Сегодня, 21 октября, станет ясно, действительно ли демократы готовы выдвинуть единого кандидата в президенты. Демократическое совещание, объединяющее более 20 партий и общественных организаций, попробует выработать идейную платформу для своего общего посланника. Главный спор будет идти между "Яблоком" и СПС

Выдвинутая еще минувшей весной Борисом Немцовым идея единого кандидата с самого начала больше напоминала рекламный ход. Причем не слишком замысловатый: воспитанные на главном политическом лозунге "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!", современные российские партии независимо от их окраса просто одержимы манией объединения. У коммунистов (очевидно, в силу идеологической склонности к коллективизму) это получается несколько лучше: НПСР хотя бы часть организаций левой направленности все же собрал. Демократы (возможно, по причине идейной предрасположенности к индивидуализму) не в состоянии организоваться в общую колонну даже для самого короткого марш-броска.

Борис Немцов предложил коллегам по флангу сделать разовую общую ставку, выбрав самого достойного из демократичных для борьбы за президентский пост. Правила игры по подбору единого демократа в версии Немцова, на первый взгляд, логичны. Кандидата делегирует та партия, которая на думских выборах-2003 сумеет собрать больше голосов. Все остальные партии должны будут поддерживать выдвиженца. Немаловажно, что две избирательные гонки идут практически одна за другой. Президентский марафон, по закону, должен стартовать именно в тот день, когда завершится думский. Партия-фаворит из числа демократов уже будет известна, и ее выдвиженец, используя инерцию думской гонки, сможет при поддержке всего правого спектра успешно выступить в президентском забеге.

Но даже если бы товарищи по демократическому лагерю играли честно (в отличие от 1996 года, когда "Демвыбор России" - многие его члены сейчас оказались в СПС - предпочел Явлинскому, лидеру единственной попавшей в парламент демпартии, Бориса Ельцина) и не отказались от ранних договоренностей, из немцовской затеи все равно бы ничего не вышло. Президентские выборы начинаются отнюдь не в день официального открытия кампании. Переговоры о будущих кандидатах в президенты идут уже сейчас, за полтора года до кульминационного прихода избирателей к урнам. Причем идут, возможно, с большей интенсивностью, чем обсуждение списка партий, блоков и кандидатов на парламентские выборы, которые должны пройти на 3 месяца раньше президентских. И Немцов об этом, разумеется, осведомлен. К тому же деловые беседы ведутся не только с возможными политическими партнерами, но и с потенциальными спонсорами, мнение которых может оказаться решающим. Контуры блоков или окончательный список кандидатов, из которых предстоит делать фаворитов гонки, прорисовываются за год до выборов, не позже. А за полгода до голосования их полагается уже раскручивать вовсю.

Поэтому демократы, если им и вправду нужен единый кандидат, должны подобрать персону в самое ближайшее время, а вовсе не на Конгрессе демократических сил, который, по плану Немцова, нужно провести в январе 2004-го. В марте будущего (то есть за год до выборов хозяина Кремля) единого демократа нужно уже ненавязчиво засветить перед народом. А с сентября будущего года он, ни в коем случае не называясь единым кандидатом, должен уже без устали высказываться по жгучим проблемам современности всюду: в "Зеркале", "Итогах", "Смаке", на "Эхе" и "Маяке", с галстуком и без оного. По-другому призовых мест в гонке получить невозможно. То есть раскрутка единого демократа совпадает по времени с думской избирательной гонкой. Само собой, партия, в рядах которой будет состоять избранник, заметно оторвется от прочих демократов во время думских выборов.

Словом, речь идет не только об определении единого кандидата в президенты, но и партии, которая будет главной на правом фланге. Уже одно это обстоятельство не позволит демократам договориться.

Что в имени тебе моем

Предложение Бориса Немцова до сих пор не вызвало особого оживления в стане демократов. То ли это никто не воспринимает всерьез, то ли наоборот - не желает серьезно обсуждать из боязни публичного скандала. Ведь самый первый вопрос, который напрашивается: кто он, этот самый демократичный демократ? И сколько бы красивых слов о платформах, идеях и прочем не произносилось, именно этот вопрос - и есть самый главный. Самый простой ответ, который напрашивается: сам лидер СПС Борис Немцов или лидер "Яблока" Григорий Явлинский. Но ни один из них ни при каких обстоятельствах не откажется в пользу другого от участия в гонке. Для демократов, которые едва умеют слушать друг друга, обсуждение этих кандидатур обернется конфликтом, взаимными обидами, охлаждением и т.п. Поэтому среди участников Демсовещания уже возник примирительный вариант: не Немцов, не Явлинский, а кто-нибудь третий и даже сторонний - демократ, но беспартийный. Сергей Ковалев, представляющий в Демсовещании правозащитное "Общее действие", считает, что такой устраивающей всех персоной мог бы стать Владимир Рыжков - независимый депутат в Думе нынешнего созыва, а в прошлой - вице-спикер от "Нашего дома - России". Называлась в кругу демократов и кандидатура чувашского президента Николая Федорова.

