Одна из главных угроз общественно-политической стабильности в России - возможность раскола элит. Весь опыт последнего десятилетия подтверждает это - в 1993 году раскол в "коалиции победителей" августовского путча привел к кровавому конфликту, в 1998-м склоки в верхах ускорили продвижение к дефолту, в 1999-м Ельцину едва не устроили импичмент.

Сейчас вроде бы другая ситуация. Верхи, как и низы, сплотились вокруг Путина. "Возмутители спокойствия" в лице опальных олигархов оказались за пределами России. Но вот тема Чечни, ставшая снова фокусом российской политики, в котором отражаются ее наиболее острые противоречия, в недалеком будущем опять может вызвать глубокий раскол. Не бесплодную политическую дискуссию "ястребов" и "голубей", а серьезное политическое противостояние по поводу будущего России. Сценарий раскручивания маховика нестабильности сегодня может показаться "страшилкой". Однако жизнь показывает, что, к сожалению, "страшилки", бывает, становятся явью, если от них в свое время отмахиваются и не рассматривают в ряду возможных угроз.

Итак, война в Чечне продолжается, и, не приведи бог, если произойдут еще крупные теракты, в обществе может возникнуть вопрос о доверии нынешней власти. В этих условиях часть элит, испугавшись неопределенности и хаоса, может воспользоваться кризисом с тем, чтобы подыскать стране иного лидера. Зачем, мол, такой президент, который не может удерживать ситуацию под контролем мощью своего авторитета. Откликаясь на возрастающие требования "навести наконец порядок", искать этого лидера, скорее всего, постараются среди сторонников военной диктатуры. Разумеется, в новом контексте лозунги порядка будут означать не только жесткое искоренение финансовой и организационной базы терроризма, но и политику жесткого государственного регулирования в экономике, изъятия части доходов у богатых (разумеется, у тех, кто окажется за рамками "нового порядка"), а может быть, и просто у зажиточных слоев населения. Другая часть элит, для которых подобная перспектива неприемлема, постарается сплотиться вокруг действующего президента, понимая, что альтернативы ему на самом деле нет. Но сплотиться можно будет только на базе идеи безоговорочного прекращения войны. Автоматически это будет дополняться требованиями ускорения рыночных и административных реформ, дальнейшего сближения с Западом и созданными им международными институтами, поскольку людям, вступившим в схватку с политическими противниками, будет казаться, что только таким образом они смогут создать гарантии от рецидивов диктатуры. В подобные верхушечные схватки неизбежно окажутся втянутыми и низы, хотя бы частично. А это уже разделение общества на две половины с разными представлениями о будущем России. Перспектива - не позавидуешь.

Думается, что последняя инициатива президента Путина по началу конституционного процесса в Чечне, несмотря на содержащиеся в ней многие неясности, открывающие простор для различных интерпретаций, обусловлена стремлением Кремля не допустить развития ситуации по худшему сценарию. Ничего не менять, рассчитывая, что инерция процесса сама по себе куда-нибудь вывезет, больше нельзя. Нужно, по крайней мере, обозначить поле возможных альтернатив и сделать их предметом широкой дискуссии. Наверное, не зря в политических кругах снова оживленно стала обсуждаться проблема реформирования силовых структур. Не потому, что их возглавляют "не те люди". А потому, чтобы ни у кого не возникало желания использовать эти структуры в разного рода опасных играх. Ведь структуры с четко определенной сферой деятельности и ответственности гораздо в меньшей степени подвержены сомнительным влияниям.



Постоянный адрес статьи: http://www.wek.ru/0507/400304.html