Канал НТВ, 4 апреля 2000 года. Ведущая - Светлана Сорокина.

С.С. Здравствуйте, в эфире программа "Герой дня". Как ни странно, наиболее важные политические новости сегодня напрямую связаны с выборами. Оказалось, что президент сегодня уговаривал Валентину Матвиенко не участвовать в губернаторских выборах в Санкт-Петербурге. Губернатор самарский Титов решил подать в отставку, расстроенный результатами недавних президентских выборов. Ну, а другие участники президентской гонки сегодня объявляли свои результаты прошедшего голосования. Сегодня у меня в студии Григорий Явлинский. Здравствуйте, Григорий Алексеевич.

Г.Я. Здравствуйте, добрый вечер.

С.С. Я первым делом не могу не спросить вас: как вы относитесь к тому, что сегодня произошло вокруг предстоящих губернаторских выборов в Санкт-Петербурге? К тому, что Валентину Матвиенко отозвали из отпуск и , судя по всему, отозвали из президентской гонки?

Г.Я. Ну, еще такого заявления Валентина Ивановна не сделала.

С.С. Губернаторской, конечно.

Г.Я. Она не сделала еще пока такого заявления. Но если так произойдет, это, конечно, странная и неприятная вещь. Потому что это говорит о том, что политика по отношению к Санкт-Петербургу просто превращается совсем в кукольный спектакль. Кого-то назначаем, потом кого-то отзываем. Кроме того, скажем, СПС поддержал Матвиенко на этих выборах, потому что Путин ее выдвинул. А теперь, если ее отозвали, то в каком положении будут люди, которые ее поддержали? Кроме того, она известный человек в стране. Это очень неприятные все вещи и совершенно непонятно, как можно говорить после этого, как демократические силы могут сотрудничать с таким вот кукловодством, с такой политикой. Еще двух-трех дней не прошло после победы на президентских выборах, и мы имеем примеры такого странного, непоследовательного, сомнительного поведения. А как же тогда формировать правительство или еще какие-либо устойчивые и необходимые для стабильности органы? Кто в это поверит?

С.С. А неужели для вас странно такое развитие событий? Странно? Я имею в виду именно Питер.

Г.Я. Ну, я скажу вам так: да, мне - даже мне, человеку, который все время занимается политикой - неожиданно такое развитие событий. Потому что оно все-таки не продиктовано ни политическими обстоятельствами, ни политической необходимостью. Это какая-то закулисная игра, в которой высокие денежные, финансовые ставки. Это какие-то расчеты, то ли за выборы, то ли еще за что-то. Да, мне неприятно как российскому политику, что у нас можно вот так выставить кандидата в губернаторы Санкт-Петербурга, одного, потом снять его, выставить Валентину Ивановну в таком свете, если так произойдет. Кроме того, меня это касается напрямую - у нас есть наш кандидат в губернаторы Санкт-Петербурга и мы всерьез обдумывали, как мы можем сотрудничать с Валентиной Ивановной.

С.С. О единой кандидатуре, небось, разговаривали?

Г.Я. Да, много было разговоров и на эту тему. Но когда все это превращается вместо политики в такие технические, технологические штуки, которые иначе не назовешь, как просто манипулирование. Манипулирование - это же огромный город, там живут питерцы, люди с очень высоким уровнем культуры, отношением к жизни. И город попал в очень тяжелое положение. Там очень высокий уровень криминализации. Потом были похороны Собчака, на которых делалось столько самых разных заявлений. Как можно после всего этого так делать? Это у меня вызывает очень большое беспокойство, потому что я смотрю на эту проблему шире. При такой нечеткости, непоследовательности и при таком манипуляторстве очень трудно будет вырабатывать в России политику, которая приведет страну к стабильности.

С.С. Вы знаете, а мне, когда я узнала результаты выборов в Санкт-Петербурге, о 62 процентах поддержки в Санкт-Петербурге того же Путина, почему-то закралась мысль, что губернатор Яковлев будет поддержан в дальнейшем.

Г.Я. Я не могу на это ответить всерьез какими-то фактами. Но то, что выборы, результаты выборов у многих очень вызывают неприятное чувство того, что на самом деле что-то произошло не совсем по правилам и что посчитано не совсем так как это есть на самом деле - это есть. Речь не идет о том, что Путин не выиграл выборы. Он выиграл выборы. Я уж не знаю, в первом, во втором туре, но он выиграл выборы. И я, например, не оспариваю результаты Путина. Но другие цифры, которые получены на выборах, скажем, мною, конечно, вызывают значительные сомнения. Точное совпадение до десятых с цифрами, которые были на думских выборах, могут свидетельствовать только об одном - что это такой сигнал тех, кто распределяет цифры: "Вот ваше место".

С.С. А у вас точно совпадение?