А в кругу реальных и потенциальных спонсоров называются и другие фамилии. И если кандидатура Анатолия Чубайса вызывает аллергию не только у простых обывателей, но и у многих непростых олигархов, то на стремительно восходящую звезду российского политического небосклона, Александра Хлопонина, реакция спокойно-раздумчивая.

Впрочем, очевидно, что немедленно договориться о поддержке любой из названных персон (впрочем, как и о любой неназванной) невозможно.

Поэтому главный вопрос - кто ? - Дем-совещание решило пока не затрагивать. По предложению "Яблока", демократы намерены обсудить программу, с которой единый кандидат мог бы идти на выборы-2004. Правда, и этот вопрос не менее взрывоопасен, чем персональный. Программа должна устраивать каждую демпартию.

Но у каждой из них - собственный взгляд буквально на все: жилищную и военную реформу, реструктуризацию РАО "ЕЭС России" и т.д. Пытаясь найти точки соприкосновения, демократы неминуемо будут натыкаться на разногласия. Те же Немцов и Явлинский, продискутировав всего один час на радиостанции "Эхо Москвы", покинули эфир, не скрывая обиды друг на друга.

Если программная дискуссия на Демсове-щании пройдет в этом же духе, демократы неизбежно разобьются как минимум на два лагеря: СПС и "Яблоко". На первых порах демократические колонны будут придерживаться партнерских отношений, которые станут ослабевать по мере приближения думских выборов. Во время выборов разошедшиеся партии станут конкурентам, и не исключено - весьма жесткими. Вступивший в силу закон о партиях позволяет иметь фракцию в Думе не только тем организациям, которые получат более 5% голосов избирателей, но и тем, кто сможет провести к победе 12 кандидатов в одномандатных округах. В прежние годы демократы договаривались: если СПС выставлял своего кандидата в каком-нибудь округе, то "Яблоко" там снимало своего, и наоборот. Теперь же такие договоренности могут быть поставлены под сомнение.

Вряд ли такая игра, затеваемая вокруг единого кандидата, стоит свеч. В конце концов речь идет вовсе не о победе на президентских выборах, а всего лишь об участии.

Очень далекая перспектива

Владимира Путина демократы считают непобедимым на выборах-2004. Поэтому Борис Немцов имеет в виду прежде всего следующую президентскую кампанию - 2008 года. В 2004 году демократическому кандидату нужно выйти на второе место, чтобы народ понял: вторым по силе может быть не только коммунист. После этого победа демократа на выборах-2008 года может стать вполне реальной. Попутная цель, как объяснил г-н Немцов, - остановить сползание страны к управляемой демократии. Если кандидат-демократ станет вторым, то президент Путин вынужден будет считаться с демократами как с самой крупной силой, а не с левыми.

Возможно, выиграв выборы во второй раз, Путин изменит российскую традицию и начнет считаться с тем соперником, который во время гонки дышал ему в затылок. До сих пор и Борис Ельцин, и Владимир Путин, став президентами, проводили такую политику, какую считали нужной, без оглядки на то, кто и с каким результатом стал вторым. Путин проявлял внимание к левым, однако не потому, что на президентских выборах-2000 следом за ним шел Геннадий Зюганов. Это продолжалось ровно до тех пор, пока президентская администрация не создала в Думе надежный прокремлевский альянс и нужда в голосах коммунистов, у которых самая большая парламентская фракция, отпала.

Впрочем, в 1996 году был обласкан даже третий номер президентской гонки. Перед вторым туром Борис Ельцин пригласил на пост главы Совета безопасности Александра Лебедя. В обмен генерал призвал своих избирателей отдать голоса Ельцину. Президентской благодарности хватило лишь на три месяца, по истечении которых генерал был освобожден от занимаемой должности.

