Андрей Илларионов поставил тройку с минусом правительству и кол - безымянному олигарху

Свое сообщение об итогах хозяйственного года на пресс-конференции в четверг советник президента Андрей Илларионов начал с события неэкономического. Важнейшим событием не только года, но и десятилетия он назвал полученное Россией приглашение быть полноправным членом "восьмерки" ведущих стран мира.

Среди экономических результатов были выделены успехи нефтяной промышленности, четвертый год увеличивающей объем производства на 8-9 процентов ежегодно, а в заканчивающемся году увеличившей также экспорт нефти на 13 процентов и нефтепродуктов - на 16. Этим достижениям Илларионов придает принципиальное значение, так как главной их причиной считает организацию отрасли по схеме вертикальной интеграции.

Илларионов отметил также продолжающийся четвертый год рост рождаемости и сокращение младенческой смертности, что является несомненным отражением общего улучшения социальной обстановки в стране.

О прочих успехах завершающегося года приходится вести речь с большими оговорками. В частности, ожидаемый прирост ВВП на 4, 1 процента (при подсчете окончательных итогов может получиться и чуть больше) выглядит неплохо по сравнению со стагнацией в Японии и приростом на уровне полпроцента в ряде европейских стран. Однако наш итог уже не так впечатляет, например, на фоне такой высокоразвитой страны - члена "восьмерки", как Канада. Она получила прирост ВВП на 4, 4 процента и при этом за год увеличила число рабочих мест на полмиллиона, что очень много для страны с населением около 30 миллионов человек. Одна из причин этих достижений - проводимая правительством Кретьена уже 10 лет политика сокращения государственных расходов и соответственно снижения налогов. Это своего рода тихая экономическая реформа.

Но есть и другие точки отсчета. Наш сосед Китай за год увеличил ВВП на очередные 8 процентов, продолжая период феноменального роста, увеличившего ВВП этой страны за четверть века в семь раз. Если четверть века назад Россия превосходила Китай по абсолютному объему ВВП на 15 процентов, то сейчас уступает ему в 6 раз. Казахстан три года подряд прибавляет в среднем по 1 1 процентов в год. Украина и Литва прибавили в 2002 году примерно по 6 процентов. Среди 12 стран СНГ Россия в 1999 году была на третьем месте по темпам экономического роста, а в нынешнем - на одиннадцатом, опережая лишь Киргизию, переживающую экономический кризис.

Важнейший вопрос - факторы роста и причины, определяющие те или иные результаты: в какой мере сказались на них внешние воздействия и в какой - политика государства. В 1999 году, когда прирост ВВП составил 5, 4 процента, условия внешней торговли (соотношение цен экспорта и импорта) для России не изменились. Поэтому можно считать, что вклад собственной экономической политики страны в наш рост в том году составил те же самые 5, 4 процента.

В рекордном по темпам 2000 году, когда ВВП возрос примерно на 9 процентов, весь этот прирост определялся чрезвычайно сильным благоприятным изменением условий внешней торговли, а вклад внутренних факторов в экономический рост был нулевым. Такой же анализ показывает, что в 2001 году вклад экономической политики в экономическое развитие составил минус 2 процента, так что полученного пятипроцентного прироста не было бы вовсе, если бы не улучшение условий внешней торговли, эквивалентное семипроцентному приросту. Вклад государства в экономический итог 2002 года - минус 5 процентов. Будь он хотя бы нулевым, мы могли бы повторить рекордные итоги 2000 года.

Главная беда заключается в том, что, несмотря на множество правильных идей и действий, государственные расходы и государственное регулирование в последние годы возрастали. Кроме того, не удалось средствами экономической политики найти адекватный ответ "голландской болезни" (суть ее в том, что большие доходы от экспорта продукции сырьевых отраслей повышают курс национальной валюты, что угнетающе действует на обрабатывающие отрасли, делая более выгодными импортные товары). В последние месяцы текущего года помесячная динамика промышленности стала уже отрицательной. Продукция машиностроения и металлообработки в ноябре была на 11 процентов ниже, чем в июле. Падение производства в отраслях, не получающих природной ренты, является прямым следствием роста реального курса рубля. Такое положение лишает страну перспективы роста.

