положение, что еще надо потерпеть лет 30... Как он однажды сказал: "Жить будете плохо, но недолго". Так что вы не волнуйтесь, это все ненадолго. Ну, пенсия 300 рублей.

Вот поэтому в наше правительство по одному не ходят. Знаете, есть такие места, в которые лучше по одному не ходить. Так вот правительство - это то место, куда по одному не ходят. Если вы туда один идете, то вы оттуда скоро очень его покинете.

Настоящее правительство и настоящая ответственность - это то, когда люди дают вам этот мандат. Я не смогу выполнить программу полностью до тех пор, пока граждане моей страны не дадут мне право самому или в союзе с кем-то выполнить ту программу, которую мы считаем правильной. Это невозможно сделать как чиновник государя. Невозможно быть заместителем царя по революции. Это не работает. Можно, конечно, за ним бегать и просить: ваше величество ну немножко реформ тут, чуток. А он мне ответит: "Смотри, только Газпром не трогай". Так не делается. Ответственность в данном случае заключается в том, чтобы не быть ничьей декорацией.

Уважаемый Григорий Алексеевич, каково ваше мнение по поводу бегства капитала и возвращения в РФ российских капиталов из-за рубежа?

Есть разные цифры от 70 до 220 млрд. долл. МВФ дает цифру 70 млрд. долл., другие источники - 220 млрд. долл., настоящая сумма, наверное, где-то посередине. Деньги будут возвращаться, когда здесь по-другому будет устроена жизнь, будет другая экономическая среда, начнут появляться деньги. Тут ничего нельзя специального придумать.

Мы считаем, что должен быть установлен амнистирующий налог. Мы считаем, что налог должен быть на уровне 2-3% для тех, кто будет вкладывать деньги в нашу экономику, на уровне 5% - для тех, кто используем свои деньги в торговом капитале, на уровне 7-8% для тех, кто создаст ресурсы для наших финансовых систем. Деньги эти должны быть возвращены.

Но это ведь еще есть и другая сторона дела. Сегодня внешний государственный долг России составляет 168 млрд. В 85 году он составлял примерно 56 млрд. долл., в 91 - около 75 млрд. долл., сейчас - 158. долл. Вот мы как за 10 лет упали. Вот результаты экономической политики.

Теперь у нас бюджет страны на 1999 г. 20 млрд. долл., а по процентам мы должны заплатить 19 млрд. Ну как все это называется? Правда, с точки зрения возвращения долгов, я вам как работникам будущих наших международных организаций и служб говорю, что вообще-то есть такое правило, что если вам одолжили 1000 долл., - это большая ваша проблема - надо их вернуть. Но если вам одолжили 100 млн. долл., то это проблема того, кто вам одолжил.

Сегодня господин Камдессю ушел в отставку, потому что понял, что одолжил России столько, что... А Россия не может вернуть эти деньги. Ну, вольно было одалживать деньги стране, которая не платит зарплату собственным учителям, военным, медикам, службам безопасности. Неужели непонятно, что если правительство этой страны своим людям не платит зарплату, то одалживать ему деньги опасно. Раньше или позже это обязательно коснется тех, кто одалживает эти деньги. Так не может быть, чтобы своих так обманывали, а чужих нет. Так не бывает. Вот так и случилось.

Поэтому задача будет формулироваться мною как премьером министром России или президентом следующим образом: господа, если вы хотите, чтобы мы более эффективно обслуживали собственный долг и возвращали, то помогите нам вернуть те деньги, которые нелегально ушли из России. Мы из них как раз, прямо вот из них и будем платить вам по процентам, по крайней мере. Верните нам эти деньги, помогите, вы же знаете, где они находятся. Вы ими пользуетесь, ну помогайте нам их возвращать. Из них мы будем рассчитываться с вами по долгам. Ну а если нет, тогда будем заниматься бесконечной реструктуризацией. Пока вам будет по силам это все терпеть.

Кроме того, в такие организации, как МВФ, Россия всегда должна приходить с собственной программой действий. Невозможно, чтобы наше правительство говорило: вы нам дайте денег и скажите, что за это мы должны делать. Это принципиально неправильный, слабый, непрофессиональный подход. А так продолжалось все 10 лет. Приходить надо с собственной программой действий и убеждать, что именно это нужно делать в России. И если они готовы нам помочь, мы будем признательны за их дешевые кредиты. А если нет, то все равно мы будем делать то, что мы считаем нужным и правильным. А не наоборот. Никогда не наоборот. Да, с нами трудно договориться. Но трудно договориться потому, что мы знаем, в чем наш интерес, и нам известно, что реализовать его можем только сами. Никто нам рассказать об этом интересе не может.

