Пейзаж после битвы, которой и быть не могло

Заметная активизация премьер-министра Михаила Касьянова создала впечатление, что глава правительства постепенно превращается в практически независимую от президента политическую фигуру, параллельный центр власти. Опыт прошедшего десятилетия однозначно указывал: как только премьер начинает проявлять политическую самостоятельность, главу правительства либо "поправляют", либо отправляют в отставку. Ведь в нашей политической системе есть только один центр принятия решений президент. Аналитики стали пророчить скорую отставку кабинета.

Однако ничего подобного не произошло. Появившись вместе на встрече с лидерами думских фракций, президент и премьер дали понять, что у них общая политика и никаких серьезных расхождений между ними не существует. Можно предположить, что стала возникать новая властная конфигурация: при активном действующем президенте работает сильный, становящийся все более самостоятельным, в первую очередь в вопросах социально-экономической политики, премьер.

Для тех, кто привык рассматривать российскую политику сквозь призму борьбы различных кланов за влияние на главу государства, эти изменения являются основанием для вывода: в этой борьбе победили представители старых элит, а "питерской команде" так и не удалось взять под контроль ключевые посты в государстве. Результатом этого стал новый расклад сил, при котором Путин-де решил положиться на старую гвардию, к которой близок премьер. Некоторые даже успели назвать это "двоевластием".

Но смысл перемен можно интерпретировать и не столь прямолинейно. На самом деле никакого двоевластия нет. Социально-экономическая ситуация в стране, несмотря на наличие и обострение ряда проблем, в целом остается стабильной. Правительство, как показывают последние события, умело находит общий язык с наиболее влиятельными группами российского бизнеса с нефтяниками и металлургами. В этой ситуации, очевидно, у Путина нет серьезных поводов, чтобы идти на обострение. В конечном итоге глава государства заслуженно считает достижение общественно-политической стабильности, устойчивости положения в верхах одним из главных промежуточных результатов своего правления. Поэтому президент так легко и выходит на новую властную конфигурацию, которая сама по себе заслуживает отдельного разговора. А она в самом общем приближении состоит в том, что между президентом и премьером возникает своеобразное распределение функций. Глава государства сосредотачивается на проблемах внешней политики, безопасности страны, вопросах государственного строительства, в то время как выработка и проведение социально-экономической политики все более сосредотачиваются в правительстве. Подобные или схожие конфигурации существуют в ряде стран со смешанной президентско-парламентской системой правления, а в некоторых государствах и закреплены конституционно (Франция, Польша, Финляндия).