Борьба за право управлять пенсионными накоплениями российских граждан, измеряющимися миллиардами долларов в год, перешла в новую фазу обострения. Еще когда пенсионная реформа только замышлялась, нетрудно было предсказать, что этот финансовый ресурс станет предметом серьезного "капиталистического соревнования". И соревнование действительно развернулось - да такое, что его результаты выплеснулись за правительственные стены...

Выгодные "молчуны"

Уже с 1 мая Пенсионный фонд России (ПФР) вознамерился рассылать гражданам письма с информацией о состоянии их пенсионных счетов. И начиная с 1 августа каждый сможет совершенно точно узнать, какие суммы перечисляются работодателем на его будущее пенсионное обеспечение и не укрывает ли соответствующее начальство положенные суммы от обложения единым социальным налогом.

Впрочем, этот вопрос вряд ли является главным для будущих пенсионеров. Куда более их волнует другое: куда будут вложены их деньги и какой они принесут доход? А на этом пути граждан ждут серьезные проблемы.

Для начала выяснилось, что в прошлом году налоговые службы собрали 313 миллиардов "пенсионных" рублей, предназначенных для формирования страховой и накопительной частей пенсии, но не все они успели "дойти" до ПФР. Разница - 64 миллиарда рублей, которые так и не попали на индивидуальные счета и, соответственно, не смогут в 2003 году принести будущим пенсионерам какой-либо инвестиционный доход.

Следующая проблема касается денег "молчунов" - граждан, которые сами не выбрали частную компанию для управления своими пенсионными накоплениями. По разным оценкам, таких граждан может оказаться 80 - 90 проц. от общего числа. Почему так много? Да потому, что информации о пенсионной реформе до смешного мало. Законы, которые ее описывают, сформулированы просто безобразно - даже профессионалы, работающие в отделениях ПФР, испытывают трудности с пониманием норм, невнятно трактующих важнейшие для граждан вопросы. В итоге ни нынешние, ни будущие пенсионеры не могут сами рассчитать размер своей пенсии. Они вынуждены тратить время, выстаивая очереди к чиновникам, чтобы понять, какую пенсию они будут получать...

В этих условиях так называемая государственная управляющая компания, которая будет распоряжаться деньгами "молчунов", становится могущественной структурой. Уже в 2003 году средства, которые оказываются у нее в "управлении", оцениваются в 4 - 5 миллиардов долларов. И эта сумма год от года будет только расти.

Понятно, что за право стать этой компанией ведется жестокая борьба. В феврале, как известно, премьер Михаил Касьянов в императивном порядке назначил государственной управляющей компанией Внешэкономбанк. Возник скандал, где первую скрипку играло Минэкономразвития. Именно МЭРТ сейчас активно продвигает законопроект, который фактически отменяет решение премьера: "Об особенностях правового положения государственной управляющей компании, осуществляющей доверительное управление средствами пенсионных накоплений". Этот закон отнимет у ВЭБа указанный лакомый "кусок". К борьбе подключилась и законодательная власть - Госдума направила Касьянову парламентский запрос с просьбой "принять меры по обеспечению эффективного управления ВЭБом переданными ему средствами Пенсионного фонда, а также представить информацию о мерах по недопущению использования Внешэкономбанком указанных средств для погашения и обслуживания государственного долга"...

Швеция нам не пример

Чем завершится история с "молчунами" - пока неизвестно. Но известно, что в правительстве готовится решение, касающееся граждан, которые хотят сами (правда, это право они получают только один раз в год) выбирать себе компанию, управляющую их пенсионными средствами. А именно - постановление о порядке проведения конкурсов для будущих управляющих компаний. К этому конкурсу предполагается допускать все управляющие компании, которые имеют лицензии по управлению паевыми фондами, негосударственными пенсионными фондами и инвестиционными фондами, не имеют санкций за нарушения и отзывов лицензии в последние два года, а также не имеют за это время убытков и задолженностей.

Заметим: полтора года назад главный идеолог реформы, первый зампред МЭРТ Михаил Дмитриев говорил, что "пенсионных" управляющих компаний будет "немного - пять или шесть". Теперь, если описанный принцип будет реализован, то в конкурсе по отбору управляющих компаний смогут участвовать около полусотни претендентов. Что же, скорее это хорошо, чем плохо (хотя крупные управляющие компании, рассчитывавшие без проблем получить доступ к пенсионным деньгам, естественно, недовольны и говорят, что нельзя пускать на этот рынок "кого попало"). Но еще логичнее было бы, по словам думского эксперта "Яблока" Алексея Сушкевича, заменить конкурсы по выбору управляющих компаний на постоянно действующую систему публичного предложения со стороны ПФР. Тогда любая управляющая компания, которая отвечает установленным требованиям, сможет присоединиться к управлению активами. Как это происходит, например, в Швеции, где этим занимается более пятисот управляющих компаний.