Григорий Алексеевич, как вы относитесь к тому, что США и некоторые европейские государства фактически вмешиваются во внутренние дела России, требуют от правительства политического решения чеченской проблемы. Как вы считаете, действительно ли кредиты МВФ жизненно необходимы для России?

По кредитам МВФ я вам уже сказал. Все то, что я говорил во вступительном слове, решение наших задач по укреплению государства и концентрации наших собственных ресурсов просто снимает эту проблему. Я утверждаю, что в России есть все необходимые предпосылки для создания в короткие сроки в течение 10 лет весьма эффективной экономической системы с высокой занятостью, со средневысокими доходами, с устойчивой перспективой и с экономическим ростом. Я утверждаю это и готов это доказывать на практике.

Что касается вмешательства в наши дела по чеченской проблеме. Вначале о политике Запада по этому вопросу. Я беру на себя ответственность заявить, что на Западе вообще очень слабое, очень ограниченное понимание проблем России и в частности того, что происходит на Северном Кавказе. И очень примитивное понимание. Вообще последние 10 лет отмечены на Западе торжеством обывательской политики. Эта политика, построенная не на принципиальных интересах стратегического характера, а на телевизионных самопредставлениях.

Случившееся в Югославии во многом было связано с тем, что политику просто превратили в шоу. Постоянное гарцевание перед телекамерами стало доминантой. Поигрывание мускулами, потрясание кулаками, повторение банальностей в отношении чьих-то интересов или прав - все это превратило политику в пластмассовую игрушечную вещь, что стало очевидным, что такая политика не имеет перспективы.

Ликвидация двухполюсной системы привела к крайней примитивизации политической мысли на Западе вообще и в частности выдвижение на первый план политиков, которые с большим трудом могут быть приняты как вообще какие-либо политические мыслители.

Ну что повторять, что надо сделать так, чтобы не гибли люди. Правильно говорится. Кто же возражает? И в Югославии все надо было делать так, чтобы не гибли люди. Нужно, чтобы ОБСЕ было организацией, которая разрешает или не разрешает действия военных на территории Европы. Везде было записано, что без решения ООН невозможно ничего такого делать. И сам устав НАТО этого не позволял. Тем не менее, все это сделали. Теперь у них возникает справедливое чувство: почему эти договоренности должны выполняться, если не выполнялись те. Можно ли, сохраняя и защищая права одних людей, убивать других невинных граждан просто потому, что идет война. Правильно, что сказано, что без решения ООН, ОБСЕ никакой флот НАТО ничего не может делать в России. Это, кстати говоря, последствия Югославского конфликта. Вообще, такой атмосферы между европейцами и американцами, как во время и после югославского конфликта, не было.

Поэтому их лекции о проблемах Чечни, конечно, слушать надо, там может быть что-нибудь полезное, но смысл они будут иметь только тогда, когда эти люди будут понимать, что тут происходит.

А там происходят серьезные вещи. Там сформированы крупные террористические бандитские организации. Если их квалифицировать политически, то это вообще новое явление. Это военизированный криминал, который на мировом рынке создал новую услугу, - заказную войну. Можно заказать войну против кого угодно. Заказать, проплатить, и получить такую услугу. Вот о чем надо было подумать тем, кто всегда очень много говорит о борьбе с терроризмом.

Таджикистан, Киргизия тоже не спокойны в этом смысле. Это крайне серьезные вещи. Это подготовка к развитию событий в будущем веке. Вообще будущий век - это век соревнования не историй государств. Это век соревнования цивилизаций. Если все эти "советчики" хоть когда-нибудь карту России и знают, что у России самые протяженные границы с самыми нестабильными регионами мира, то они должны понимать, что мы граничим с беднейшим населением планеты. И нам не может быть безразлично, что там происходит. Это, извините за сравнение, разговор не со страной басков. И даже не ирландский вопрос, который тоже они не знают, как решать.

Это более серьезный вопрос. И корни этого вопроса связаны с глобальными объективными вещами: изменением плодородия, с тем, что горские народы спускаются в долины, что разница в потенциале с точки зрения обеспеченности жизни в пределах 2 часов полета самолетом такова, что она не может таковой долго оставаться.

У нас за Уралом 60% всех экономически выгодных ресурсов мира. А плотность населения - 3 человека на квадратный километр. И через Амур 175 чел. на 1 кв. км. Неужели непонятно, что это так просто долго оставаться не может.

Эти принципиальные вещи обязаны видеть все те, кто всерьез занимается политикой. И интересно знать, как они предполагают решать эти вопросы. И никакая европейская страна помочь здесь не может.

Россия может быть либо великой и сильной страной, могущественной страной, либо не будет никакой. Его просто растащат на куски. Мы не можем существовать, как княжество Люксембург. Потому что у совсем другое геополитическое положение, мышление и история.

