Г.Я. Доброе утро. Очень приятно вас всех видеть, спасибо, что пришли. Завершая избирательную кампанию, я хочу сказать несколько приятных слов. Во-первых, это первая кампания, в которую мне удалось проехать 49 000 километров. В эту кампанию я посетил 36 городов, больших и малых, Российской Федерации и установил, что мой округ - Российская Федерация - это очень большой округ. И люди, с которыми я встречался - я лично встретился примерно со 100 000 людей в разных городах, если взять все вместе - очень сильно отличаются от тех, с которыми я встречался в 1993 году, на первых выборах. Люди в нашей стране совсем уже другие. Там действительно есть люди, которые искренне хотят и чувствуют, что выборы, законы, демократия - дело вовсе не пустое. Демократия в России уже не одуванчик, как было в 1992-3-4 годах. Это очень прочно и глубоко укоренившийся процесс. Еще я теперь могу сказать вам очень твердо, что объединяет людей в России - уважение друг к другу, к тому, что они делают и к собственной стране. Наверное, уважение - это и есть русская, российская национальная идея. Уважение к каждой национальности, к каждому городу, каждому человеку, каждой профессии. Я еще раз убедился, что когда в России три человека собираются вместе, то они обсуждают именно эту проблему, причем по нарастающей. Они все время выясняют друг у друга именно этот вопрос. И поэтому я могу сказать твердо: если вам когда-нибудь захочется ответить себе на вопрос "Когда в России жизнь улучшится и изменится?", то определить это можно следующим образом - когда мы с вами увидим, что наши власти уважают людей, которые живут в нашей стране, тогда будет надежда на то, что в нашей стране что-то изменится.

Особенностью избирательной кампании явилось то, что власть предстала в виде двух крупных блоков, один из которых называется "Отечество", а другой "Единство". Больше всего в этой связи мне хотелось бы пожалеть наших губернаторов. Они, бедняги, просто не знали, что им делать. Когда всю кампанию наблюдаешь, как они прыгают из одного лагеря в другой, это дорогого стоит. Но к концу избирательной кампании любой губернатор из тех, что я видел, на вопрос "За кого вы будете голосовать?", не давая закончить фразу, вставал и говорил: "Единство". С очень серьезным видом, даже не позволяя себе улыбаться. Это было непохоже на то, что было в сентябре. Поэтому я бы сказал, что работа проделана большая. Эти два враждующих лагеря и есть сегодня самая главная опасность, которая перед нами есть. Это напоминает ситуацию 1993 года. Если в таком же виде - а это, собственно, уже можно считать свершившимся фактом - "Отечество" и "Единство" придут в Государственную Думу и продолжится противостояние ровно в том же виде, в котором это происходило все эти месяцы, то Государственная Дума будет просто парализована. Небольшая модель того, как это происходит, у нас уже есть - это Петербургское Законодательное собрание. Именно там произошла такая парализация. Оно просто не смогло работать и это закончилось ивестными событиями, связаными с фальсификациями, отменой выборов губернатора и так далее.

Еще одно наблюдение - нарушение закона стало обычной, повседневной практикой для российских властей. Конечно, прежде всего это было связано с выборами.. В наиболее явной форме мы могли наблюдать это в Санкт-Петербурге, когда не только собствено фальсификации в собрании были приняты местной властью, но даже решение Верховного Суда и его президиума не привело к тому, что власти встали на сторону закона. Собирать митинги против решения Верховного Суда, против законов - такого в России еще не было. Теперь мы это увидели. Такое массовое нарушение законов со стороны власти, федеральной и местной, безусловно, может привести к существенных фальсификациям в ходе выборов. Вам, например, наверняка известно, что в Петербурге в округах всем избирательным комиссиям и всем, кому возможно, от имени властей Петербурга розданы указания по воздействию всеми способами, чтобы кандидаты от "Яблока" не добились победы в соответствующих округах. Мы можем сегодня об это мговорить совершенно твердо. В этой связи я еще раз заявляю, что мы будем использовать все возможности для привлечения к уголовной ответственности всех исполнителей этих незаконных указаний. А со временем доберемся и до заказчика. Чтобы это не вызывало ни у кого никаких сомнений, я хочу сказать, что на примере расследования с делом об убийстве Ларисы Юдиной в Калмыкии "Яблоко" доказало", что мы - впервые за дестять лет - смогли найти убийц. Потому что мы провели общественное расследование и суд приговорил их к наказанию в общей сложности в 21 год. Теперь дело передано в Верховный Суд. Мы знаем и заказчиков и будем добиваться привлечения заказчиков. Это же мы можем сказать сегодня и по Петербургу, и по другим регионам - везде, где попытаются украсть голоса наших избирателей, мы никогда не прекратим и не остановимся. Мы будем добиваться, в соответствии с новым законом, уголовного преследования всех, кто будет замешан в этих фальсификациях.