При этом, по словам Сушкевича и его коллеги Андрея Лазаревского, шведская система (разработчики российской реформы не раз говорили, что именно ее взяли в качестве примера) отличается от отечественной не только этим. Если говорить о средствах "молчунов", то для них организован специальный фонд со смешанным "портфелем" облигаций и акций - как национальных, так и зарубежных компаний. Что касается остальных граждан, то каждый из них может поместить свои накопления в пять любых фондов и самостоятельно перемещать их в любое время. Участвовать же в системе могут все инвестиционные фонды, имеющие лицензию на операции в Швеции, включая принадлежащие иностранцам...

Административная монополия

Впрочем, как бы ни решилась проблема конкурсного отбора управляющих компаний, два следствия неизбежны. Первое из них - предлагаемая система дезорганизует фондовый рынок России, создавая на нем административную монополию.

"Управляющие компании, которые отберет ПФР, будут полностью от него зависеть, - говорит Алексей Сушкевич. - Ведь именно ПФР перезаключает договоры, манипулирует текущими обязательствами управляющих компаний, имеет право определять голосование по акциям, которые находятся в управлении этих компаний, а также имеет возможность манипулировать и политикой соответствующих акционерных обществ и их собственностью". Каждая из подчиненных ПФР управляющих компаний может иметь до 10 проц. акций одного эмитента. Руководителю ПФР достаточно передать просьбу в шесть "своих" управляющих компаний, чтобы получить при голосовании в АО большинство. Принимая же во внимание огромные и постоянно растущие (на 1,75 проц. ВВП в год) активы пенсионных накоплений, ясно, что ПФР превратится в монополиста на фондовом рынке России и уже через несколько лет сможет контролировать львиную долю этого рынка. А это грозит разрушительным воздействием на весь фондовый рынок страны и новым переделом собственности" - считает Сушкевич.

А второе следствие - введенная система инвестирования пенсионных накоплений такова, что все ключевые решения оставлены либо на усмотрение правительства, либо на усмотрение ПФР.

Иными словами, решения, затрагивающие интересы десятков миллионов граждан, принимаются не в открытом режиме, предполагающем публичное и аргументированное состязание различных точек зрения (и соответственно возможность общества на эти решения повлиять), а в режиме исключительно кулуарном, когда гражданам, которых это касается, становится известен (да и то не сразу) лишь окончательный результат.

В итоге нам останется лишь наблюдать за борьбой лоббистов за тот или иной способ грядущего "осваивания" пенсионных денег, не получая при этом ясного и четкого ответа на главные вопросы. В первую очередь - о гарантиях сохранности этих накоплений. Ведь не составляет труда представить себе, что отобранные по неизвестным путем составленным правилам управляющие компании впоследствии разорились вместе со своими инвестициями. А родное государство развело руками и в очередной раз объяснило своим гражданам, что рынок есть рынок, от риска никто не застрахован, и вообще в жестоком капиталистическом мире выживает сильнейший, а слабейший сам виноват, что не смог приспособиться.

Досье "МН"

В большинстве стран мира до сих пор преобладает пенсионная система, основанная на принципе "солидарности поколений", когда пенсии выплачиваются из обязательных платежей, которые платят работающие граждане. Эта система именуется "Pay as You Go" (PAYG), или "выплата по ходу". Однако эта "первая опора" пенсионных систем становится все более шаткой. Она подтачивается старением населения развитых стран, в результате чего уменьшается соотношение числа работающих и количества пенсионеров.

Решением проблемы является переход ко "второй опоре", основанной на взносах предприятий и возможности инвестирования этих активов, а также к добровольным пенсионным накоплениям граждан - так называемой третьей опоре пенсионной системы. В официальных документах Европейского экономического сообщества для осуществления этого перехода установлены конкретные цели, охватывающие период с 1998 по 2020 год.

Предполагается, что за этот период доля в пенсионных выплатах PAYG ("первой опоры") снизится с 84 до 64 проц., намного возрастет роль "второй опоры" (с 12 до 29 проц.), а незначительная сегодня доля "третьей опоры" утроится (с 1,5 до 4,5 проц.). При этом сумма частных пенсионных активов возрастет с 2 млрд. до 11,8 млрд. евро в 2020 году.

По материалам экспертов "Яблока" Алексея Сушкевича и Андрея Лазаревского





Источник: Борис Вишневский. Пенсионная рулетка. "Московские новости", 5 мая 2003 года