Поэтому предположение СПС, что демократический выдвиженец в случае прихода к финишу вторым сможет затем влиять на победителя, - или наивно, или неискренне. Такая задача не под силу даже самым изощренным мастерам избирательных технологий. Что-то одно. Или альтернатива, то есть оппозиция, и непредсказуемый итог на выборах как президентских, так и думских. Или же влияние, то есть взаимодействие, но тогда к чему выставлять своего кандидата на заведомо проигрышных выборах? Для более успешного взаимодействия проще поддержать перед выборами потенциального победителя, что, собственно, и делал СПС в прошлые кампании. При этом, конечно, придется заметно меньше роптать по поводу управляемой демократии.

Практическая подоплека несбыточной теории

Порывы демократов понятны. Совершенно очевидно, что они вместе со всем своим ректоратом - меньшинство российского общества. И потому не могут в обозримом будущем рассчитывать на такое парламентское влияние, с которым всегда и во всем считались бы президент и его правительство. Но власть в России устроена так, что участие в президентских выборах едва ли не обязательно. Для избирателей - это необходимая переаттестация. Для самих политиков - возможность попасть в настоящую власть, пусть и не на первых ролях (ведь звал же Ельцин в 1996 году и Явлинского в вице-премьеры). Потому-то идея единого кандидата всплывает в стане демократов перед каждыми выборами. И демократы всякий раз обсуждают ее, несмотря на то, что прекрасно знают ей цену. В лучшем случае она даст краткий рекламный эффект для отдельных политиков или партий. В худшем - перессорит партийных лидеров.

Хотя не исключено, что у Бориса Немцова, двигающего объединительную идею, кроме рекламных, есть и вполне достижимые практические цели. Если СПС удастся собрать сначала вокруг идеи о едином кандидате несколько малых демократических партий, правые могут создать с ними единый избирательный блок на парламентских выборах. По технологии, уже опробованной в 1999 году: именно так из объединения разнокалиберных организаций возник СПС. Если наживка будет проглочена, правые не только смогут в перспективе расширить свои партийные ряды (все девять частей СПС в результате растворились в единой партии), но и получить больше мест в Думе. "Яблоко", которое создавалось по очень похожей модели, но несколькими годами раньше, вряд ли будет использовать для увеличения своих рядов спекулятивную идею единого кандидата. Во-первых, потому что является гораздо более идеологически внятной партией. Во-вторых, потому что, в отличие от того же СПС, может предложить коллегам по демократическому флангу лишь одного единого кандидата - Явлинского. СПС - это партотдел РАО ЕЭС, ЮКОСа и ряда других крупных компаний, и имя его кандидата может меняться. "Яблоко" на ближайшие президентские выборы, возможно, в последний раз пойдет со своим кандидатом, и им может быть только Явлинский.

А, как известно, последняя сигарета - самая сладкая.

Борис Надеждин, первый заместитель председателя фракции Союза правых сил: - Логика инициативы СПС по поводу выдвижения единого демократического кандидата на следующие президентские выборы очень проста. Для всех очевидно, что никакой интриги на выборах президента нет: если все будет нормально, победит Путин. И борьба пойдет не столько за того, кто победит Путина - это нереально, - сколько за того, кто будет второй наиболее влиятельной политической силой в стране. Если опять коммунисты, то есть если Зюганов вновь займет второе место, то президент в своей политике должен будет учитывать, что "номер два" - это левая альтернатива. Мы стремимся к тому, чтобы во втором туре, если он будет, второе место заняли не левые, а правые. Эта победа будет означать, что правый тренд в обществе намного сильнее левого. Кроме того, правые смогут реально влиять на формирование правительства, на политику президента. Думаю, не надо напоминать историю про правительство Примакова-Маслюкова при президенте Ельцине. Именно поэтому мы призываем все демократические силы объединиться и предлагаем определенную технологию выдвижения единого кандидата. По нашим подсчетам, победа такого кандидата вполне реальна. Электорат Зюганова действительно сегодня устойчив и составляет 25-30%. Но появилась заметная тенденция к его уменьшению. Электорат правых составляет 30% - это те люди, для которых рыночная экономика лучше советской власти. Правда, это не чистый электорат СПС и "Яблока", сюда входят еще и те демократы - я бы назвал их прагматиками, - которые проголосуют за Путина. При наличии Путина - у нас 15%. Поэтому для нас является существенным, как именно он будет себя позиционировать: если "влево" - то поглотит часть зюганов-ского электората, если "вправо" - заберет часть правого поля. Таким образом, выход на второе место зависит не столько от нас, сколько от позиции Кремля. В любом случае, я полагаю, объединяться надо, хотя бы следуя арифметическому доводу, что 15% лучше, чем 5% плюс 6% и т.д. В отношении Явлинского у меня ощущение, что его позиция: замотать идею с объединенным кандидатом или переиграть ее под себя. Сначала он признает, что мы должны договариваться по фундаментальным ценностям, а затем идут предложения типа "давайте обсуждать разницу наших позиций по РАО ЕЭС". На мой взгляд, ответственные политики должны думать не о себе любимых, а о единой демократической линии на предстоящих выборах. Если мы не сможем договориться, то неизвестно, как демократы поведут себя на президентских выборах. При благоприятном сценарии 15-20% мы возьмем. В противном случае будет 15 кандидатов в президенты от правых: Явлинский, Немцов, Титов, еще кто-то - и все честно получат свои проценты,от 2 до 5. А тут рядом Геннадий Зюганов - со своими 20%. Не надоело?

