Что сейчас для России важнее всего во внешней политике? Не оказаться вновь в роли опоздавшего на поезд. Кажется, это стало нашим постоянным международным амплуа.

Вспомним, как Россия доблестно и последовательно защищала президента Югославии Милошевича. Поддержка России позволила Милошевичу довольно долго сопротивляться объединенной политической и военной воле Запада. Мы продолжали держаться за Милошевича даже тогда, когда сами сербы поставили на нем крест. Не исключено, что, если бы не наша поддержка и не уверенность сербского лидера в том, что Москва будет стоять за него до конца, не было бы не только косовской драмы, но и войны в Боснии. Лишь в последний момент, чтобы не оказаться в полной изоляции, Россия все же вспрыгнула на подножку отходившего поезда и присоединилась к западной коалиции, действовавшей под эгидой НАТО.

Вспомним и другие эпизоды того же ряда. Как мы божились, что не допустим расширения НАТО. Как доказывали, что ПРО - это "краеугольный камень стабильности", и угрожали Вашингтону, что в ответ на пренебрежение к "камню" все наши пустыри засадим "Тополями-М". И что в итоге? Забыв о своих угрозах, Россия снова вспрыгнула на подножку уходящего поезда.

Если называть вещи своими именами, Россия несколько раз по-крупному проиграла на дипломатическом поле, не сумев ни уловить вектор развития, ни соотнести с ним свои собственные интересы.

Сегодня возникла сходная ситуация, которая требует от России и ее лидера не только четкого расчета, но и стратегического видения.

Буш, провозгласив свою доктрину "оси зла", сумел консолидировать Америку по крайней мере по одному вопросу - неотвратимости возмездия в отношении Ирака. Если американская нация все еще колеблется в своем отношении к Ирану и Северной Корее, то в отношении Ирака колебаний нет. И республиканцы, и демократы, и "ястребы", и либералы едины в том, что военные усилия по нейтрализации Саддама нужны. Вопрос только в том, когда и как.

Сам Буш, поняв, какой выигрыш он может получить, осуществляя мобилизационную модель лидерства, наверняка будет продолжать действовать как "военный президент". Эта роль обеспечит ему победу на следующих президентских выборах вне зависимости от того, как будут идти дела в экономике.

Впрочем, дело не только во внутриполитических расчетах Белого дома. Более важно то, что американцы искренне считают, что иракский режим продолжает наращивать средства массового поражения. То, что Саддам не торопится вернуть наблюдателей ООН, чтобы те продолжили инспекцию его арсеналов, лишь говорит о том, что ему есть что прятать.

Сам же Саддам, как в свое время и Милошевич, видимо, надеется, что Россия протянет руку помощи. Играя попеременно на российском комплексе сверхдержавности и обещаниях выплатить свой советский долг, Саддам, очевидно, уверен, что сможет сохранить Москву в качестве своего лоббиста. Иракский лидер явно тешит себя надеждой, что Европа, недовольная силовыми приемами Вашингтона, не даст Америке повторить в Ираке афганский "молниеносный поход" и дело ограничится "умными санкциями". Это даст Саддаму передышку, а там он просто замотает дело с наблюдателями ООН.

Но этот вариант сегодня не пройдет. Америка настраивается на превентивные меры возмездия. Буш убежден, что санкции Саддама не изменят. И, скорее всего, он прав. Американская военная машина приведена в действие.

В этой ситуации, чтобы не угодить на старые грабли, России и ее лидеру лучше бы дистанцироваться от проблемы Ирака.

Во-первых, Москва вряд ли сможет сыграть сегодня роль посредника между Вашингтоном и Багдадом. (А если попытается это сделать, нет гарантии, что Саддам не использует Россию в своих интересах, как это он уже делал раньше.)

Во-вторых, не стоит надеяться на то, что политику США по отношению к Ираку осудят Европа и Китай. Европа, в том числе и вечно фрондирующая Франция, вскоре присоединится к США. Китай в контексте нынешней нормализации отношений с США, скорее всего, промолчит.

В-третьих, заняв в вопросе Ирака выжидательно-отстраненную позицию, Владимир Путин окажется в выигрышном положении внутри страны. Он избежит нападок как правых, так и левых, а значит, возможного раскола истеблишмента.

Если Россия хочет остаться в рамках прозападного поворота, ей следует научиться держать паузу. Это единственно верное решение, когда повлиять на ситуацию нет сил, а попытки повлиять лишь подтверждают бессилие. Бывают случаи, когда отстраненность - лучшее средство сохранить достоинство.


Постоянный адрес статьи: http://www.mn.ru/issue.php?2002-9-11