Когда рухнуло противостояние двух систем, геополитика стала отражать объективное перераспределение влияний. И Россия в этом играет ключевую роль. Столкновение с Чечней - из ряда событий такого масштаба.

Уничтожение военизированных криминальных банд с нашими минимальными потерями - наша важнейшая государственная задача. Вопрос в том, как это нужно сделать. Так вот мы утверждаем, что сделать это возможно только при условии, если российские власти найдут общий язык с людьми, которые живут на Северном Кавказе и, в частности, в Чечне.

Вспомните события в Дагестане. Там нам удалось, хотя и с большими потерями, разгромить террористические группировки, которые перешли границу между Дагестаном и Чечней, потому что местные жители поддерживали российские вооруженные силы.

Нам удалось войти в Гудермес без единого выстрела. Почему? Потому что военные, не обращая на истерические выходки политиков в Москве, провели переговоры и заняли Гудермес без единого выстрела. Нам удалось то же сделать в Ачхой Мартане. Снова не обращая внимания на всякие визги в Москве, военные вошли в Ачхой Мартан без единого выстрела.

Совсем недавно Квашнин сказал, мы войдем в Грозный так же, как и в те города, потому что наша задача - помочь местному населению освободить Чечню от бандитов. И все действия должны идти именно в этом направлении.

Что нужно делать еще? Нужно обратиться ко всему чеченскому народу, и сейчас для этого самое время. Люди поняли, что так жить, как в последние три года, невозможно. Они готовы поддерживать российскую власть. От российской власти и от военных зависит, сможем ли мы до конца довести эту задачу или нет.

Мы считаем абсолютно необходимым сформулировать шесть основных условий представителям Чечни. Это может быть Масхадов, потому что он там избирался. И потому еще, что Масхадов контролирует одну треть самых подготовленных, самых хорошо вооруженных боевиков в Чечне. Нам нужно, чтобы они, если уж не помогали, то были бы нейтральны по отношению к российским вооруженным силам. Это сохранит жизнь наших солдат.

Каждый шаг нужно делать исходя из того, чтобы, добиваясь цели, сохранять жизнь наших солдат, мирных жителей и беженцев. Нужно публично предъявить представителям Чечни условия.

Первое - выдача заложников, второе - прекращение рабортоговли, третье - расформирование негосударственных вооруженных формирований, четвертое - ликвидация военно-репрессивных органов, которые там были созданы, пятое - закрытие Чечни для проникновения международных террористов. И шестое - выдача по списку российским властям террористов, находящихся на территории Чечни, для предания суду.

Если Масхадов принимает эти условия, то он должен обратиться ко всему чеченскому народу и сказать: "Мы вместе с российскими властями будем реализовывать эти шесть условий. Это в наших интересах. Это как переговоры у входа в Гудермес или Ачхой Мартан."

Если он не согласен принять эти условия, тогда пускай весь мир, вся Россия, вся Чечня знает, кто взял на себя всю ответственность. Тогда будет понятно, почему действия российских властей, российских вооруженных сил продолжаются там в таком объеме.

И тогда мы получаем право напрямую обратиться уже к чеченскому народу и сказать то же самое. Ведь у нас есть в Чечне не только тактические задачи по разгрому бандитов - наша стратегическая задача в том, чтобы население Чечни было дружественно по отношению к России.

Если мы там сейчас все разбомбим, то через пять лет все начнется сначала. Потому что людям негде жить, там подрастут народные мстители и все начнется сначала.

Вот, исходя из этих соображений, мы и говорим об этом. И вообще задача политика в России только заключается в одном - защищать жизнь людей, их здоровье и безопасность страны. Вот смысл того, что мы считаем необходимым делать в Чечне.

Когда мы говорим о коридорах, мы не говорим о сотрудничестве с бандитами, но нужно обеспечить возможность выхода всех, кто не хочет сотрудничать с бандитами. Когда мы говорим о широкомасштабных бомбардировках, то это значит, что надо там все уничтожать, - нужны удары именно по лагерям террористам.

Когда мы говорим о том, что широкомасштабное наступление в горы сегодня - это безумие, потому что мы загоним туда армию и там начнется зимняя партизанская война.

Нужно вести переговоры со старейшинами, они готовы вести эти переговоры. Сегодня другая ситуация, нежели в 95-96 году, и решать ее поэтому нужно по-другому. Вот в этом смысл нашей позиции, мы ее будем отстаивать.

И мы удовлетворены, что, несмотря на все истерические крики и вопли, наше заявление было услышано.

Вы до сих пор придерживаетесь позиции заключающейся в том, что надо прекратить сухопутную операцию.