Андрей Рябов (Центр Карнеги): - Никакого единого кандидата нет и не будет, и дело здесь не в несговорчивости лидеров. Электораты ведущих демократических сил, СПС и "Яблока", разные. В одном случае - это люди, которые много получили от существующей политической системы. Опросы общественного мнения показывают, что самый довольный жизнью электорат - отнюдь не >партии власти", "Единой России", а Союза правых сил. Избиратели "Яблока", напротив, недовольны социальным неравенством, нарушением прав человека, тем, что демократия не того стандарта, и много чем еще. Обладающие разным мироощущением группы демократического электората едва ли могут слиться в едином порыве на выборах. Явлинский, который представляет недовольную жизнью часть демократического электората, никогда не пойдет на выдвижение некоего единого кандидата вместе с теми, кто "предал светлые идеалы" его избирателей. Что бы ни предлагал Немцов, для этих людей ни один из правых, создателей нынешней политической и социальной системы, по определению не может быть кандидатом демократических сил. И если люди, голосующие за "Яблоко", узнают что они в одной "братской шеренге" с Чубайсом, они вообще не будут голосовать. Ни за единого кандидата, ни за кого вообще. И Явлинский это прекрасно понимает.

Борис Макаренко (Центр политических технологий): - Единый кандидат от СПС, "Яблока" и других демократических партий невозможен. Для "Яблока" кандидатом на президентских выборах может быть только Явлинский. Соответственно, если СПС хочет с "Яблоком" выдвигать единого кандидата - правые должны соглашаться на Явлинского. Но Немцов, судя по его недавнему заявлению, решил попробовать другую игру: собрать малые партии и общественные организации демократического толка и выдвинуть кандидата именно от этого сегмента. Но без "Яблока" этот единый кандидат будет заведомо неполноценен. Чтобы считаться серьезной политической силой, партия должна иметь своего кандидата в президенты. Я не уверен, что СПС, который сейчас постоянно заявляет о своем кандидате на президентских выборах, будет иметь такового в избирательном бюллетене в марте 2004 года. Я не исключаю, что игрой "у нас свой кандидат на выборы" СПС будет забавляться до декабря 2003 года, может чуть дольше. Но в конечном итоге либо этот кандидат будет снят в пользу Путина, либо не появится вообще. Это все игра ради парламентских выборов.

Глеб Павловский (Фонд эффективной политики): - Сама постановка вопроса нелепа: у правых до сих пор был один реальный, то есть входящий как минимум в первую пятерку, кандидат на реальных президентских выборах. Это - Явлинский. Идея Немцова выбрать кандидата на основе социологических замеров кажется мне странной. Объединительная идея у правых может быть реализована только в варианте фактического поглощения одной силы другой.

При этом "Яблоко" имеет в виду СПС, а СПС - "Яблоко". И за риторикой по поводу объединения скрывается одна цель - расшатать электорат противоположной стороны и подтянуть его к себе. Трагедия состоит в том, что они борются за мифический электорат, при этом теряя реальный. "Яблочный" электорат не уйдет в СПС, а правый - в "Яблоко". В итоге лидерская группа обеих партий просто разрушает шансы правого фланга.

На выборах 2004 года они, разумеется, не рассчитывают победить Путина. Но - хотели бы участвовать в них, чтобы создать фигуру политического наследника Путина для следующих выборов. В 2004 году второе место действительно достанется тому, кто на выборах 2008-го станет первым. Но совершенно ясно, что этим человеком не может быть ни сегодняшний Немцов, ни сегодняшний Явлинский. Сейчас правые не имеют лидера, который может провести их в Думу и оттеснить Зюганова на президентских выборах на третье место.

