Получивший благословение на президентство


Лидера "Яблока" Григория Явлинского многие считают убеждённым атеистом. Может быть, тому виной довольно часто употребляемая им садистская реплика про коллег по политическому цеху: "Стоят в церкви со свечами, как со стаканами, а может, отсутствие публичных контактов с иерархами Русской Православной Церкви. Между тем, как стало известно корреспонденту "НГ", это не так: Явлинский не просто крещён в детстве по православному обряду, но и сам считает себя христианином по духу. Более того - лидер "Яблока" каждую неделю беседует со своим духовником в храме Иоанна Воина на Большой Якиманке.

Духовный образ политика в нашей стране вообще зачастую остается тайной за семью печатями, а когда перестает быть таковой, то, кажется. лучше бы отваживающийся на откровенность о своих религиозных взглядах партийный деятель этого не делал вовсе. Так, отец российских рыночных реформ Егор Гайдар, будучи в Якутске, на вопрос о своем вероисповедании ничтоже сумняшеся ответил: «Видите ли, я агностик...». Избиратели лидера партии «Демократический выбор России» были не на шутку напуганы мудреным иноязычным словом и уточнили: "Это что, секта такая?" Гайдар, говорят, недоуменно пожал плечами, но объяснять не стал. Теперь это его высказывание передается по России-матушке из уст в уста, сдабриваемое самыми язвительными репликами, и кто может поручиться за то, что научный подход известного экономиста к жизни понимается правильно.

Лидера «Яблока», тоже ученого-экономиста, кандидата наук, являющегося многолетним оппонентом Гайдара, естественно, воспринимают как "одного поля ягоду". Иначе, казалось бы, о чем спор?

Ведь кто такой Егор Тимурович? Внук двух великих дедов -оба, кстати, были писателями: по отцовской линии - потомок Аркадия Гайдара, по материнской - Павла Бажова. Сын известного военного журналиста из газеты «Правда», подолгу живший с семьей за границей - в Югославии при Тито и на Кубе при Кастро, — классический представитель советской «золотой молодежи». Любимый ученик академика Станислава Шаталина на экономфаке МГУ, сделавший сугубо номенклатурную научную карьеру, включая диссидентское увлечение западными монетаристскими теориями, доступное тоже не всякому.

Кто такой Григорий Алексеевич? Сын воспитанника колонии Макаренко и преподавательницы провинциального вуза, выросший и дворовой компании послевоенного Львова и оставивший нормальную советскую школу после девятого класса ради получения годового рабочего стажа перед поступлением в столичный вуз. Окончив не самую престижную в профессиональной среде «Плешку», амбициозный самородок, он буквально чудом зацепился в Москве и буквально вручную выстроил свою карьеру, закончившуюся должностью вице-премьера по экономической реформе в первом правительстве Бориса Ельцина. Соответственно и все мировые монетаристские теории он буквально подсознательно, зная положение вещей не понаслышке, адаптировал к российским реалиям.

Когда Явлинский со своими нашумевшими «500 днями» появился в верхушке всё ещё советской по сути и партийной по духу элиты, молодой экономист произвел впечатление молодого нахала, однако — вот что странно — во всех его поступках чувствовалась вера в праведность того, что он делает, и готовность находить общий язык. Объяснять, аргументировать свою правоту, если угодно, проповедовать... Возможно, именно эта готовность к подвижничеству, а также умение не просто слушать собеседника, но и подбирать индивидуальные ключи к сердцу каждого, а также учитывать интересы партнера родили тот ни с чем не сравнимый дух команды ЭПИцентра, который позволяет Григорию Алексеевичу удерживать своих единомышленников в орбите своего притяжения вот уже без малого десять лет. Это, безусловно, дар Божий.

Разница в четыре года с «чикагскими мальчиками», пришедшими в политику, как им казалось, раз и навсегда, тоже значима. Это действительно агностики по вере и циники по жизни. Многие, например недавний глава Госналогслужбы и неоднократный вице-премьер Борис Федоров (кстати, в свое время поработавший в бригаде «500 дней»), считают «Яблоко» сектантской организацией. Или маргинальной партией — со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Вот и Явлинский останется в отечественной политике как изобретатель «закона велосипеда»: его универсальное правило реформ «в этой стране», про которые он теперь говорит только «в моей стране», — можно до-. биться успеха, только если чередовать движения по либерализации экономики с мерами по социальной адаптации населения к меняющимся условиям жизни, - это все равно, что крутить педали.

На участие в президентских выборах 1996 г. лидер «Яблока» испросил благословение у своего духовника. По устоявшейся традиции Григорий Явлинский еженедельно посещает храм Иоанна Воина на Большой Якиманке, там исповедуется и причащается. В разговоре с корреспондентом «НГ» лидер «Яблока» подтвердил и факт своего крещения бабушкой во Львове (родители были правоверными коммунистами и следовательно - атеистами), и свое регулярное общение с духовником, и то, что он просил у батюшки благословения идти на выборы главы государства.

И он получил это благословение, а потому и боролся за победу с одержимостью, казалось, выходящей за рамки разумною. Лозунг "Не бояться и не продаваться» тогда казался очень несовременным и более того - несвоевременным. Вся страна боялась возвращения власти к коммунистам, и многие из потенциальных избирателей Явлинского охотно продавали свои голоса «меньшему злу» в лице действующего президента. Григорий Алексеевич тогда схохмил: «Голосуешь сердцем - запасись валидолом» — и почти угадал последующие проблемы с державной немощью первого лица.

Однако у велосипеда надо было крутить не только правую, что делали сменяющие друг-друга при Черномырдине «молодые реформаторы», но и левую педаль. В противном случае вся конструкция просто обречена была обрушиться, похоронив под своими обломками инициатора езды не по правилам. 17 августа 1998 г. велосипед, запушенный Гайдаром и его командой в начале 1992 г. и руль управления которым уже несколько раз переходил из рук в руки, наконец упал. Просто удивительно, сколь долготерпелив оказался наш бывший советский народ в этом эксперименте на выживание.

Долготерпению Григория Явлинского, вдруг отказавшегося войти в новое правительство Евгения Примакова в персональном качестве, многие тогда поразились, поскольку он потребовал для своей команды 12 ключевых постов в макроэкономическом блоке, и ни портфелем меньше. Цинизм человека, пообещавшего прийти потом (когда?) и все исправить, вероятно, входил в правила большой политической игры. Однако глубинная христианская сущность все же не позволила воспринимать происходящее отстраненно: и сердце не выдержало - инфаркт.

Выйдя из больницы, Григорий Явлинский понял, что "такую цену можно платить только за то, чтобы стать президентом". Это заявление глубоко верующего в свое предназначение человека. Подвижничество лидера "Яблока" не смутили даже прогнозы астрологов, обнаруживших в его гороскопе «крест», который якобы препятствует его приходу к власти. В этой, его стране. Он делает, что должно. И пусть будет, как будет.


Сергей Мулин