Широкомасштабный вход в горы должен быть осуществлен только тогда, когда он может быть подготовлен наверняка, когда нам это удобно. А задачей нашей продолжает оставаться уничтожение там этих террористических отрядов. И создание линии безопасности должно захватывать не только Северный Кавказ, и вам с этим работать. Потому что вообще смысл существования России в истории, смысл существования нас как нации - сохранение этого евразийского пространства, то есть нашей всей территории в рамках европейской цивилизации.

События в Чечне моделируют то, что сегодня вообще происходит в России. Посмотрите на Югославию. Как только кому-то удастся столкнуть Россию с исламом, с великой и гуманной религией мира, с одной из самых крупных религий, - это будет наш конец. Мы не можем этого допустить ни при каких условиях. Поэтому иногда приходится делать заявления, которые перпендикулярны общественному мнению в данный момент. Поэтому, иногда хоть и жалко терять голоса, иногда надо громко об этом говорить.

Возможна ли в нашей стране демократия? Как мы знаем, еще Чаадаев писал, что Россия имеет свой путь развития. Она в корне отличается от всех остальных европейских стран.

Россия, конечно, отличается от всех стран. Мы сильно отличается не только от европейских, но и от Соединенных Штатов. Там генеральный прокурор расследует сексуальные скандалы президента. А у нас? У нас президент расследует сексуальные скандалы генерального прокурора. Вы чувствуете, что разница глубинная.

Конечно, мы будем жить только так, как можем жить мы. Потому что у нас совсем другая национальная идея. Борис Николаевич даже поручал разработку национальной идеи... Это хорошо, что вы смеетесь. Там ученые собирались, деньги, конечно, выделены были. Представляете, садится человек за стол, берет ручку и думает: так, в чем же наша национальная идея. Очень смешная и история, когда такие вещи поручают. А академик Лихачев говорил мне, что в России не может быть одной национальной идеи, потому что мы все очень разные.

А мне кажется, что может быть. И я сейчас попробую ее вам сказать. И описывается наша национальная идея - как мне кажется, одним словом - уважение. Вот даже когда три человека собираются, они обсуждают этот вопрос. Вы не смейтесь. Национальная идея - это нечто, что пронизывает все. Вот только уважение к каждому человеку, уважение к каждой нации, уважение к каждому вероисповеданию, уважение к каждому региону, к каждой культуре, к каждой профессии.

В какой стране мира вы еще найдете день кондуктора. Или день металлурга. Или день шахтера. А у нас это имеет смысл, как бы вам смешным это ни казалось. Люди хотят уважать то, что они делают. У нас можно сделать все, потому что уважение друг к другу, к делу, к культуре, к традиции, к истории - это и есть стержень, вокруг которого просто происходит все в России.

И когда вы чувствуете это уважение, то все происходит совсем по-другому. Учитель может учить детей, месяцами не получая зарплату, потому что он понимает потребность в этом и чувствует уважение своих сограждан в селе, тех, кто рядом с ним живет, что они не могут обойтись без этого, что им нужно учить детей. И это уважение к нему - для него самое главное. Мы в этом смысле удивительная, ни на кого не похожая страна. У нас не деньги, действительно чистоган.

К сожалению, мы атеистическая страна. К сожалению великому, это тоже большая наша проблема. Но все, что у нас осталась от нашей истории, и то, что мы все-таки сохранили, что является пронизывающим, - это уважение. Это и есть наша национальная идея.

Я думаю, вы языков больше знаете, чем я (я знаю всего несколько), но я не знаю ни одного языка, где это слово адекватно нашему смыслу можно было бы перевести.

Вот где-то здесь и есть наша национальная идея. Без нее ни один президент, ни один премьер ничего не сделает. Потому что опять будут проводить реформы так, что все будут чувствовать себя обманутыми, выкинутыми, не только не уважаемыми, а просто унижаемыми. А в таких условиях кто что будет делать?!

Как вы относитесь к политическим рейтингам, публикуемым в СМИ? Что они отражают, голосуют ли избиратели в соответствии с рейтингами?

Политики во время избирательной кампании не рекомендуется обсуждать журналистов и рейтинги. А влиять-то они конечно влияют.

Как вы представляете себе возможность сначала проведения приватизации, демонополизации и создания эффективных рыночных институтов, а уж затем финансовой стабилизации, либерализации экономики.

Сила. Для этого надо было Гайдара приглашать. (Читает: "Либерализация в катастрофических условиях конца 91 года" и так далее.) Значит, вот все, что вы сказали, это дело очень трудно объяснять, но я постараюсь.

Там есть несколько важнейших элементов, которые совершенно неизбежны. И то, что касается либерализации, и то, что касается приватизации. Но там решающее значение имеет последовательность.