Советник президента полагает, что падение цен мирового рынка на нефть не только возможно, но и неизбежно, поскольку эти цены сейчас намного превышают уровень многолетнего тренда. Возможные в связи с этим текущие бюджетные трудности надо преодолевать так, как веками боролись с неурожаем российские крестьяне: в тучные годы создавали запас. Для этого надо не слишком распускать пояс - иначе говоря, не раздувать государственные расходы. Имеющиеся сегодня дополнительные доходы от экспорта следует направлять в стабилизационный фонд - в противном случае воздействие высоких нефтяных цен на экономический рост будет негативным.

Илларионов отметил новые мифы относительно экономической политики, бытующие в общественном сознании. Особенно резко он обрушился на мысль о том, будто темпы экономических реформ важнее их качества. При реальном выборе между "быстро, но плохо" и "хорошо, но медленно" следует выбирать второе. Столь же вреден миф о невозможности сокращения государственных расходов, который казался непререкаемым еще недавно. Однако сейчас уже почти все признают, по крайней мере на словах, что сокращать их можно и нужно. Мифом считает Илларионов и утверждение о невозможности амбициозных темпов экономического роста. Согласиться с этим значило бы остаться в нынешней яме: при душевом производстве ВВП на четверть ниже мирового, что не оставляет никаких возможностей роста уровня жизни населения.

Едва ли не самым ярким эпизодом пресс-конференции стало рассуждение советника президента об угрозах, которые несет в себе такое явление, как монополия. Имеется в виду не только монополия как концентрация ресурса в одном предприятии, но и монополия во власти, в СМИ, в идеологии. Когда узкий список идей и действий объявляется правильным и реформистским, а все прочее неправильным. Теряя позиции и аргументы, такая монополия защищается цензурой. Ее может применять не только государство, но и претендующий на политическую монополию олигарх. Илларионов напомнил недавний скандальный эпизод с телепередачей негосударственной компании ТВС. В воскресных "Итогах" было показано интервью с Григорием Явлинским, сопровождавшееся интерактивным голосованием, давшим ему подавляющий перевес над Борисом Немцовым. А в утреннем повторе передачи этот эпизод был вырезан. Илларионов не назвал имя предполагаемого олигарха-цензора, но упомянул об одном из оппонентов Явлинского, входящем в состав совета директоров ТВС.

Это не единственный случай, когда олигарх пытается защищать монополию методами, не имеющими отношения к демократическому процессу. Менеджер компании-монополиста пытается командовать депутатами, указывая Думе, что принимать, а что отвергать. Он заявляет правительству, что свет в здании горит благодаря ему. Есть опасность необоснованного государственного вмешательства в экономическую жизнь, и есть опасность вмешательства олигархии в государственную жизнь. Поэтому необходимо разделить государство и бизнес. Государство опирается на вертикальные связи, бизнес - на горизонтальные, смешение вредно обеим сторонам. Борьба вокруг этого составит в ближайшие годы основное содержание экономической и политической жизни.

Отвечая на вопрос о возможном возврате к внешним заимствованиям, Илларионов подчеркнул их нецелесообразность. В 1998 году, когда падали цены на нефть, Венесуэла за 7 месяцев шесть раз сокращала государственные расходы, Мексика сделала это дважды, и лишь Россия, единственная из стран-экспортеров, пошла по пути внешних заимствований. Долг страны за год возрос на 23 миллиарда долларов, но это не спасло от дефолта.

Другой вопрос касался аукциона по продаже акций "Славнефти". Илларионов полагает, что государство могло выручить гораздо больше денег при надлежащей организации аукциона. Имели место не только плохое информирование возможных покупателей, но и искусственное сокращение числа конкурентов. Если не было полной уверенности в успехе аукциона, лучше было его отложить.

Надуманной назвал Илларионов проблему вывоза капитала. Утверждение о вреде вывоза капитала - миф. Свободное движение капитала является необходимым элементом экономики. Наша страна производит сегодня гораздо больше финансовых ресурсов, чем может использовать при данном уровне государственного вмешательства, то есть при нынешних высоких налогах и чрезмерном государственном регулировании. Да, Китай за год привлекает 50 миллиардов долларов иностранных инвестиций, но в Китае доля государственных расходов в ВВП вдвое ниже, чем в России, поэтому он может успешно использовать эти инвестиции.

Итак, по мнению Илларионова, уходящий год был неплохим по сравнению с тем, что было несколько лет назад, но если принять во внимание стоящие перед нами вызовы, то надо сделать гораздо больше.

Получится ли?