Правительство обмануло депутатов. В присланном в Госдуму письме нет ответа, куда пойдут 345 млрд руб., выделяемых в бюджете на армию. Призывая голосовать за бюджет, вице-премьер Алексей Кудрин обещал рассекретить 90% этой суммы. Не открыл и 10%. "Нам вернули то, что у нас было до 1997 года", - сказал в интервью "Газете.Ru" заместитель председателя Комитета Государственной Думы по обороне Алексей Арбатов.

За два дня до первого чтения проекта бюджета-2003 Борис Немцов предупредил, что фракция СПС будет голосовать против, если правительство не рассекретит расходы на оборону - а это 365 млрд руб. и 16% всех государственных расходов. Еще раньше депутаты "Яблока" внесли в Госдуму предложение расширить доступный парламентариям перечень расходов Минобороны с 128 до 850 позиций. Никаких ультиматумов "Яблоко" не выдвигало, зато Немцов не ограничился публичными угрозами. По сведениям "Газеты.Ru", 10 сентября он получил аудиенцию в сочинской резиденции Владимира Путина и жаловался президенту на Генштаб, который хочет безответно тратить отпущенные ему 365 млрд.

Так или иначе, но в Белом доме отнеслись к ультиматуму СПС серьезно. Вице-премьер Алексей Кудрин, представляя проект бюджета, обещал депутатам прислать письмо и раскрыть в нем 90% оборонных расходов. По сведениям "Газеты.Ru", это письмо уже дошло до Охотного ряда. Содержание его опять же держится в тайне, хотя уже появились утечки из Минобороны, в которых постатейно расписаны нужды армии (см. справку). Впрочем, депутаты уже недовольны тем, что им прислали. Правительство рассекретило никакие не 90%, а меньше 10%. Такую же информацию депутаты без проблем получили пять лет назад. Об этом в интервью "Газете.Ru" сообщил заместитель председателя Комитета Государственной Думы по обороне и заместитель Председателя РДП "Яблоко" Алексей Арбатов.

- Это, собственно, никакой не подарок. Нам просто вернули то, что уже было у нас до 1997 года. Никто не считал это великим достижением. Наоборот, говорили, что надо идти дальше и раскрывать его больше. Потому что военный бюджет - самая большая расходная часть федерального бюджета. Такие огромные деньги нужно выделять осознанно.

- Какие данные не должны раскрываться как государственная тайна?

- В военной области есть только несколько секретов, которые действительно являются военной тайной для противников. Относятся они к техническим характеристикам определенных систем оружия, к разрабатываемой тактике их применения, к оперативным планам и перспективным научным разработкам. Это те данные, которые секретны везде. Но при этом в любой демократической стране сотни и даже тысячи наименований открыты для парламента и общества, чтобы оно осознанно участвовало в выработке политики в этой важнейшей части жизни государства и страны. Те, кто не хотят поступиться монополией на информацию, хотят сохранить монополию на принятие весьма произвольных, зачастую ошибочных и совершенно необоснованных решений.

В результате у нас в плачевном состоянии находятся вооруженные силы, в полном тупике военная реформа. И мы теряем возможность вести те переговоры, которые вели - с американцами по стратегическому вооружению и с Европой по обычному вооружению. Я не говорю уже о том, что своей засекреченной военной политикой мы подрываем нашу безопасность.

- Почему раньше не только военные, но и гражданские министры не хотели открывать расходы на армию?

- Тогда Минфин, который зажимал финансирование, стремясь к хорошим макроэкономическим показателям, сопротивлялся раскрытию этих данных. С заменой правительства и президента ситуация поменялась. Теперь Минфин готов пойти на раскрытие военных статей, но Минобороны этого не хочет. Военные действуют по принципу "лучше меньше да лучше". Меньше - в смысле денег, а лучше - в том смысле, что они сами определяют, на что эти деньги потратить. И за эту привилегию они стоят намертво.

- Изменится ли что-нибудь после того, как правительство раскрыло перед депутатами несколько статей оборонных расходов?

- Конечно, те статьи, которые предполагается сейчас раскрыть, лучше, чем ничего. Но на их основе тоже никакой вразумительной картины о том, куда идет наша военная политика, каково состояние наших вооруженных сил, получить невозможно. Секретом остается даже показатель численности наших вооруженных сил. Как же тут можно рассуждать о достаточном или недостаточном количестве средств на денежное довольствие военнослужащим? Отсутствует элементарная база, на основе которой можно делать какой-то вывод. Если вы посмотрите на американский бюджет, то убедитесь, что они никакого секрета из этого не делают.

И, кстати, слабее от этого не становятся, а становятся только сильнее. Парадокс состоит еще и в том, что за рубежом гораздо больше официальной информации о наших вооруженных силах и военных расходах, чем в самой России. Что само по себе совершенно ясно показывает, почему и от кого в России закрывают эту информацию. И что делается это ни в целях сохранения военной тайны и ни ради безопасности государства.

- Кто может изменить такое положение вещей?

- Надежда на то, что в правительстве поймут, что нужно больше раскрывать, а президент увидит, что военные иногда дают неправильные советы. Ему нужно опираться на более широкий круг экспертов, специалистов и депутатов. Чтобы были видны альтернативные точки зрения. Потому что, когда решения принимаются в узком кругу, они ведут нас к провалу в военной политике.