Есть вещи, которые состоят из тех же элементов, но последовательность имеет решающее значение. Вот представьте себе, вы заходите в ванную комнату. Там нужно выполнять ряд последовательно различных операций. Так вот, если вы перепутаете порядок, то вы получите прямо обратный результат тому, зачем вы туда заходили.

Это так и в политике, и в экономике. Невозможно делать все не по порядку. То есть, возможно, но тогда будет прямо обратный результат. Что и получилось.

Если сначала освободить все цены - значит, все государственные монополии устанавливают любую цену, делают, что хотят. Вот и получается инфляция 2,5 тысячи, уничтожено все, что только можно.

А нужно было совсем по-другому. Нужно было денежный навес использовать для первой передачи собственности от государства гражданам. Квартиры, участки, гаражи, маленькие магазины, грузовые автомобили. А не уничтожать все, что было накоплено до 91 года. А потом освобождать цены в меру проведения приватизации. Что и предлагалось в известной программе "500 дней".

Как согласуется ваша позиция в Чечне с заявлением Степашина о необходимости продолжения военной операции?

Полностью. Еще раз повторяю. Военная операция - это вообще другой вопрос. Военные закрепились - они должны там стоять. Там обязательно надо стоять. Сейчас население может согласиться с этим и принять нас там. Где кончается рубежи России? Они кончаются там, где люди перестают считать себя гражданами России, а не там, где проходит граница. Там, где люди не считают себя гражданами России, можно эту территорию завоевать, всех уничтожить, сделать концлагерь, но нельзя сделать субъектом федерации. Нельзя, потому что субъект федерации только там, где люди считают себя гражданами России.

Так сделайте так, чтобы люди почувствовали, что им с нами живется лучше, чем с бандитами. В этом и есть смысл моего заявления.

Будет ли ваша фракция поддерживать Путина, если он станет президентом?

Пусть сначала станет. Кто был самым вероятным президентом в апреле? Помните? Лужков Юрий Михайлович. А в июле? Примаков Евгений Максимович. Теперь Владимир Владимирович. Но у нас еще девять месяцев.

Не будет ли профессиональная и контрактная армия как бы отдельной от государства?

Как она будет отдельной от государства? Не будет. Будет просто современная хорошая мобильная армия.

Как вы относитесь к пересмотру итогов приватизации?

Я считаю, что чубайсовская приватизация имела катастрофические как экономические, социальные, так и политические последствия для нашей страны. Что касается изменения результатов ее, то это может быть сделано только через экономические механизмы. Этого нельзя делать ни административным путем, ни путем реприватизации, ни путем национализации. Все эти методы абсолютно исключены.

Экономические решения позволят через налоговую систему и систему банкротств решить этот вопрос по-новому через создание конкурентной среды, через смену собственника нерадивого на эффективного.

Объективно оценивая создавшуюся ситуацию в мире, позволяющую одной стране диктовать свои условия в мире, считаете ли вы возможным и целесообразным воссоздание биполярной системы в мире?

Сейчас в мире вырисовывается две действительно гигантских центросилы. Это Соединенные Штаты и Китай. Ни Европа сама по себе, ни Россия сама по себе не могут конкурировать с ними на равных. Но Европа вместе с Россией может. Вот вам наша задача на 25 лет. Мы должны найти решение, при котором Европа вместе с Россией будет тем самым третьим углом треугольника на следующий век и, может быть, даже на тысячелетие. Вот на этом должны быть сосредоточены все наши усилия и в экономике, и в политике, и в законодательной сфере, и в дипломатии.

Приведу лишь один пример. Вы знаете дискуссию по противоракетной обороне. Но вам, наверное, не нужно рассказывать, что договор по ПРО создавался в 1972 году, и этот договор со взаимным гарантированным уничтожением и т. д.

Сегодня проблема возникла оттого, что американцы говорят, что могут быть несанкционированные террористические пуски, а у нас нет системы защиты. Поэтому мы хотим возвратить систему ПРО. Для этого надо пересмотреть договор по ПРО и создавать систему защиту.

У нас возникает практический вопрос: сколько может быть таких пусков? Десять ракет. Ну, сто. Но систему же надо создавать против 6 тысяч. Такую систему никто сегодня создать не в состоянии. А надо ли создавать против 6 тысяч? Нет. Кроме России, нет ни одной страны, которая может запустить тысячи боеголовок. Следовательно, речь идет, скажем, о ста ракетах.

А если о 100, то возникает вопрос, а разве это угроза только для Америки? А Европа? А Россия? Представьте себе, произошел несанкционированный пуск или террористический пуск по направлению к Великобритании. Ведь ответ последует немедленно. Никто ни о чем не будет даже рассуждать. И начнется мировая катастрофа. Следовательно, проблема противоракетной обороны для Европы существует тоже. Но Европа не может построить эту систему без России. В том числе и по географическим причинам. Никто не может сделать этот зонтик, чтобы не захватить Россию, по крайней мере, до Урала.