Это основные моменты, на которых я хотел остановиться, прежде чем ответить на ваши вопросы. Могу вам сказать твердо, что сегодня политическая ситуация сложилась таким образом, что в России есть только одна крупная партия, которая не принадлежит властям и отстаивает интересы граждан и интересы закона. Это "Яблоко". Нам бы, конечно, было лучше, если бы эта кампания была шире, но на сегодняшний день факт именно такой. Мы остались последней линией обороны. Но мы никогда не дадим никому ее перешагнуть. Спасибо, я готов отвечать на ваши вопросы.

Однажды в своем интервью вы сказали, что России есть чему поучиться у Украины в части демократичносит передачи власти. Имея в виду Кравчука и Кучмы. Что сегодня может быть поучительным для Украины в российской избирательной кампании?

Г.Я. Я думаю, что мы с вами это обсудим после 19 числа. Сегодня еще рано что-либо сказать. Обязательно встретимся после 19 и обсудим. Даже на украинском языке, если хотите.

Ваша фракция подготовила альтернативный бюджет. Какова судьба этого документа? И второе: вчера Селезнев сказал, что бюджет, принятый на 2000 год, реальный и следующая Дума не будет вносить в него изменения. В соглсны с этим?

Г.Я. Нет. Дело в том, что за последние несколько месяцев очень сильно изменилась экономическая ситуация, в том числе и по факторам, образующим бюджет. Речь, например, идет о совсем иных, нежели планировалось, результатах выполнения бюджета за 1999 год. И во-вторых, с ростом цен на нефть изменилась ситуация с источниками, из которых формируется бюджет. Это потребует выработки гораздо более эффективной экономической политики. Но в целом до сих пор, в силу разных причин, правительство просто не занималось экономической политикой в России. А предпосылки сегодня есть для того, чтобы многое сделать в области экономики. Поэтому эта задача будет очень актуальной. Но если правительство в будущем году станет выполнять хоть какую-то экономическую программу, то в этом случае ему понадобятся исправления в бюджете. Хотя бы по налогам. Но я думаю, что до президентских выборов это будет весьма проблематично. Еще раз повторю: если "Отечество" и "Единство" будут сражаться в том же духе в Думе, то Дума вообще никогда ничего не примет. Все уже разбежались: коммунисты с "Отечеством", СПС с "Единством". Вот вам две конфронтационные стороны, которые в итоге так и не смогут ничего принять.

Агитационная кампания "Яблока" на редкость неагрессивна. Это сложилось по традиции или сознательно? Вы посмотрели на то, что происходит и решили, что лучше вести себя так? Как вы считаете, это добавило вам очков у избирателей?

Г.Я. Да, мы довольны своей избирательной кампанией.

На сколько голосов вы рассчитываете 19 декабря?

Г.Я. Мы хотим и имеем все основания полагать, что мы удвоим количество наших голосов в Государственной Думе. Соответственно, и процент будет такой, чтобы это число увеличилось. А что касается нашей агитационной кампании, мы ею удовлетворены. Мы думаем, что она была правильно построена.

Как чеченская кампания повлияла на избирательную?