Сергей Иваненко, первый заместитель председателя фракции "Яблоко": - Вокруг темы о едином кандидате в президенты от всех демократических партий сейчас много всяких спекуляций. Но если "отжать воду", то пока остаются только инициатива Союза правых сил и решение политического совета фракций СПС и "Яблоко", подписанное Владимиром Лукиным и Ириной Хакамадой, о том, что необходимо начать обсуждение платформы единого демократического кандидата на ближайшем Демократическом совещании.

Прежде всего нам необходимо определиться, зачем вообще нужен единый демократический кандидат. Выяснить, существует ли такая программа, с которой ему можно выходить к народу. Или, возможно, кто-то видит в этой программе то же, что предлагает президент Путин. Тогда опять возникает вопрос, нужен ли этот единый кандидат. Сегодня же занимаются тем, что обсуждают проценты, фамилии, сроки, технологию выдвижения.

Рассуждения, абсолютно бессмысленные при отсутствии программы и платформы - того, с чем этот кандидат выйдет на президентские выборы. Поэтому позиция "Яблока" такова: в первую очередь "Яблоко", СПС и другие демпартии должны определиться с программой. Для выработки общей платформы мы должны "сверить часы" по всем важнейшим политическим вопросам: реформа армии и судебной системы, свобода слова, Чечня, экономическое развитие, отношение к малому бизнесу, внешняя политика и так далее. У нас с СПС различные взгляды на многие проблемы: на реформу РАО ЕЭС, социальную политику. Демсовещание, я надеюсь, предпримет попытку найти общие точки соприкосновения. Если же этого не произойдет, то какой смысл обсуждать технологию? Или мы можем сформулировать общие представления о программе - пусть даже путем взаимных уступок и компромиссов, - или не можем. Технология же выдвижения - вопрос вторичный и во многом преждевременный.

Предполагаемые участники Всероссийского демократического совещания


  1. Движение "Выбор России" - лидер Владимир Аниканов.
  2. Движение "Демократическая Россия" - председатель Лев Пономарев.
  3. Демократический союз - председатель Центрального координационного совета Валерия Новодворская.
  4. Правозащитное объединение "Инициативная группа "Общее действие". Создана в 1997 году известными правозащитниками и общественными деятелями - Людмилой Алексеевой, Еленой Боннэр, Ларисой Богораз, Сергеем Ковалевым, Валерием Борщевым, Валерием Абрамкиным.
  5. Конфедерация обществ защиты прав потребителей - президент Александр Аузан.
  6. Координационный совет беженцев и вынужденных переселенцев - председатель Лидия Графова.
  7. Крестьянская партия России - председатель Юрий Черниченко.
  8. Движение "Либеральная Россия" - сопредседатели: Борис Золотухин, Виктор Похмелкин, Сергей Юшенков.
  9. Правозащитный центр "Мемориал" - председатель Совета центра Олег Орлов.
  10. Партия экономической свободы - председатель партии Константин Боровой.
  11. Общественная организация "Право на жизнь и гражданское достоинство" - председатель правления общества Виктор Коган-Ясный.
  12. Республиканская партия Российской Федерации - сопредседатели Владимир Лысенко, Борис Федоров.
  13. Российская объединенная социал-демократическая партия - председатель Михаил Горбачев.
  14. Российская партия социальной демократии - председатель Александр Яковлев.
  15. Российский исследовательский центр по правам человека. Центр является благотворительной непартийной правозащитной общественной организацией, в которую входят 15 московских правозащитных групп. Руководитель - Валентина Мельникова.
  16. Общероссийская политическая общественная организация "Свободные демократы России" - председатель Марина Салье.
  17. Социально-экологический союз - члены совета Алексей Яблоков, Эдуард Черный.
  18. Союз журналистов России - генеральный секретарь Союза Игорь Яко-венко.
  19. Союз правых сил - председатель Федерального политического совета Борис Немцов. Сопредседатели: Сергей Кириенко (сопредседательство временно приостановлено), Ирина Хакамада, Анатолий Чубайс, Егор Гайдар.
  20. Фонд защиты гласности - президент Алексей Симонов.
  21. Объединение "Яблоко" - лидер партии Григорий Явлинский.
  22. Индивидуальные участники: Юрий Афанасьев, Леонид Баткин, Юрий Рыжов.