Более того, ни у кого в мире сегодня нет технологий, позволяющих строить такой зонтик. И наши С-300, С- 400 лучше, чем "Пэтриот". И мы ушли гораздо дальше в разработке этих систем, чем кто-либо в Европе и даже в Америке. Тогда вопрос должен стоять как? Вы создавайте себе ПРО. Во-первых, отложите в сторону договор 1972 года, потому что он касается тысяч ракет. А сейчас надо говорить о другом. И тогда мы должны делать новый договор, по которому Америка делает для себя этот зонтик, а Россия вместе с Европой для себя. Сначала до Урала, а потом от Урала дальше. На баз наших технологий, на базе наших ракет.

Как вы считаете, нужно ли отменить юридическую неприкосновенность депутатов?

Нужно. Но как разделить политическую ответственность депутата от уголовной? Есть закон о статусе депутата, по которому до возбуждения уголовного дела, например, можно обыскивать.

Должна ли быть армия профессиональной?

Конечно. Только это нельзя сделать сразу. Но, если сначала реализовать целый ряд важных решений в области экономики, то потом на этой базе можно сделать и профессиональную армию.

Вы выступаете за мирное разрешение чеченского вопроса. Кто может представлять Чечню на переговорах с Россией?

Есть переговоры, на которых заранее надо быть готовым к тому, что вас будут обманывать. Но все равно такие переговоры надо их вести и выигрывать. Выигрывать. Иногда, как в случае с Чечней, их нужно вести с позиции силы. Вот такую позицию силы мы сегодня имеем.

Считаете ли вы, что в условиях тяжелейшего экономического положения Россия может позволить себе жить без утвержденного бюджета?

Россия себе может позволить все: не было ни одного бюджета, который был бы выполнен.

Кстати, вот мы ведем военные действия на Кавказе - об этом нет ни закона, ни приказа Верховного Главнокомандующего, не объявлена политическая цель этих действий.

А завтра можно Солнцево объявить мятежным районом. И, пожалуйста, проводи любые операции.

В России вообще закон имеет очень приблизительное значение. Если есть, ладно, а если нет, то и ничего.

В России все зависит от того, кто является президентом. Если он хочет сделать образование в России на высоком уровне - оно будет. Есть закон или нет - оно будет. А если не хочет, то можно писать указ номер один и указ номер два и указ номер три - и ничего не будет.

Мне кажется, что укреплять позиции МИДа бесполезно, без восстановления российской армии.

Без восстановления экономики, без восстановления российской армии, без восстановления спецслужб, без восстановления единства в руководстве, без восстановления единого понимания по главным вопросам. МИД - производная этого всего. Все эти компоненты, все пять, которые я назвал, это и есть суть того, из чего вытекает внешняя политика. Если это все не работает, то можно укреплять позиции, можно не укреплять - результат будет нулевой.

Какую форму государственного устройства вы считаете идеальной для России? Какие именно изменения для этого следует внести в действующую Российскую Конституцию?

Я не знаю, какая форма идеальная. Я считаю, что Россия должна быть президентской республикой. Я считаю, что полномочия президента должны быть сокращены. Они должны быть в таком объеме, в котором президент эти полномочия может выполнить. Сегодня они не такие.

Как вы полагаете, нужна ли военная реформа?

Да, военная реформа нужна и необходимо строительство профессиональной армии.

Не думаете ли вы, что с приходом новых людей к власти коррупция не только не снизится, но увеличится?

Смотря какие люди придут. Думаю, что нет, Не увеличится.

Как вы считаете, объективны ли цифры рейтингов СМИ?

Я не хочу это обсуждать. Сегодня рейтинги используется для политической пропаганды. Понятное дело, идут выборы- используется все, в том числе и рейтинги.

Больше тысячи лет Россия пребывала и возрастала в лоне православия. Как вы считаете, необходимо ли в наши дни делать акцент на наши культурные традиции?

Абсолютно безусловно. Если бы мы не были атеистической страной, у нас многое бы было по-другому. Это наше горе, великое горе. Если у человека нет ничего, кроме подглядывающего соседа, а больше никакого самоотчета нет, - это страшное дело. Боюсь, что у нас именно так.

Считаете ли вы целесообразным для нашей страны использование западных методов выхода из экономического кризиса?