К сожалению, война и чеченская кампания стали фактором избирательной кампании в России. Политические силы, партии, участвовавшие в выборах, напрямую использовали эту кампанию для повышения своего рейтинга, для раздувания националистических, популистских настроений. Примером этого является СПС, который напрямую использовал чеченскую войну для пропаганды идеи насилия как инструмента повышения своего собственного рейтинга. К сожалению, сегодня устойчивость нашей власти на 90 процентов состоит из того, что происходит в ЧЕчне. Практиески вся официальная политическая конктрукция России построена на чеченской войне. Если там будут крупные неудачи, это приведет к развалу увсей этой конструкции. А это будет очень тяжелым моментом, поскольку Дума сейчас формировалась именно таким образом. С моей точки зрения, это очень неустойчивая политическая конструкция. Что касается сроков штурма и попыток входа в Грозный, я не могу сказать вам точно, кто и как планировал эту операцию. Даже невозможно точно сказать, была ли она. Судя по тому, в какую глухую несознанку ушли все наши военные, что-то там происходит. Но что там происходит сегодня, объяснить не может никто - ни западные. Ни российские информационные агентства. Я могу лишь подчеркнуть, что многие положения нашего заявления по Чечне уже являются политической практикой со стороны премьер-министра и Шойгу. То, что четыре недели назад казалось совершенно невозможным и невероятным, сегодня является политической практикой и мы в этом смысле удовлетворены. Хотя беспокойство относительно того, что там происходит, совершенно не стихает. Смотрите, кампания идет уже четвертый месяц, там развернуты очень широкие военные операции, но ни одного террориста еще не арестовали, не обезвредили, не ликвидировали. Нет никаких доказательств диквидации собственно терористов. Но есть свидетельства о крупны военных действиях. Это, конечно,  говорит о том, что характер этой кампании как антитеррористической под большим вопросом.

За последнее время лидеры СПС постоянно делают заявления о возможности формирования правого большинства в Думе. И в исле партий, которые могут сформировать это большинство называют СПС "Единство" и "Яблоко". Вы готовы к тому, чтобы войти в это правое большинство?

Г.Я. Нет, мы еще пока ни к чему не готовы.

Много ли прйдет независимых кандидатов по одномандантным округам? И чью позицию они будут занимать?

Г.Я. Я ничего про это не знаю. Независимые кандидаты в Думе - это просто исключение. Они ничего там сделать не могут. Это просто люди, которые там присутствуют, но с ними больше ничего невозможно сделать.

Вы боитесь, что будет две коалиции - коммунисты и "Отечество" и СПС с "Единством". Какую роль будет играть в этой ситуации "Яблоко" - примыкать то к одной, то к другой? Как левая партия коммунистов в Швеции, которая в 70-е годы определяла политику.

Г.Я. Я думаю, что на этот вопрос можно будет точно ответить, когда будет понятен баланс конкретных мест в Думе. Но поскольку природа этих двух сил примерно одинаковая, то схватка между ними будет очень большая. Обычно силы, которые по существу примерно едины, одинаковые, борются на уничтожение. Поэтому парализация работы Думы нас смущает. Мы постараемся сделать все возмжное, чтобы снизить накал страстей, но надежды на это не очень большие.

Что вы собираетесь делать после выборов? Когда вы собираетесь начать подготовку к президентским выборам?

Г.Я. Мы уже ведем президентские выборы. Вся кампания в Думу - это и есть президентские выборы. Мы просто будем эту кампанию продолжать.

Вы будете в очередной раз баллотироваться?

Г.Я. Да, я буду баллотироваться на пост президента. Мы продолжаем избирательную кампанию. Для нас избирательная кампания в Государственную Думу - это часть президентской кампании. Что касается участия во власти, то мы ведь занимаемся политикой. Для нас небезразлично, что власть будет делать в Чечне, в экономической политике в целом, какие принципы власть будет отстаивать в смысле законности, гражданского общества. Это и будет для нас ответом на вопрос, с какой властью и в какой форме мы будем сотрудничать. Что касается СПС, они всегда там были, они там только и могут быть. Они в другой атмосфере вообще не живут.

В 96-м году, когда вас постигла неудача, вы сказали, что будете уделять большие внимания работе с регионами. Как сейчас обстоят дела?