Г.Я. Почти до десятых точное совпадение - при другой явке, при таких масштабах это очень мало вероятная вещь. Так же как очень маловероятная вещь 20 процентов или около 20 процентов у Зюганова в Москве. Очень маловероятная вещь. Точно так же как трудно быть уверенными в том, что могут быть такие результаты, когда в двух сопредельных регионах в одном 12 процентов, а в другом ноль, буквально ноль. Все это вызывает глубокое сомнение. Но речь ведь идет не обо мне. Речь идет не о том, что боятся, скажем, меня, или это адресовано лично мне. Нет. Дело в том, что за меня и за то, что я предлагаю своей стране, голосуют люди, которые осознают свои права. И если признать, что таких людей много и что они могут объединяться, то это серьезная угроза произволу и вообще всему, что происходит. Вот в адрес этих людей, чтобы не дать им осознать себя силой, осознать, что они могут быть вместе - в адрес их это делается. Но все равно я знаю, даже по формальным результатам это много миллионов людей. И мы будем отстаивать свои права в нашей стране, будем продолжать это делать.

С.С. Эти много миллионов людей в определенной растерянности смотрят на то же демократическое движение в России. По-моему, с момента его создания, его возникновения говорится об объединении, но мало что делается на практике. Григорий Алексеевич, в принципе о необходимости того же объединения много говорилось и перед думскими выборами, и много раньше. Вы не очень охотно откликались на идеи объединения, находя веские причины для отказа. Почему вы сейчас все-таки заговорили о необходимости праволиберального объединения?

Г.Я. Во-первых, подведены итоги десятилетнего развития России. Вообще, если бы мы с вами попробовали проанализировать, хотя бы коротко, почему в целом такие результаты, то я бы вам сказал следующее: посмотрите, за 10 лет в стране было две войны, расстрел Верховного Совета, дефолт, когда все провалилось, гиперинфляция. И все это было за 10 лет. Коррупция. За 10 лет. Две войны, расстрел парламента, один дефолт, одна гиперинфляция. Все вместе. Конечно, результат такой. И это делалось от имени кого? От имени тех людей, от имени того человека, который называл себя демократом. Расплата сегодня очень тяжелая. Но сегодня наступает новый этап. Нужно подвести черту под всем этим и искать силы и возможности для объединения многих миллионов людей. Надеяться на это. И проанализировав ошибки и все, что было, нужно собираться вместе и работать вместе. Поэтому сегодня, когда Егор Яковлев, Евгений Севастьянов, Юрий Афанасьев, Юрий Рыжов, Сергей Филатов обратились с таким обращением, с призывом, я считаю - и я думаю, что моя партия меня поддержит, - что это самое необходимое дело сегодня: подвести итог под прошлым и объединяться вместе в единую, объединенную демократическую партию, движение, во что-то такое, что будет вместе отстаивать права граждан, которые так нам сейчас важны.

С.С. Кого вы себе видите в заединщиках? Кто может объединиться под этими знаменами?

Г.Я. Я думаю, что первыми, кто будет вести переговоры об этом, это будет часть по крайней мере СПС. Это будут и маленькие партии, которые на сегодняшний день существуют. Это будут все те, для кого эти принципы, которые были во многом преданы и растоптаны в течение последних 10 лет, все-таки означают широкую столбовую дорогу нашей страны в будущее, единственную, которая может привести к стабильности и надежности.

С.С. Немножко технологически как? Вы будете во главе этого объединительного движения? Вы будете среди инициаторов?

Г.Я. Мы не претендуем на лидерство. Мы будем участниками этого движения. Но там есть целый ряд задач: координация политических действий, совместное выдвижение кандидатов на всех уровнях выборов, совместная поддержка различных законов в Государственной Думе, совместные решения в отношении работы в исполнительных органах власти, совместные действия по поддержке или наоборот по изменению тех или иных решений, которые принимаются в стране. Там есть много вполне конкретных вещей, которые мы надеемся достичь координацией этих действий.

С.С. Григорий Алексеевич, мы как-то плавно перешли на другую тему. Чтобы завершить тему результатов выборов. Я поняла, что вы не собираетесь как бы опротестовывать сами результаты. Путин победил и победил. Но что-то по нарушениям? Вы будете направлять куда-то для расследования?

Г.Я. Да, безусловно. У нас много фактов, которые вызывают ощущения, что были фальсификации. Мы все эти факты предъявим. Кстати, у меня до сих пор сохранились еще все документы по 1996 году. Кроме того, как вы понимаете, вызывают сомнения и сообщения, которые идут каждый час после 9 вечера во время проведения выборов, и явка, и зарегистрированные избиратели, и недействительные бюллетени, и изменения, которые происходят с точки зрения появления избирателей на участках в течение последнего часа. Там много таких вопросов. Вообще говоря, одна из важнейших задач к следующим выборам - это создание контроля за выборами. Иначе все это будет бесполезное занятие, просто вообще. Вот все эти четыре года - и это тоже одна из задач - создание очень широкого неполитического движения контроля за выборами в России на всех уровнях. Тогда мы сможем по-другому уже относиться и к результатам.

С.С. А куда вы будете обращаться? В ЦИК, а куда еще?

Г.Я. Мы соберем все результаты, которые сейчас идут, 96 тысяч участков существует. Мы соберем все протоколы, которые будут давать расхождения. Потом эти протоколы будут отправлены в ЦИК, мы с ними будем обсуждать эти вещи. А потом, если будет признано необходимым, мы отправим это в суд.

