Ведущий: Сегодня у нас в студии лидер "Яблока" Григорий Явлинский. Григорий Алексеевич, добрый вечер.

Председатель Российской демократической партии "Яблоко" Г.Явлинский: Здравствуйте.

Ведущий: Вы участвовали сегодня в конференции, но, как это было видно из сюжета, ваше мнение отличалось от мнения большинства участников. Вы считаете, что сейчас не время. Почему?

Явлинский: Не время, что?

Ведущий: Я так понял из того, что вы сказали, не время называть конкретные имена тех, с кем можно было бы вести России переговоры.

Явлинский: Да, я действительно принимал участие в этой конференции. И считал, кстати говоря, - это совершенно необходимым по целому ряду соображений. Во-первых, я хотел бы еще раз подтвердить, позиция, с которой я выступал на конференции, - это позиция неизменна с 1994 года. В том, что в Чечне нет только военного решения, необходим политический процесс. Для России жизненно важно закончить войну в целом. Второе - это то, что сегодня главная проблема, которая существует, - это огромные страдания сотен тысяч людей мирного населения, гражданских лиц. Там продолжаются зачистки, продолжается исчезновение людей, пытки, казни, внесудебные расправы, и всего этого очень много. Вот что касается этих вопросов, здесь нет никаких разногласий. За 8 лет войны стало уже совершенно понятно, что начинать третью чеченскую войну совершенно бессмысленно.

Ведущий: Это значит, что речь сейчас идет о начале третьей?

Явлинский: Ну, когда говорят, что вновь там все усиливается, все начинается сначала, что ничего не выводится, и вновь осуществляется военная экспансия, это означает, что начинается новый этап. Но уже никакой ни операции, а уже войны с теми последствиями, о которых я говорил. В этом смысле данная конференция интересна тем, что туда приехали люди, прямо из самой Чечни. Они рассказывают, что там происходит, какие там происходят события.

Ведущий: Но это правозащитный аспект, Григорий Алексеевич. А политический аспект?

Явлинский: Вот. Что касается политического аспекта, то, да, я считают, что принятие сегодня, скажем, на этой конференции каких-то резолюций просто не получится, не своевременно. Потому что так изменились серьезно обстоятельства после теракта в Москве, и в самой Чечне, и в Москве, что принятие сегодня резолюций - это просто пустое дело. Поэтому я и предложил, чтобы через некоторое время, тогда, когда будет более глубоко продуман этот вопрос, созреют условия, снова вернуться к этому вопросу, и уже тогда принимать политические рекомендации.

Ведущий: После трагедии в Москве с Асланом Масхадовым может президент Путин или Россия, в общем, вести переговоры, на ваш взгляд?

Явлинский: На мой взгляд, ситуация на сегодняшний день складывается так. Я не знаю, является ли Масхадов организатором теракта. Мне это не известно. И я не знаю, знал ли он о том, что такой теракт готовится. Но я точно знаю, что все три дня он знал:

Ведущий: О том, что там происходит в Москве на Дубровке.

Явлинский: Да. И он знал, и все его представители знали, и все его конференции знали, все всё знали. И ими всеми вместе, и им самим ничего предпринято не было. Не было предпринято серьезных шагов, чтобы люди остались живыми. И это, наверняка, очень повлияет на положение самого Масхадова в Чечне.

Ведущий: Самого Масхадова в Чечне, или, скажем, Закаева, который сейчас находится в Дании?

Явлинский: Это производное от Масхадова.

Ведущий: Я понимаю, это связанные вещи.

Явлинский: Да. Дело заключается в следующем. Переговоры нужно вести с тем, кто воюет. С тем, с кем не воюешь, чего с ним вести переговоры, если он твой подчиненный или тобою назначен. Это первое обстоятельство. Второе, не нужно любить того, с кем ты ведешь переговоры. Ты совсем не обязан его любить. Он не должен быть хорошим, он не должен быть никаким. Он является твоим оппонентом, противником, сепаратистом, можешь его называть, как хочешь. Ты ведешь с ним переговоры для того, чтобы прекратить смертоубийство. Вот для чего.

Ведущий: Вы считаете, что это со стороны России будет проявлением силы, а не слабости? Потому что есть и противоположные мнения в обществе, как вы знаете.

Явлинский: Что касается сегодня, я хочу лишь подтвердить, сегодня обсуждать конкретную фигуру в Чечне после таких грандиозных событий: А это действительно грандиозные события, это колоссальная трагедия.

Ведущий: 128 погибших.

Явлинский: Еще это все не известно. Вокруг этого много лжи, много всяких сообщений, которые потом не подтверждаются, много тайн, вопросов, на которые нет ответов. Вот это очень существенно влияет на всю политическую ситуацию. Вот я, собственно, об этом говорил. В одной части конференция полезна, она может решить какие-то вопросы. Но в части политической она сегодня просто не готова. В этом нет ничего страшного.

Ведущий: Григорий Алексеевич, все-таки возвращаюсь к проблеме переговоров, которая начала активно обсуждаться разными общественными силами. Вы только что говорили о Масхадове, о его группе, которая с ним связана. А с кем тогда вообще вести переговоры, если эти люди не сделали ничего, чтобы остановить, или, во всяком случае, предотвратить такое количество жертв, связанных с последним терактом? А нужно ли, вообще, и мне кажется, этот вопрос у многих возникает, вести переговоры, если их не с кем вести?

Явлинский: Ну, если их не с кем вести, тогда это бесконечная история. Победить же там российская армия не может. Вы же заводите своим вопросом просто всю ситуацию в тупик. Пожалуйста, если вам не жалко наших солдат:

Ведущий: Я пытаюсь выйти из тупика с помощью вашего ответа.

Явлинский: А я вам предлагаю продумать другой вопрос. Если вам не жалко наших солдат, не жалко российскую армию.

Ведущий: Жалко всех, но что делать?

Явлинский: Так вот, если жалко, то сегодня этот вопрос стоит так. Прекращайте изничтожение мирного населения. Давайте начнем с этого. Прекращаем внесудебные расправы, вот эти зачистки. Все по мирному, по гражданскому населению. Это одна часть, без этого дальше двинуться невозможно. Что касается всего остального. Сегодня о выводе войск из Чечни в прямом смысле речи быть не может. Может идти речь только о начале переговоров. С любым, кто имеет хоть какое-то там влияние. На тех, кто принимает решение о диверсионных актах, партизанкой войне. Кроме тех, кого вы можете легко доказать, что они являются военными преступниками, которые отрезают головы, которые воруют людей, производят насилие. Захватывают театры - являются террористами. Кроме них. С ними никаких переговоров невозможно, потому что они военные преступники. Их нужно судить. Их, раньше или позже, будут судить, и они понесут наказание по закону.

Ведущий: Григорий Алексеевич, последний вопрос, связанный с этой темой. Сегодня президенту путину поступило обращение чеченских политиков, о начале конституционного процесса в Чечне. Речь идет о некоем референдуме, который мог бы там состояться. Как вы можете оценить эту инициативу и насколько она реально в пути продвижения остановки насилия.

Явлинский: Во-первых. Всякий шаг, направленный на остановку насилия, всякие вещи гражданского характера я поддерживаю. Второе соображение, мне не очень верится, что тех условиях, которые сегодня в Чечне, там можно провести какой-нибудь референдум или такую процедуру. Я в это не верю. Но, всякий шаг, направленный в эту сторону, всякая дискуссия, это положительно.