Г.Я. У нас 66 региональных отделений, 180 территориальных отделений и плюс первичные организации по всей стране. Вот это и есть сегодня "Яблоко". В начале года у нас было 72 организации, 6 из них мы ликвидировали. Мы не просто продвинулись по отношению к 96-му году, мы сделали качественный скачок. Мы теперь реально работающая политическая партия. И, опираясь на нее, обязательно будем участвовать в президентских выборах. Мы еще будем это обсуждать с Сергеем Степашиным, как вы знаете.

"Яблоко" будет призывать на выборах мэра Москвы голосовать "против всех"?

Г.Я. Нет, "Яблоко" будет объявлять свободное голосование.

А как вы относитесь к референдуму, который предлагает СПС? Подписи собраны, четыре вопроса есть - частная собственность и так далее.

Г.Я. Как к баловству. Могу принять участие. Я - за. Я хотел бы только еще раз подчеркнуть, что для "ЯБлока" и дл яменя лично участие в президентских выборах - это не просто достижение амбиций. Мои в частности амбиции выше, чем президентские выборы. Мои амбиции заключаются в том, чтобы через 20 лет можно было с полной уверенностью сказать, что Россия в 99-м году была в положении страны, которую все унижали, у которой была разваленная экономика, в которой все время шла война, а коррупция и преступность были на самом высоком в мире уровне. И вот прошло 20 лет и мы можем с гордостью сказать, что Россия вышла из этой ямы. Что в России современное образование, мирового класса медицина и мирового класса армия. И что Россия принадлежит Европе - по существу, по смыслу. Россия стала европейской страной или становится европейской страной. Вот в этом и есть наши амбиции. Именно для этого мы будем участвовать в президентских выборах. В этом - цель всей нашей политики. Для этого мы участвуем и в думских выборах.

Как бы вы охарактеризовали альянс со Степашиным - он не член "Яблока". Это временный альянс:

Г.Я. Степашин является союзником "Яблока". А вопрос членства мы будем рассматривать в январе, обсуждая совместно самые разные вопросы, в том числе и президентские выборы.

Что случилось с альтернативным бюджетом? И будете ли вы в следующей Думе предлагать что-то подобное?

Г.Я. Обязательно! Мы будем настаивать на принципах, заложенных в этот документ. Кроме того, моя последняя встреча с Владимиром Владимировичем Путиным закончилась на том, что мы еще раз вернемся к целому ряду блоков из этого бюджета и будем обсуждать вопросы, связанные с экономической программой, которая вытекает из этого бюджета. Потому что мы продолжаем настаивать на целом ряде позиций, которые в альтернативном бюджете есть. Особенно это касается налоговой системы и построения приоритетов бюджета. На последней встрече с Владимиром Владимировичем Путиным мы еще раз обсуждали этот вопрос и будем обсуждать его впредь. Как вы занете уже по этой кампании, "Яблоко" по многим вопросам научилось добиваться своего.

Сколько процентов вы ожидаете получить?

Г.Я. Уже сказал - мы хотим удвоить число своих мест в Думе. А гадать за два дня до выборов дело крайне неблагодарное. Мы уверены в себе. А кроме того, мне подсказывают, что это запрещено. Не задавайте мне вопросы, которые запрещены. Вы же не ОРТ.

Почему вы уверены, что коммунисты в будущей Думе станут союзниками ОВР, хотя все признаки говорят о том, что КРемль наоборот оставил коммунистов вне критики?

Г.Я. Потому что губернатора Яковлева поддержал Зюганов. В Москве Юрий Михайлович недвано заявил, что для них является важнейшей задачей поиск точек оприкосновения. Вот, собственно, и все. Это просто факты политической жизни.

В то же время явно прослеживается, что кампания Селезнева поддерживается Кремлем.

Г.Я. Ну, это ничего не отменяет. Я же сказал, что сущность Отечества" вместе с коммунистами и "Единства" вместе с СПС - одинаковая. Это просто две разные правительственные группировки, просто они по-разному одеты.

Почему же тогда между людьми, которые имеют одни и те же интересы, есть противостояние?

Г.Я. А потому, что людей много, а мест мало у корыта. Поэтому и будет противостояние.