С.С. Вчера в интервью газете "Монд" вы сказали, что никогда не войдете в правительство Путина. Сегодня у вас формулировки были мягче на пресс-конференции: вы сказали, что вас просто туда не приглашали, не звали. Есть у вас и программа, и знание дела. Так все-таки, войдете, если позовут, или не войдете в правительство?

Г.Я. Я хочу сказать, что Валентина Ивановна попробовала поработать так сказать по решению нового руководства. И вот стабильность этих решений такая оказалась. Значит, мы не напрашиваемся на работу. Но если будут серьезные вещи. Например, снижение налогов, радикальное снижение налогов, о котором только с вами я говорю уже два или три года. Это единственный способ подтянуть нашу экономику. Это единственный способ начинать войну с коррупцией и разворовыванием нашего государства.

С.С. Но снижение налогов Дума должна проголосовать.

Г.Я. Это все да. Но должен быть курс политический. Это же не просто снизить налоги - это еще декларацию менять, многие экономические вещи менять. Это например. Например, есть другие вещи, которые совершенно необходимы. Это, скажем, другое отношение к бюджетным ресурсам, настоящий федерализм в стране.

С.С. Но если суммировать, то что? Тот же господин Путин должен заявить свою четкую экономическую программу, стратегию развития и под эту идею пригласить людей?

Г.Я. Если суммировать, то я вам так скажу - вот сейчас будет 100 дней. В течение этих 100 дней будет ясно, что собираются делать. Вот в зависимости от этого и могут быть различные решения.

С.С. Но вы не ожидаете скорее, что вас позовут работать в правительство?

Г.Я. Сказать вам, что я сижу и жду у моря погоды, это неправильно. Но сказать вам нужно следующее: я очень хочу, чтобы то, что наработано за 15 последних лет, можно было наконец реализовать на практике. Неужели наша жизнь и наша практика еще не убедили нас в том, что двигаясь прежним путем, мы не можем ничего сделать такого, чтобы жизнь в стране улучшалась. Значит, надо действовать разумно, иначе по отношению к тому, что мы делали 10 лет. Такой другой путь, такую альтернативу я и предлагал - и на выборах и сейчас, по всем основным направлениям политики в России.

С.С. Вы наверняка читали, в некоторых газетах были журналистские измышления на тему, что неплохо было бы, Григорий Алексеевич, на губернаторском посту себя попробовать. Применить на практике все, что наработано. Вы для себя такой вариант исключаете?

Г.Я. Я вообще говоря, в трудоустройстве специальном как бы вот не нуждаюсь. Я вам скажу это откровенно. Это же все досужие разговоры о том, что нечего делать. Работы на самом деле очень много.

С.С. Я понимаю. Но не рассматривали такую политическую перспективу?

Г.Я. Я рассматриваю самые разные перспективы в отношении того, где будет практическая возможность что-то сделать. Я на выборах думских еще приезжал в одну из северных областей. Во время моего приезда там был отключен газ, потому что губернатор общался со мной и это Кремлю прошлой осенью казалось неправильным. И он вообще вступил не в то объединение - от вступил куда-то в ОВР вместо того, чтобы вступать в "Единство". Если речь идет о таком способе управления страной, то трудно ожидать, что на уровне губернатора можно чего-либо существенного добиваться. Хотя еще раз повторяю - всякая практическая возможность что-либо сделать будет принята нами и лично мной с благодарностью и немедленно получит возможность реализации.

С.С. Я это к чему - периодически освобождаются какие-то вакансии. Вот сегодня Титов подал в отставку. Как вы относитесь к этому шагу Титова? Вроде бы расстроен результатами выборов и как честный человек не смог сидеть дальше на своем месте.

Г.Я. Вообще-то это вопрос к жителям Самарской области. Я к Константину Алексеевичу отношусь с уважением и полагаю, что он знает, что он делает. Я готов с ним сотрудничать в любом качестве - если он будет губернатором или если примет какое-либо другое решение. Что-либо добавить к этому мне очень трудно.

С.С. Все-таки ваше ощущение? Вы же опытнейший политик. Сегодня много говорится об истинных причинах титовского поступка. Все-таки это эмоционально или это далекий стратегический расчет? Выборы же на носу, можно их ускорить…

Г.Я. Константин Алексеевич серьезный человек. Я думаю, что принимая решение, он знал, что он сделал. Мне бы не хотелось как-то иначе анализировать его поступки. Переносить время, сроки выборов - у нас такая практика существует.

С.С. Григорий Алексеевич, ваше общее эмоциональное ощущение после выборов, накануне грядущих перемен? Как настроение?

Г.Я. Рабочее настроение.

С.С. Только не говорите, что весна наступает и солнце вышло.

Г.Я. А что, неправда что ли? Весна наступает и солнце вышло. Я вам это говорю каждую весну, могу повторить все это еще раз. У нас есть, что защищать. Нам никто другой страны не даст. Нас нигде не ждут. Мы должны работать в собственной стране. Миллионы людей проголосовали за собственные права. У нас есть, что отстаивать и чего добиваться пусть даже от этой власти.