Да у них не было никогда кризиса. У нас совсем другое дело. Наша экономика не была повреждена централизованным планированием. Вот экономика Польши была повреждена централизованным планированием, как и экономика Чехии, и всех восточных европейских стран. Наша экономика была создана централизацией Госплана. А это совсем другой зверь. Он совсем по другим законам живет. Они уже сто раз говорили, что со всей вашей экономики вы все умрете. Как видите, мы не умерли. У нас такие мутанты вырастают. Другое дело, что есть их нельзя, - это да. А жить-то они живут. Поскольку в наш экономический водоем слили все гадости, какие есть на свете. Все думали, что там все рыбы помрут. А там такие вывелись...

Григорий Алексеевич, как вы относитесь к возможному союзу России и Белоруссии?

Мы считаем, что союз России с Белоруссией чрезвычайно важным направлением деятельности, в том числе и внешней политики России. Мы считаем, что союз между Россией и Белоруссией необходим и что он должен существовать как союз двух братских народов, каждый из которых должен сохранить свою государственность и свою Конституцию. Мы считаем, что основой этого союза должен быть экономический договор. Мы считаем, что этот союз не должен быть использован для продления срока Бориса Николаевича еще на 5 лет. Мы считаем, что таким способом продлевать полномочия президента неправильно. Мы показали свое отношение к этому, когда покинули зал при выступлении Александра Григорьевича Лукашенко. Мы считаем, что выборы президента Белоруссии, выборы парламента Белоруссии необходимы, и потом на этой базе можно заключать любые договоры.

Кроме того, мы вносили очень много поправок в договор между Россией и Белоруссией. Мы совершенствуем этот договор. Мы считаем, что договор, который противоречит нашей Конституции, не может быть готовым договором. Мы считаем, что союз России и Белоруссии перспективен только в случае, если он обеспечит экономическую и политическую выгоду обоим государствам. И надежды Александра Григорьевича, что Борис Николаевич какое-то время побудет главой этого союзного государства, а он как его заместитель потом займет его место, не оправданы. Потому что Борис Николаевич гораздо дольше, чем думает Александр Григорьевич, будет на этой должности. И вообще Борис Николаевич еще простудится на похоронах у многих из тех, кто его все время хочет туда отправить.

Нам интересно, как вы относитесь к проблемам, возникшим при регистрации "Спаса"?

Это юридическая проблема, проблема наших законов. А что касается нашего отношения к фашизму, то мы считаем это огромной опасностью. Однако корни фашизма в той бедности, которая существует в России.

Вы знаете, какой прожиточный минимум в России? Тысяча рублей. А средненачисленная зарплата учителей в России 760 рублей. А здесь у вас, на юго-западе Москвы, молодой человек, который пришел работать в школу, получает 260 рублей. 260 рублей. Вот у меня лежит платежка. На Юго-западе, в Новых Черемушках, рядом с вами. 260 рублей. В Москве. А у врачей средненачисленная зарплата в стране 750-800 рублей. А у людей, работающих в сельском хозяйстве по 20 часов в сутки, - 650 рублей. 80 млн. людей в России живет ниже черты бедности. Вот где могут лежать корни фашизма.

Каким вы видите будущее системы образования?

Мы вчера внесли закон о финансовых гарантиях граждан России в области образования.

Будет ли партия Яблоко предпринимать какие-либо действия, если 26 ноября будет подписан союзный договор с Белоруссией. Например, Союз Правых Сил собирается подавать жалобу в Конституционный суд.

Ну, если договор будет неконституционный, конечно, мы будем настаивать, что он обязательно должен быть рассмотрен в Конституционном суде. Не надо вносить в нашу жизнь правовой хаос. Не надо эксплуатировать лучшие чувства людей во имя чисто политиканских интересов.

Мы за Союз с Белоруссией. Но его надо сделать таким, чтобы это был действительно союз с Белоруссией.

Чем вызвано изменение ваших позиций по войне в Чечне? Признаете ли вы ошибки в первоначальных суждениях, в их сути? Или изменение вашего мнения скорее обязано критике и общественное мнение?

Моя позиция не изменилась. Необходимо срочно подавить террористов и создать пояс безопасности. И сделать это жестко и немедленно. Мы это сделали. Теперь наша задача - уничтожить террористов и найти общий язык с населением. Так вот я о ней и говорю. Армия выполнила свою задачу, сейчас наступает новый период. Его нужно использовать столь же успешно, как и предыдущий. Необходимо помнить, что 300 тысяч беженцев живут сегодня буквально на снегу. И что эти люди будут делать? Или вы думаете, они все куда-нибудь уедут и будут жить неизвестно где? Они все будут жить здесь? Военные делают свою задачу, а политики где, которые должны все это решать?

Не думаете ли вы, что люди, делающие деньги на российской таможне, не дадут вам навести там порядок?

А никто, собственно говоря, и не рассчитывает, что те, кто делает деньги, очень сильно этому обрадуются.

Возможен ли союз Яблока с блоком "Отечество - Вся Россия"?

