Европейцам по силам справиться с проблемой беженцев, которые, спасаясь от войны, устремились в страны Европейского союза. Но для Европы это серьезное испытание, считает основатель партии «Яблоко» Григорий Явлинский. В интервью «Сути Событий» политик рассказал, почему Европа не может закрыть глаза на эту проблему и возвести вокруг себя стену.

- Григорий Алексеевич, на ваш взгляд, насколько обоснованы разговоры о том, что Европе грозит гуманитарная катастрофа из-за огромного наплыва беженцев?

- Ситуация очень серьезная. Есть мигранты легальные, запросившие официально статус беженцев, есть те, кто бежит от войны, есть нелегалы, есть внутриевропейские мигранты. Все это перемешано, один и тот же человек может относиться к разным группам, а различить их очень сложно.

Общее число только сирийских беженцев – более 4-х миллионов человек. Часть из них прибывает в Европу и смешивается с мигрантами из Ливана, Судана других африканских и ближневосточных стран. По данным отчета ООН, опубликованного 25 сентября, границы ЕС ежедневно пересекает около 8 тысяч мигрантов, что очень немало.

Тем не менее, у ЕС есть все основания и инструменты с этой проблемой справиться. Это, конечно, большая и тяжелая работа: рабочие места, социальные пособия, да и просто физическое размещение людей, детей, стариков, медицинское обслуживание, предотвращение эпидемий...

Важно помнить и о том, что есть опасность проникновения в страны ЕС террористов под видом беженцев. ИГИЛ, как известно, ведёт активную вербовку в лагерях беженцев, как среди взрослых, так и среди детей. Кроме того, есть, как я уже сказал, не только беженцы извне, но и внутриевропейские мигранты – беженцы из более бедных стран Европы в более богатые. Например, 18% косоваров живёт на €1 в день, а ещё 28% - на € 1,4 в день. При безработице в Косово на уровне 60%... Поэтому сейчас европейским политикам придётся много работать.

С моей точки зрения, долг Европы решить эту проблему. Европа не может просто построить стену вокруг себя. Я хочу напомнить, что трагедии, связанные с мигрантами, в истории были. Европейцы не имеют права забыть, как в 30-х годах прошлого века евреи, беженцы из нацистской Германии, на пароходах плавали месяцами, если не полугодиями, и искали убежища. Их нигде не хотели принимать – ни в США, ни в Великобритании... В итоге они возвращались в Германию, прямиком в концлагерь. Забыть это никто не имеет права.

Именно поэтому Меркель и немцы так достойно отреагировали на непростую ситуацию. Они первыми сказали, что готовы решать эту проблему, и сделают все для этого необходимое. Это проверка на то, существует ли Европа как моральный вектор.

- Может ли поток сирийских беженцев устремиться в Россию?

- В России к мигрантам относятся не очень доброжелательно. А беженцы стараются доехать до таких стран, где их дети будут себя чувствовать безопасно т относительно комфортно. Является ли Россия такой страной? Думаю, нет. Я бы хотел, чтобы наша страна приняла хотя бы всех своих соотечественников, всех тех, кто хотел бы жить в России. У нас ведь очень непросто получить гражданство людям, которые всю жизнь относились к России как к родине, но после распада Советского союза оказались за ее границами. Многие хотят жить в России, но не могут.

Кстати, если мы посмотрим на беженцев, которые бегут от войны в Европу, то в основном это семьи с маленькими детьми. Другой вопрос, почему это произошло именно сейчас, в чем причины этого.

- У вас есть ответы на эти вопросы?

- У меня есть представления об этом. Но это отдельный и долгий разговор.

- Президент Сирии Башар Асад обвинил Европу в нынешней ситуации с наплывом мигрантов. По его словам, это связно с тем, что европейские страны оказывают поддержку сирийской оппозиции.

- Это политическая демагогия. На самом деле, изображение ситуации так, что Башар Асад невинная овечка и ни в чем не виноват, и все произошло из-за того, что какие-то злые дяди снаружи все это устроили, не соответствует действительности.

- Однако Европа не резиновая. Сейчас они действуют по принципу: сколько сможем столько и примем. А дальше что?

- А сколько в Европе живет людей? Только в странах ЕС более 500 миллионов. Беженцев, как мы уже говорили, тоже немало, но можно справиться. Это неприятная и серьезная ситуация, но надо вырабатывать механизмы решения. В Сирии идет война, люди бегут от нее, спасают свои жизни и жизни детей. Европа не может закрыть перед ними дверь.

- На фоне войны в Сирии, война на Украине ушла на второй план. Во всяком случае, на нашем телевидении стали показывать меньше событий в соседней стране.

- Так работает пропаганда. То, что в России показывают по телевизору, очень часто вообще не имеет никакой связи с реальностью, кроме, конечно, задачи затуманить мозги телезрителям. Это манипуляции общественным сознанием.

Что касается мировых СМИ, то они, естественно, больше акцентируют внимание на тех региональных конфликтах, которые могут стать причиной каких-то глобальных форс-мажорных событий, таких, как большая война, например.

Поскольку в Сирии теперь есть прямое российское военное присутствие, и начались очень противоречивые по целям и результатам бомбардировки, есть сообщения о гибели мирного населения в их результате, возникла реальная опасность столкновения (по крайней мере, случайного) между Россией и коалицией, возглавляемой США. А если что-то такое случится, этот ближневосточный конфликт может перерасти во что-то ещё более серьезное. Поэтому на это теперь все обращают внимание.

Кроме того, есть уже требование к России прекратить наносить удары в Сирии со стороны таких стран, как Турция, Франция, Германия, Британия, Саудовская Аравия, Катар и США. Это означает, что ситуация накаляется, и число беженцев после российского вмешательства едва ли снизится.

- Есть опасение, что беженцы после нормализации ситуации в их стране не захотят вернуться домой. Можно ли в данном случае говорить о волне переселения народов?

- Все зависит от того, что будет там, где пока идёт война. Сейчас в Сирии не видно никакого просвета. Вообще, Европа могла бы создавать специальные поселения или лагеря для беженцев в более спокойных странах Ближнего востока. Это, однако, требовало бы определенных финансовых затрат. Всем людям хочется жить в своей стране, в своем мире и своей культуре. Неправильно считать, что люди сами по себе хотят жить в чужой для них стране. Не думаю, что большинство сирийцев желает жить, например, в Норвегии... Это неправда.

- Там к тому же и холодно…

- Это тоже проблема. Другой климат, люди живут совсем иначе, и ты себя чувствуешь чужим среди них человеком, живущим на птичьих правах. Это же очевидно. Поэтому не надо относиться к ним со снобизмом. Надо понимать, что любой человек может оказаться в подобной ситуации. Сколько людей бежали от войны в Донбассе? Как их теперь вернуть домой? Я, например, уже не раз видел в России людей, которые недовольны тем, что украинцы приехали к нам: они конкурируют за рабочие места, за жилье. Так что мигранты это серьезный гуманитарный и человеческий вопрос, который Европа должна решить. Это для нее огромное испытание. Думаю, реальность такова, что и Россия должна быть готовой к решению подобных проблем.