Вы понимаете, что такое выборы? Это все равно, что бежишь стометровку, рядом бежит кто-то, а ты говоришь: ты не хочешь заключить союз? Какой союз? Давай победим сначала, а потом поговорим насчет союза.

Что вы считаете главным критерием выбора сейчас кандидатом в депутаты?

Чтобы был не вор.

Честность, да?

Ну, не вор. Я не знаю, честность это или что. Не вор и все. А у нас все, вся политика, либералы, демократы, - это воры и не воры. Воры бывают политические, неполитические - всех сортов. Там у них есть группировки. Есть такие воры на всю страну, есть такие, которые частные вопросы решают.

Какой процент голосов вы надеетесь получить на предстоящих выборах?

Я уже вам говорил, что мы хотим удвоить число наши избирателей.

Мы хотим получить от вас силу для того, чтобы выполнить те задачи, которые мы считаем очень важными. Для этого мы идем на выборы.

Какой вы видите будущую федерацию? Как вы относитесь к законодательству Татарстана, который позволяет вводить ЧП на территориях республик?

Про сепаратизм я уже вам говорил. Вопросы сепаратизма решаются просто: нужны изменения Конституции, которые будут приводить к тому, что при нарушении российских законов и Конституции губернаторы по суду отстраняются от власти.

Очень коротко, что получит простой гражданин, россиянин, если будет реализовываться ваша программа?

Если будут реализовываться мои программы, простой гражданин россиянин будет богатым и здоровым.

Собираетесь ли вы выставить свою кандидатуру на пост президента?

Да, собираюсь.

Считаете ли вы в данный момент программу "500 дней" жизнеспособной в России?

Это уже давно все ушло. Все говорили, что 500 дней - маленький срок, что за 500 дней можно сделать? А я говорю, 500 дней, между прочим, - это полтора года. Ну, тогда другое дело, - говорят. Я никак не могу понять, почему полтора года можно делать всякие глупости и нельзя сделать разумные вещи, Я не могу этого понять. Почему человек, который приходит к власти, не должен написать, что он собирается делать, когда он станет президентом России. Или премьер-министром. Но он не может написать на 10 лет, это было бы фантазией. Но на полтора года-то он должен написать. Вот и весь смысл программы "500 дней". Там же не говорилось, что сразу будет рай после этого или счастье для всех. Вот собственно все.

Почему вы против воссоединения Украины с Россией?

Ну почему я против? Я просто не слышал еще об этой идее. Или вы имеете в виду ту, которую Богдан Хмельницкий осуществил? Я и тогда был не против. Я знаю, что когда на Украине проходили выборы, там была популярной шутка или не совсем шутка. На камне, к которому, как в сказке, все приходят во время выборов, написано: "Ниде ничого нема".

А что касается объединения с Украиной, то я совсем не против.

Объясните ваш демарш перед выборами 1995, года, когда вы отказались от согласованных позиций с Демвыбором России?

Нет, это был не демарш. Я обсуждал с ними возможные совместные действия, но в том время этого не получилось.

Какова ваша оценка выступления Бориса Николаевича в Стамбуле?

Хорошее выступление. По-моему, очень хорошее. Как раз соответствует уровню этого саммита. И достижениям этого саммита. Ну, показал Кузькину мать, все посмотрели, сказали, что женщина приличная, и на этом все закончилось. Там больше ничего и сделать нельзя. А что там можно было сделать? Там было сделано несколько деклараций. Лошади едят овес. Что лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным. И что в этом согласны все члены ОБСЕ. Это и есть то, что я и называю обывательской политикой. Вот ей этот саммит с шариками, с конфетти, вот деньги можно потратить. Еще что-то такое. Там, наверное, тоже фирма Мабетэкс участвует.

Цель вашего участия в президентских выборах, если ваши шансы на победу минимальны?

Ну, о шансах на победу в президентских выборах мы еще поговорим. Мне говорят, что у меня очень большие амбиции. У меня действительно очень большие амбиции. Мои амбиции гораздо выше, чем быть президентом Российской Федерации.

Мои амбиции заключаются в том, чтобы через 20 лет я мог прийти в МГИМО и сказать: помните 20 лет назад, в России развалилась экономика, на нас наступали бандиты, нравственность была на нуле, страна содрогалась от компроматов - мы просто катились в яму. А теперь, спустя 20 лет, у нас мирового класса образование, мирового класса медицина, профессиональная армия, инвестиции в нашу страну идут со всего мира, наши люди живут на хорошем европейском уровне. Мы - страна, с которой считаются все. А вы не верили. Так вот я хочу, чтобы в числе людей, которые все это сделали, был и я. Вот в этом мои амбиции. И я вас приглашаю в свою компанию.

24 ноября 1999 года